Сегодня:

17 января 2018 г.
( 4 января ст.ст.)
среда.

Собор 70 апостолов.

Седмица 33-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Поста нет.

Собор 70-ти апостолов : Иакова , брата Господня, Марка и Луки евангелистов, Клеопы, Симеона , Варнавы , Иосии (Иуста), Фаддея , Анании , первомч. архидиакона Стефана , Филиппа , Прохора , Никанора , Тимона , Пармена, Тимофея , Тита , Филимона , Онисима , Епафраса, Архиппа , Силы , Силуана, Крискента, Криспа, Епенета, Андроника , Стахия , Амплия , Урвана , Наркисса, Апеллия, Аристовула , Родиона (Иродиона), Агава , Руфа , Асинкрита , Флегонта, Ерма, Патрова, Ермия, Лина, Гаия, Филолога, Лукия, Иасона, Сосипатра, Олимпа (Олимпана), Тертия, Ераста , Куарта , Евода, Онисифора, Климента, Сосфена, Аполлоса, Тихика, Епафродита, Карпа , Кодрата, Марка, Зины, Аристарха , Пуда, Трофима , Марка, Артемы, Акилы , Фортуната и Ахаика, Дионисия Ареопагита и Симеона Нигера. Прп.Феоктиста, игумена Кукума Сикелийского (800). Свт. Евстафия I, архиеп. Сербского (ок. 1285). Прмч. Зосимы , пустынника Киликийского и мч. Афанасия комментарисия (III-IV). Прп. Ахилы , диакона Печерского (XIV). Сщмчч. Александра, Стефана и Филиппа пресвитеров (1933). Сщмч. Николая пресвитера (1939). Сщмч. Павла пресвитера (1941).


Апп.: Рим., 96 зач. (от полу́), VIII, 8-14. Лк., 50 зач., X, 1-15.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Законопроект направлен на разрушение семьи, и никак иначе

a011-2m

Нижняя палата российского парламента 26 сентября 2012 года приняла в первом чтении законопроект о введении в стране так называемого «социального патроната» — своего рода внешнего наблюдения за семьями, в которых есть несовершеннолетние дети, передает РИА «Новый Регион». За новый законопроект проголосовали 303 депутата. Против активно выступили представители фракции КПРФ, заявившие, что этот документ станет одним из инструментов ювенальной юстиции, которая угрожает разрушению института семьи.

Согласно принятому законопроекту,

… социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства в случае, если по результатам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства, установлено, что родители создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение, и при этом отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Поводом для такого обследования и назначения социального патроната может стать заявление ребенка, достигшего 10-летнего возраста, письменное обращение одного из родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего.

В документе говорится:

При выявлении по результатам обследования оснований для установления социального патроната орган опеки и попечительства издает акт об установлении социального патроната, осуществляемого органом опеки и попечительства в отношении семьи, находящейся в социально опасном положении, и утверждении плана организации социального патроната. Социальный патронат в отношении семьи, находящейся в социально опасном положении, устанавливается органом опеки и попечительства с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста.

Критики этого законопроекта сразу же обратили внимание на расплывчатые формулировки, по которым может быть введено «внешнее наблюдение» за семьей, что позволит чиновникам действовать на свое усмотрение. Фраза о том, что «родители создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение», может трактоваться совершенно по-разному, нет четких критериев, что считается «нормальным воспитанием» ребенка. В этой ситуации вовсе не исключена коррупция и попытки сведения счетов с гражданами, а патронат станет еще одним инструментом репрессий.

Выступая на заседании Госдумы, депутат от КПРФ Алевтина Апарина отметила, что против введения в России ювенальной юстиции активно выступили не только политики, но и известные ученые и деятели культуры. В то же время собрано почти 150 тысяч подписей против таких нововведений, которые угрожают разрушению института семьи. По ее мнению, наличие такого количества подписей граждан является достаточным основанием для того, чтобы, как минимум, отложить рассмотрение этого законопроекта. Также она напомнила, что в ходе президентской предвыборной кампании Владимир Путин заявлял, что мнение такого числа граждан должно учитываться в подобных случаях.

В то же время она выступила за проведение широкой общественной дискуссии и проведение референдума по этому вопросу, поскольку это непосредственно касается каждого гражданина. «Законопроект направлен на разрушение семьи, и никак иначе. Это еще один инструмент ювенальной юстиции», — заявила депутат. По ее словам, это нововведение приведет не только к разрушению семьи, но и снижению рождаемости.

«Молодые родители уже сейчас не очень торопятся заводить детей, тем более второго ребенка, а это значит — недостаточно средств. Они (органы опеки) придут, посмотрят в холодильник и скажут, что вы не можете обеспечить ребенка», — сказала Апарина и отметила, что таким образом также начинается уничтожение материнства. «Не случайно несколько десятков матерей покончили жизнь самоубийством после того как у них отобрали ребенка», — сказала она.

По ее словам, по сути, возрождаются «тройки», которые свободно могут принимать решения на свое усмотрение без суда. «Но почему ребенок не обеспечен продуктами? Потому что 80% населения малообеспеченные. Давайте обеспечивать родителей, чтобы они могли обеспечить семьи», — подчеркнула депутат. Она назвала поддержку этого законопроекта преступлением.

Её коллега по фракции Николай Коломейцев также обратил внимание, что Госдума наштамповала законы, которые ухудшают положение граждан, что создает условия для массового применения карательных мер по отношению к семье. Он отметил, что после вступления России в ВТО, одобренного «единороссами» и руководством страны, количество безработных будет только увеличиваться, что очень сильно ударит по благосостоянию российских семей. «После вступления в ВТО уровень безработицы и невыплаты заработной платы уже в 10 раз выросли по отношению к прошлому году. Скажите, пожалуйста, детей безработных родителей вы разве сможете этим инструментом уберечь? Нет. Мы не можем поддерживать бессмысленные и вредные законы», — заявил Коломейцев.

Голосование по вопросу выглядело следующим образом:

«Единая Россия»:
«за» — 236,
«против» — 0,
«возд.» — 1 (Курбанов),
«не голосовал» — 1 (Евгений Федоров).
КПРФ:
«за» — 0,
«против» — 88,
«возд.» — 0,
«не голосовал» — 4 (О. Куликов, Новиков, Плетнева, Романов).
ЛДПР:
«за» — 6 (Губарева, Журавлев, Свергунова, Селезнев, Сироткин, Таскаев),
«против» — 0,
«возд.» — 0,
«не голосовал» — 50.
«Справедливая Россия»:
«за» — 61,
«против» — 0,
«возд.» — 0,
«не голосовал» — 2 (Музыкаев, О. Нилов).

С принятием этого законопроекта, говоря словами руководителя движения «Семья, любовь, Отчество» Людмилы Рябиченко и члена Центрального совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ России Ольги Летковой, формируется принципиально иная политика в отношении семьи.

Законопроект предусматривает легитимизацию вторжения государства с профилактическим обследованием в любую семью, установление на основе субъективных критериев некоего статуса семьи (социально опасное положение, трудная жизненная ситуация), предполагающего её неспособность самостоятельно справляться с обстоятельствами жизни, установление со стороны социальных служб внешнего контроля над семьёй, подписание с семьёй договора о социальном патронате.

Социальный патронат — это не что иное, как способ контроля государства над семьей. В соответствии с концепцией данного законопроекта, органы опеки и попечительства могут по любому сигналу проверить семью — как она живет, содержит и воспитывает своих детей — и признать ее находящейся в социально опасном положении. Причем никаких критериев, какой семья должна быть, и признаков, по которым семья может быть отнесена к категории социально неблагополучных, не имеется. Не имеется этого и в действующем семейном законодательстве.

По определению данного законопроекта, в социально опасном положении находится семья, которая недостаточно правильно воспитывает и содержит своих детей. Что будет правильным и неправильным, решать станут органы опеки и попечительства. Они будут иметь право приходить в дома — вопреки конституционной норме неприкосновенности жилища, частной собственности и частной жизни. По законопроекту, эти органы получают право: входить в жилые помещения, составлять акты и по результатам таких проверок признавать семью находящейся в социально опасном положении и назначать некий план исправления семьи.

В законопроекте такой план исправления называется «помощью», однако при этом раскрывается, что помощь будет исключительно педагогическая и методическая, то есть это будут некие предписания по воспитанию и содержанию детей, которые обязаны будут исполнять родители (что они должны купить, как себя вести и т. д.).

В законопроекте сказано, что социальный патронаж осуществляется исключительно на добровольной основе, только по заявлению самих родителей. Но при этом есть положение, в котором говорится, что если родители отказываются от предлагаемого плана исправления семьи, то социальные работники подают заявление в суд о лишении матери и отца родительских прав. В результате суд может либо ограничить родителей в правах на ребенка, либо лишить родительских прав. Если суд не найдет причин для лишения или ограничения родительских прав, то социальный патронат назначается принудительно. Таким образом, если родители отказываются от социального патроната, то он все равно либо будет назначен принудительно, либо по суду из семьи заберут ребенка и родителей лишат родительских прав.

Ключевым здесь становится именно создание схемы понуждения родителей к собственноручному подписанию согласия на отобрание собственного ребёнка (при условии невыполнения оговорённых опекой условий) — как ложно воспринимаемой ими отсрочке приговора опеки. Согласно отечественным нормам права, договорные отношения регулируются только двумя субъектами договора, и государство затем в них не вмешивается. Поэтому, как только родители подписали «согласие на изъятие у них ребёнка в случае, если...», то понятием, определяющим дальнейшую логику событий, становится именно «согласие на изъятие ребёнка», а «если...» становится лишь частностью подписываемого соглашения, и оспорить такой «добровольный договор» затем невозможно.

Согласно данному законопроекту, не только суд может лишить родителей родительских прав. В законопроекте сказано, что и органы опеки и попечительства имеют право проводить социальный патронат как внутри семьи, так и с помещением ребенка в приют, то есть имеют право отобрать ребенка в любой момент.

Если сейчас органы попечительства заявление об изъятии ребенка из семьи обязаны подавать в высшие органы власти, то в новом законопроекте изменяется их статус — они сами становятся органами власти и сами принимают решение о том, чтобы забрать ребенка из семьи или лишить родителей родительских прав. Соответственно возникает очень мощная ювенальная система западного типа, при которой социальные службы собирают досье на родителей и в любой момент могут вынести свое решение относительно любой семьи.

Международная практика дает огромное число примеров того, как в случае, если социальный патронат семьи по каким-то причинам не принес результатов, органы опеки подавали иск в суд о лишении родителей родительских прав. Это называется «профилактикой социального сиротства» и якобы направлено на сохранение семьи. Один из последних примеров: в Швейцарии из семьи забрали двух мальчиков-близнецов в связи с тем, что у них был избыточный вес. Социальные органы предписали родителям снизить вес детей — посадить их на диету. Семья полгода жила под прицелом видеокамер, родители точно выполняли все предписания. Дети не похудели — и в итоге их забрали в приют. Ответ на вопрос, помогают ли такие меры сохранению семьи, однозначен: мнение юристов, общественности, экспертов, специалистов сводится к одному: нет, не помогают.

В международной практике можно найти немало примеров, когда органы опеки предписывали в течение буквально нескольких дней провести ремонт в квартире, обеспечить ребенка кроваткой, детским местом и т. п. и только после этого обещали вернуть ребенка в семью либо поставить вопрос о лишении родительских прав.

Такая практика сейчас уже имеется и у нас, несмотря на то, что, согласно Конституции Российской Федерации, у нас невозможна дискриминация по социальному признаку. Однако здесь налицо как раз дискриминация по социальному признаку, потому что если у родителей нет денег и они не могут выполнить данные им предписания, то их лишают детей. Представители общественности часто вынуждены помогать семьям, которые попадают под прицел органов опеки, получая такие «планы исправления».

Согласно законопроекту, социальный патронат будет осуществляться не только по заявлению родителей, соседей, сигналов из школ, садов и т. п. Он может быть назначен по заявлению самого ребенка по достижении им 10-летнего возраста. По мнению законодателей, 10 лет — достаточный для ребенка возраст, чтобы понять, нарушают ли родители его права, и заявить об этом в соответствующие органы, после чего будет установлен контроль за семьей. Несложно представить, как это будет выглядеть: если родитель что-то запретил ребенку, чего-то не дал, куда-то не пустил, то тут же появятся социальные органы. Понятно, что в такой ситуации авторитет родителей, нормальные отношения в семье и сам процесс воспитания ставятся под большой вопрос.

По законопроекту, государство выделяет органам опеки 870 млн. рублей. Причем в пояснительной записке по финансово-экономическому обоснованию этого законопроекта сказано, что эти деньги пойдут на выплаты специалистам, которые будут проводить патронирование семей. На поддержку семей, на решение их проблем — для создания достаточных условий для воспитания и содержания детей — средств не выделено. Причем система финансирования органов опеки сдельная: чем больше семей берется в патронирование, тем большее финансирование эти органы получают. Просматривается прямая заинтересованность органов опеки и попечительства признавать социально опасными как можно больше семей.


По материалам СМИ.