Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Сретение Господне — Праздник Света

Протоиерей Александр Шаргунов

ic052-1m

Праздник Сретения Господня заключает в себе все другие праздники Церкви. Вся история спасения содержится в этой встрече в Иерусалимском Храме. Пророки возвещали, что Мессия войдёт в Храм. И мы слышим на всенощной праздника в паремиях, что этот приход Его будет страшным. Бог войдёт в Свой храм как Тот, Кто — Огонь, к Которому невозможно прикоснуться, как ослепительный Свет, невыносимый для нашего зрения. И вот Мессия входит в Храм. Он — Первосвященник, и Он — Младенец. Это непостижимо, и это значит, что самое великое совершится в чрезвычайной простоте, в кротости и смирении.

Мы должны пережить этот праздник вместе с Божией Матерью. Вместе с Ней войти в Храм и принять от Неё Христа. Это страшно и дерзновенно. Мы знаем из Писания, что войти в Иерусалимский Храм было непросто. Там были различные дворы, а внутри Храма — различные помещения. Последнее из этих помещений было пустым. Но это было место встречи с Богом, куда только первосвященник мог войти раз в году. Одежда первосвященника была окаймлена маленькими колокольчиками, потому что, если он входил во Святое Святых недостаточно очищенным, он мог умереть в этом месте Храма, где Бог общается с человеком. Если звона колокольчиков больше не было слышно, тянули за веревку, привязанную к ноге первосвященника, чтобы вытащить его тело.

И вот Младенец входит в Храм, чтобы открыть доступ к Богу, чтобы Бог стал зримым для нас. Бог открывает Своё имя: Он — Свет. И старец Симеон, движимый Духом Святым, Который есть Огонь и Который есть Свет, с лицом, исполненным света, в ожидании полноты света, берёт на руки Младенца и видит, что это Тот, Кто просветит все народы. Не забудем, что это значит. Все народы были погружены в ночь, и язычники приносили своих детей в жертву идолам. Страшно думать, что эта ночь свирепствует и в сегодняшнем мире. Но вот Младенец становится Светом во откровение языков и славой Израиля. И старец Симеон узнаёт Младенца. Точно так же и пророчица Анна, как и он, исполненная Святого Духа. Этот праздник Света — праздник трепета жизни, трепета радости. Но эта жизнь должна отдать себя до конца. Этот свет радостен, но он также скорбен.

Всем крещёным и помазанным святым миром дан Дух Святой. Но как мы приняли Его? Загорелся ли Он в нашей жизни как небесный огонь, как свет, который не отступит от нас никогда, — как любовь? Бог есть любовь, Бог есть свет, Бог есть тепло (как не вспомнить нам беседу преподобного Серафима Саровского с Н.А.Мотовиловым на зимней русской поляне). Праздник Сретения, праздник встречи Бога с человеком — праздник Света, праздник очищения. Он возвещает, что Свет будет расти в мире.

Мы приняли Богомладенца Христа в Его Рождестве. И в Рождественскую ночь мы увидели Бога. «Люди, седящие во тьме видели свет велий». И этот Свет — Солнце, восходящее над миром, — растёт, и мы должны дать этому Свету расти в нас, чтобы Бог жил в нас, чтобы воды крещения стали огнём. Вначале вода превращается в вино — как на браке в Кане Галилейской. Человек нуждается в этом вине, в этой радости. Брачный пир не может длиться во все дни, но наша жизнь в Боге — постоянный брак Агнца, непрестанный праздник. И вода крещения превращается в вино, которое веселит благодатью. Потому что оно — выражение любви. И вино становится Кровью Господней во время Трапезы высшей Любви. Эта Кровь, проливаемая на Кресте, превращается в огонь Пятидесятницы, в свет, в опьянение благодатью, которое непреходяще.

a269m

Ныне Свет входит во мрак храма, в этот праздник. И человек встречается с Богом. Свет — это жизнь. Если не будет солнца, жизнь прекратится. Есть солнечный свет, который питает и греет нас. Но мы знаем, что мы призваны к большему, что мы нуждаемся в другом свете, во внутреннем Солнце. Это Солнце является нам смиренно и кротко, чтобы мы не обожглись Им — как иудеи, которые прикоснулись к Ковчегу Завета и были опалены присутствием Бога, заключённым в нём. Мы должны искать это Солнце, нам надо идти туда, где даётся благодать, подлинная жизнь, любовь. Мы должны искать Его во все наши дни — этот Свет, изменяющий, преображающий нас. Мы должны искать его всюду, где он находится: в Слове Божием, в причастии Тела и Крови Христовых, в молитве. Мы должны искать его в делах Христовой любви. Всякое дело неложной любви, которое мы совершаем, содержит Свет Христов, восходящий в наших сердцах даром крещения. И этот Свет уготовляет нас к ещё большей отдаче себя — по дару Христа.

Первые христиане говорили: «Отдай кровь и приими Дух». К этому зовёт нас сегодняшний праздник. К тому, чтобы мы открылись этому Свету. Всякий раз, когда кто-то всецело предаёт себя Богу, происходит воспламенение любви. И это пламя передаётся другим. В этом — смысл мученичества. Мученики — семя христиан. Отдавая свою кровь — свою жизнь, свою любовь — Богу и людям, они узнают чудо превращения крови в свет, в тепло, в жизнь. Это наша Пасха, которая становится Пятидесятницей вследствие принесения Себя Господом на Кресте любви.

Святые отцы говорят: «Нельзя никому открыть тайн веры, ищущий встречи с Богом должен открыться им». Свет зажигают не для того, чтобы хранить его под спудом, — он должен расти. Мы должны стать светом. Мы призваны к преображению. И всё, что мы не можем совершить, — будем испрашивать у Божией Матери, Которая есть первая Дарохранительница. Ей вручаем мы наши судьбы — Той, Которой душу прошло оружие в час спасения всех людей. Наша молитва сегодня об одном — чтобы мы могли Её даром встретить Христа, научаясь отдавать себя Богу и людям. Наша жизнь не имеет никакого смысла, кроме отдачи себя, когда мы сподобляемся стать в полноте причастными свету и жизни Господней.

vn001

Источник: «Русский дом», №2, 2012.

См. также: