Сегодня:

22 января 2018 г.
( 9 января ст.ст.)
понедельник.

Святитель Филипп, митрополит Московский.

Седмица 34-я по Пятидесятнице.
Глас 8.

Поста нет.

Попразднство Богоявления. Мч. Полиевкта (259). Свт. Филиппа , митр. Московского и всея России чудотворца (1569). Прор. Самея (X до Р.Х.). Свт. Петра, еп. Севастии Армянской (IV). Прп. Евстратия чудотворца (821). Прп.Ионы Киевского (1902). Сщмч. Павла пресвитера (1943).


Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Место Афона в пространственно-временной и духовной системе мировых координат

Олег Зиньковский


af005m

Афон – полуостров длиной более 50 километров, шириной около 10. Он отделен от греческой местности Халкидики полоской суши, по которой идет административная граница.

Таково положение дел в видимой реальности. Но все насельники Афона, все монахи и послушники в один голос именуют его «островом». Один мой знакомый афонит идет еще дальше и называет внешнюю Грецию, начиная с портового Уранополиса – «материк».

Это не связано с географией. Это связано с мироощущением. Или – как теперь принято говорить – с самоидентификацией обитателей Афона. Они полагают себя островитянами. И ясно почему. Есть такой общеизвестный кондак на поминовение усопших. А в нем слова – «житейское море, воздвизаемое зря».

Вот это самое море, море мирских страстей и  искушений, нравов и законов, омывает Афон. Летят брызги, волны подмывают скалы. Но остров стоит. Монахи молятся Богу за спасение себя и спасение мира, наблюдая за бурей со своего острова. Как некогда зорко следили с пиргов – сторожевых башен – за появлением вдали кораблей. В средние века эти корабли чаще всего несли несчастье. Пиратов или иных злодеев на борту.

Сейчас, похоже, монахи не обязательно видят в окружающем мире угрозу. Все они пришли оттуда. У всех там близкие. Потому мир скорее жалеют. В любом случае рассматривают его как нечто иное, инакое, иноположенное. Может быть, пройденное, уже преодоленное на их пути к Богу. Может быть, просто оставшееся за порогом. На карте афонитов Св.Гора это центр земли, «земной удел Богородицы», что для них по сути одно и то же. А мирская жизнь – преддверие этого удела, расположенное не поблизости, а где-то очень далеко.

Итак, есть два Афона, видимый и невидимый, внешний и сокровенный. На горизонтали географических координат Афон – полуостров в греческом регионе Македония. На духовном плане – центральная точка мирового пространства, остров молитвы и покоя, омываемый бурным морем искушений и страстей.

А что же вертикаль? В ощущаемой реальности все ясно. Изрезанный средиземноморский ландшафт венчает вознесшаяся посреди него вершина. Она точно измерена. Ее высота 2033 метра.

Но греки называют весь Афон, все его 20 монастырей, сотни скитов и келий «святой горой», Agios Oros. Человека случайного это может запутать. Ведь горный пик – лишь часть того, что физически является Афоном, его символ, который олицетворяет целое, но не может его исчерпать.

af002mПлощадь Афона более 300 квадратных километров. Вершин в окрестностях много. Монастыри и скиты расположены не на самой Афонской горе, а по соседству. Гора же безлюдна. Там стоит церковь Преображения. Считается, что хотя бы раз каждый житель Афона и каждый паломник должен подняться наверх к этой церкви, к пику, откуда ближе всего до небес. «Кажется, что один шаг – и в раю», сказал мне послушник из монастыря св.Пантелеймона.

И это уже другая система координат, незримая. На ней Афон, действительно, не только остров, но и гора. А также – как еще говорят монахи – лестница, «лествица» по-церковнославянски. По этой горе, по этим ступеням подымаются всю жизнь. Иногда падают. Фрески с монахами, которые карабкаются в рай, украшают почти каждый местный храм.

Итак, на вертикальной оси духовных координат Афон это гора, а точнее место для подъема от житейского моря, омывающего остров Афон, от грешной земли к небу, к свету Христову, к инобытию.

Кроме двух осей пространственных координат, есть еще одна. Ось времени. Часы на Афоне и за пределами его вроде бы идут с одинаковой скоростью, тикают в такт. Но время ощущается и течет по-разному.

Все знают, что афониты измеряют часы, как в Византии. Их день начинается с момента захода солнца и потому опережает наше привычное исчисление – на три часа летом и на пять зимой. Но это скорее внешнее, поверхностное различие. Есть и более глубокое.

Каждому бросается в глаза размеренность, спокойная сдержанность афонского уклада. Монахи говорят об этом так: «Нам спешить некуда. У нас впереди вечность». И впрямь, куда торопиться людям, которые полагают 60, 70 или 80 лет своего земного бытия лишь мимолетной прелюдией к жизни бесконечной?

Эта неспешность кажется свойственной не только жителям Афона, но и самой святой Горе. Время, которое повсюду ускоряется, здесь утекает медленно, почти стоит на месте.

Впервые я оказался на Афоне в 1997 году. В ту пору там не везде было электричество, мобильная связь казалась диковиной. Были далеки и катаклизмы нулевых: нападение на Нью-Йорк, войны в Ираке и Афганистане, рост угрозы исламского терроризма, невиданное обострение межкультурных и межрелигиозных конфликтов. А еще экологические и техногенные катастрофы, аварии и крушения с тысячами жертв, распады государств, глобальный экономический кризис.  Все это за 15 лет! Кажется, сама Земля сейчас крутится быстрее. Никогда еще история так не сжималась. Никогда в единицу времени не происходило так много событий, большей частью тревожных.

А на Афоне все идет своим чередом. Изменения есть, конечно. Гору покрыла сеть грунтовых дорог. Вьючных мулашек заменили джипы и грузовики. В обителях появились горячая вода, современные уборные и даже подключения к интернету.

Не всем новшества по душе. Вдоль уединенной тропы между Ватопедом и Эсфигменом лежат по кустам и откосам аккуратно спиленные столбы электропередач. Спилы старые, уже поросли мхом. Кто-то защищался от прогресса. Но не преуспел. Свет и телефон на Афоне теперь повсеместны.

И все же вся техника, все достижения цивилизации, проникшие на святую Гору,  кажутся средством, а не целью. Используют их, а не они. Монахи затемно идут на службу уже не со свечой, а с фонариком. Но сама служба за века не изменилась ни на слово. Уклад нерушим.

Так и должно быть. Афон это еще и традиция. Форма здесь слита с содержанием. Содержание духовно питает форму, форма охраняет его. Разрыв этой симфонии чреват угрозой. Не только Афону. Всем нам. Среди насельников св.Горы распространено предание о том, что конец Афона означал бы и конец нашего устоявшегося, привычного, видимого мира.

Эсхатологический прогноз тревожен. Но пути Господни сокрыты, и нам не дано предсказать последние времена. Афониты же видят высшую задачу в том, чтобы молиться не только за свое спасение, но и за спасение всех людей. В этой точке разные оси координат совмещаются вновь.

Миру нужна молитва. И он центростремительно ищет источник ее силы, угадывая его на Афоне. Афон же неустанно молится, выражая так свою любовь к Богу и тварям Его. И благодать этой молитвы с центробежной щедростью выплескивается окрест, на мир, на нас, обитающих в нем.

2 июля 2012 года.




Источник: Газета Радонеж



См. также:

Иеромонах Макарий (Макиенко). Русская Лампада на Святой Горе
Митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас). Богословие святого Силуана Афонского