Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Евангелие дня: Среда, 6 / 19 сентября

Седмица 16-я по Пятидесятнице

Протоиерей Александр Шаргунов


Мк., 29 зач., 7:14-24


nt040-1m

По обыкновению Господь преподает народу поучение в образах. А ученикам наедине объясняет смысл притчи. Бог — не тиран, который находит удовольствие в том, чтобы возлагать на подданных свое иго. Бог — любящий Отец, который желает нам блаженства. И Он учит тому, что может сделать нас навеки счастливыми. Заповеди, которые Он нам дает, — не бремена неудобоносимые, не ограничение нашей свободы, а путь и свет к обретению ее. Это ориентиры, которые помогают нам предпочесть лучшее худшему, то, благодаря чему мы можем узнать блаженство уже здесь на земле, а не только в вечности. Всякое даяние благое исходит от Отца светов. Установления Божии были мудростью и разумом богоизбранного народа. Этот народ был великим и счастливым народом, когда он следовал наставлениям Господним. И он впадал в бедствия, когда оставлял их. Так было и так будет со всеми людьми и со всеми народами. Никто не может отрицать, что жизнь была бы несравненно более счастливой на этой земле, если бы все следовали заветам Божиим.

Закон Моисеев, Закон Божий, данный иудейскому народу, предуготовлял принятие Христова благовестия всеми народами. Однако этот Закон касался не только предписаний религиозного и нравственного характера. Он содержал в себе также то, что мы называем сегодня сводом гражданского и уголовного законодательства, правила поведения в семье и в обществе, в том числе гигиенические и медицинские указания. В Моисеев Закон были включены Божественные предписания, но также и человеческие предания, одобренные Богом. Несмотря на запрет Божий: «Не прибавляйте ничего к тому, что Я вам заповедал» фарисеи прибавили к Закону множество своих установлений, которые были только «учением человеческим», порою смехотворно мелочным, отчего Закон становился совершенно неисполнимым.

Таким образом, не все в Моисеевом Законе было равно значимым. Божественные предписания были более важными, чем человеческие установления. Об этой неспособности отличить главное от второстепенного и говорит Господь фарисеям. «Вы устраняете слово Божие преданием вашим, которое вы установили». Разумеется, полагается мыть руки перед едой. Нигде не сказано, что апостолы сели за трапезу с грязными руками. Очевидно, что они упустили обрядовое омовение. Но важнее хранить свое сердце чистым. «Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство». Этот внушительный черный список грехов повторит в своих Посланиях, говоря о людях последних времен апостол Павел.

Не впадают ли иногда христиане в заблуждение фарисеев? Мы приходим в храм на молитву. И это наш долг. Но не забываем ли мы о других, не менее важных, а порой, может быть, более важных наших обязанностях? Спешим, как священник и левит из евангельской притчи, в храм, не желая видеть страдания окружающих нас людей. За Божественной Литургией мы участвуем со всеми в принесении Богу жертвы хвалы, любви, прошения за себя и за всех. Не является ли это для нас часто внешним соблюдением того, что установлено Церковью? «Приближаются люди сии ко Мне устами своими, сердце же их далеко отстоит от Меня». Не о нас ли это сказано, не о наших ли, ставшими слишком привычными, молитвах? Что мы делаем со словом Божиим, которое мы слышим? Стараемся ли изо всех сил исполнить его?

Это Евангелие — о внутреннем и о внешнем. «Важнее всего, — говорит нам Христос, — то, что внутри, наше сердце». В сердце все рождается, и все определяется им. Если сердце — доброе, все будет добрым. Если сердце злое — все будет злым. Если сердце чистое — все будет чистым. Сердце — место, откуда все исходит, доброе и злое, любовь и ненависть, чувство мести и чувство примирения и прощения. Наше сердце никогда не бывает совершенно добрым или совершенно злым, кроме тех случаев, когда враг входит в нас или касается нас благодать Христова. Обыкновенно в нем намешано много всего. Иногда это — прекрасное, иногда — безобразное. Иногда — щедрость самоотдачи, иногда — зависть. «Мы должны быть внимательными, — говорит Господь, — к нашему сердцу». Без благодати Христовой, без слова Божия, без заповедей Его, без таинств Церкви никто не может соделать чистым свое сердце. И это не происходит в один день. Надо всегда начинать сначала, потому что нас может иногда заносить и отбрасывать назад. И потому что можно обманываться относительно себя. Внешне может все казаться замечательным, ровным, нормальным, а в глубине нашего сердца в это время могут возникать мысли и чувствования, недостойные того, чем мы хотим быть, и того, что замыслил о нас Бог.

Чтобы обрести подлинную чистоту сердца, мы не должны ограничиваться добрыми чувствами, но стараться явить в нашей жизни ту правду, ту любовь, то сострадание, к которым мы стремимся. И мы должны — ради чистоты нашего сердца — хранить себя неоскверненными от мира. Как часто нас влечет к дорогам, которые далеки от того, чтобы быть лучшими. Как часто мир — место, где самые прекрасные качества сердца, ставятся ни во что. Как часто мир — несправедлив, жесток, безжалостен, циничен. Если не хранить свое сердце, можно, живя в мире, уподобиться ему — стать как он — жестоким, несправедливым, равнодушным к страданиям других. И всем тем, о чем говорит Христос, предупреждая нас о страшных духовных недугах, живущих в нас. Мы не должны позволять миру изменить нас к худшему, напротив, мы призваны так изменять мир, чтобы и ему через нас передавалась та чистота, которую дает нам Господь.

«И, отправившись оттуда, Господь пришел в пределы Тирские и Сидонские; и, войдя в дом, не хотел, чтобы кто узнал; но не мог утаиться». Так начинается проповедь Спасителя за пределами Израиля. Его ответ книжникам и фарисеям о том, что на самом деле является «чистым и нечистым», был подготовкой к этому. И язычников Господь призывает ко спасению. Благая весть обращена ко всем людям. Однако оттого что закон Моисеев запрещает общаться с язычниками, Господь приходит туда тайно. Но свет солнца жизни не может нигде утаиться.



vn001

См. также:

Протоиерей Александр Шаргунов. Евангелие дня.