Сегодня:

19 ноября 2017 г.
( 6 ноября ст.ст.)
воскресенье.

Варлаам Хутынский.

Неделя 24-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Поста нет.

Свт. Павла исп., патриарха Константинопольского (350). Прп. Варлаама Хутынского (1192). Мцц. Текусы, Александры, Полактии, Клавдии, Евфросинии, Афанасии и Матроны (III). Прп. Луки Тавроменийского (800-820). Прп. Луки , эконома Печерского (XIII). Свт. Германа , архиеп. Казанского (1567). Прп. Варлаама Керетского (XVI). Сщмч. Никиты, еп. Орехово-Зуевского, Анатолия, Арсения, Николая, Николая, Константина пресвитеров., прмчч. Варлаама и Гавриила, Гавриила, прмцц. Нины и Серафимы (1937). Сщмч. Василия пресвитера (1938).


Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Слово о божественном посеве

в день памяти Апостола Иакова Алфеева
(9/22 октября)

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)


ic077m

Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет;
а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет.

(2Кор. 9:6)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!


Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Этот мир полон чудес Божиих. Неизъяснимые явления окружают нас, совершаются ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Мы привыкли к ним, мы объясняем происходящее законами природы, забывая порой о Божественном Законодателе. Но ведь земные науки способны отражать лишь простейшие связи: «после того-то обычно происходит то-то», «такой-то процесс обычно протекает так-то».

Посредством логических схем, терминов и формул иногда удается объяснить «как», но неизменно безответным остается вопрос «почему»? Настоящие причины и истинные следствия для земного рассудка скрыты завесой тайны. Мы не видим несметного множества чудес Господних, потому что мы духовно слепы.

Среди простых и будничных, но непостижимых и неизъяснимых явлений – чудо прорастания семени. Семена, крохотные комочки вещества, преображаются в травы, цветы, величественные деревья, могучие леса. Прорастание семян – образ нашего преображения в вечности, нашего бессмертия. По слову апостольскому, «при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное» (1Кор. 15:42-44).

Подобно зернам в сырой и темной почве, мы посеяны в этом временном и смертном, «лежащем во зле» мире. Земная жизнь для нас это испытание на всхожесть. Мы не можем знать, чем станем за гранью здешнего существования: окажемся ли ни на что не пригодными колючими сорняками или присоединимся к золотому урожаю Царства Небесного. Но в отличие от не осознающих себя семян растений, человек наделен чувствами, разумом, свободой воли, он – зерно одушевленное и одухотворенное, он способен стать не только семенем, но и сеятелем.

Священное Писание именует «семенем» Самого Христа, Сына Божия. После согрешения первых людей Адама и Евы сами они и все их потомки лишились рая Божия и оказались в мире, подвластном злобе, обреченном смерти. Постепенно омрачившееся человечество забывало о своем Всевышнем Создателе, и лишь лучшие сердца и умы тосковали по Небесному Отцу, искали утраченную тропу на Небеса. Вселюбящий Господь откликнулся на призыв величайшего из таких искателей, святого Патриарха Авраама, нареченного «отцом верующих». Всевышний обещал, что в семени Авраамовом вернется благословение и благоволение Божие к роду человеческому. Возвращение Бога к людям сбылось в Пришествии на землю Вочеловечившегося Сына Божия, Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Толкование этого мы находим в посланиях апостольских: «Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: и потомкам, как бы о многих, но как бы об одном: и семени твоему, которое есть Христос... Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись... Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:16, 26-27, 29).

Христос после Своего Вознесения оставил на земле всего одиннадцать ближайших учеников – апостолов. Казалось бы, какая незначительная, какая жалкая горсточка одухотворенных семян для необозримого, закосневшего в злом бесплодии мира. Но не ветром, а Божественной любовью окрыленные, обошли святые апостолы близкие и далекие страны, повсюду преображая и оживотворяя человеческие души благой вестью о Боге Спасителе. Живые семена Христовы, сами ставшие сеятелями, они взрыхлили и сделали плодоносной омертвевшую почву земного бытия. Те, кто открывал свои сердца для принесенного ими благовестия веры, надежды, любви, для Царства Божия «приносили плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат» (Мк. 4:20).

Божественный посев изменил мировоззрение человечества: в глазах постигших вечную истину утратили всякую цену сила, богатство, греховные наслаждения и прочие тленные ценности нашего мира и вместо них воссияли сокровища бессмертия – доброта, чистота, святость. Слово Божие, разнесенное по миру горсткой учеников Господних – безоружных, бедных, незнатных – одухотворило и повело к вечному спасению многие миллионы людей. Исполнилось и поныне исполняется предреченное Христом Спасителем в притче: «Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его» (Мф. 13:31-32).

Среди маленькой горстки величайших благовестников, в кругу апостольском, святой Иаков Алфеев был прозван «малым», или «меньшим». Так называли его, чтобы отличить от святого Иакова «большого», Зеведеева, «сына Громова», одного из трех избраннейших избранников, который был спутником Христа на Фаворской горе Преображения и в Гефсиманском саду перед Распятием. А о святом Иакове Алфееве в Евангелии говорится лишь как об одном из учеников: его имя упомянуто в числе апостолов, которым Христос «дал власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь» (Мф. 10:1); он назван среди благовестников, бывших свидетелями Вознесения Господня, а затем «единодушно пребывавших в молитве и молении» (Деян. 1:14) в Сионской горнице и сподобившихся сошествия Духа Святого в виде огненных языков. Святого Иакова «малого» мы не видим ни заявляющим о своей любви и верности, как святой Петр, ни стремящимся к первенству, как «сыновья Громовы», ни задающим вопросы, как святой Филипп, ни упорствующим, как святой Фома. Святой Иаков Алфеев словно бы только вбирает в себя увиденное и услышанное от Христа Господа, словно бы растворяется в апостольском кругу.

Немногое сообщает о святом Иакове «малом» и его житие. Как и все благовестники, он «отправился к язычникам проповедовать Христа и наставлять заблудших на путь спасения, врачевал различные недуги, отгонял от людей духов лукавых, сокрушал идолов, попалял тернии безбожия, насаждал веру и взращивал благочестие». По дальности, длительности и видимой трудности благовестнические дороги святого Иакова несравнимы с грандиозными апостольскими странствиями святых Фомы Близнеца и Андрея Первозванного, проповедовавших даже за пределами почитавшейся всемирной Римской империи. Святой Иаков нес слово Божие в страны Ближнего Востока, обходя города Палестины, Сирии, Египта. Но на этом не столь далеком пути вместо прозвища «малый» он стяжал новое славнейшее прозвание: святого Иакова стали называть Божественным семенем.

Мы знаем, какие всходы поднялись и какой урожай был собран в краях, по которым прошел этот смиренный апостол, ставший боговдохновенным семенем и сеятелем Господним. В местах его проповеди созидались и крепли великие Восточные Патриархаты: Иерусалимский, Антиохийский, Александрийский; в Сирии возникло первое в истории человечества христианское государство – царство Осроена.

О святом Иакове «малом» в житии сказано, что он «многое множество людей привел ко Христу». Просто, даже стандартно звучит эта фраза, но что в ней скрыто? Каждый человек – существо малое: ничтожное по месту, занимаемому в пространстве, и по времени земной жизни, уязвимое и беззащитное перед стихиями, болезнями, смертью. Но за ничтожностью материальной оболочки человека – необозримость его душевного мира, вселенной мыслей, чувств, стремлений. Недаром средневековая философия именовала человека микрокосмом, то есть малым космосом: малым внешне, но великим по значению. И весь макрокосм – большой космос, вся материальная вселенная с ее красотами и чудесами, многоцветьем земной природы, звездами и галактиками, по сути, всего лишь рама для картины микрокосма, любимейшего и совершеннейшего творения Божия – человека.

Каждый из нас ощущает свою внутреннюю вселенную, живет в ней и ею. Но беда в том, что греховной нечистотой мы помрачаем в себе Божественный образ, и потому не видим душевной неисчерпаемости внутренних вселенных ближних наших, причиняем им обиды и делаем зло. Мы стали слепы друг к другу, а потому попираем то единство в любви, для которого создал и к которому призывает нас Вселюбящий Бог.

В этом нашем искаженном мире все смертно, все обречено уничтожению, кроме наших внутренних вселенных, бессмертных душ человеческих: только они на земле являются сокровищами вечности. Вот почему возрождение любой человеческой души, ее возвращение в вечную семью Отца Небесного становится радостью для всего мироздания: «Бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся» (Лк. 15:10). И трудами святого Апостола Иакова «малого», который «многое множество людей привел ко Христу», возжжено на Небесах многое множество вечных светил, спасенных от мрака и горящих любовью вселенных.

Святой Апостол Иаков Алфеев сподобился увенчать свой земной путь высшей честью и славой: славой мученической смерти во имя Божественной любви. Земное страдание дарует вечное очищение; и еще в Ветхом Завете сказано было: «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои» (Пс. 125:5-6).

А полнота новозаветного христианского служения есть служение жертвенное, по слову Самого Господа Иисуса, «истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падшее в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой... Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Ин. 12:24-26; Мф. 16:24).

Верным последователем Сына Божия и в образе Его жития странствующего проповедника, и в Его Крестной смерти стал святой Иаков Алфеев: за благовестие о Христе доблестный Апостол был распят язычниками в египетском городе Острацине. О вечной славе его возвещает житийное сказание: «Он сеял семя Небесное, собирал жатву спасения человеческого и окончил земное течение свое Христовыми стопами… И было собрано сие Божественное семя, святой Иаков, с плодами, принесенными сторицею, в Небесную житницу; там, насыщаясь сам видением Лица Божия, он и для нас ходатайствует своими молитвами о том же насыщении».

Истинное счастье может быть только бессмертным, бесконечным. Таким счастьем стало для верных Пришествие Христа Искупителя, вновь открывшего людям путь в Царство Божие. Но не радостью, а ужасом стало явление Божественного света для закосневших в нечестии и помрачении. Грозно звучало пророчество святого Иоанна Предтечи о долгожданном Мессии: «Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым» (Мф. 3:12).

Священное Писание четко разграничивает «сынов света» и «сынов противления», «сынов Божиих» и «сынов погибели». Человек, как разумное и свободное зерно в почве падшего мира, сам выбирает, к чему стремиться и в чем возрастать – в добре или во зле, каким становиться семенем – Божественным или диавольским. Мы сами своими собственными делами и помыслами превращаем себя или в золотую пшеницу, достойную Небесных закромов, или в пустую солому и, хуже того, сорняки с ядовитыми ягодами, обрекшие себя адскому пламени.

Картину Божественного посева подробно рисует в притче Божественный Сеятель Христос:

Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человек сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою... Сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы – сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!

(Мф. 13:24-30, 37-43).

Каждый, в меру данного от Бога таланта, может возрастать к Царству Небесному: некоторые в духовном служении, некоторые – в общественном, некоторые – в искусстве или науке, кто-то просто в будничном труде, в тихом семейном кругу, в благочестии и молитве.

Подвига сверх сил ни от кого не требует Вселюбящий Небесный Отец, и каждый способен достичь счастливейшей вечности. Но увы, сколь часто мы видим, как люди, щедро одаренные умственными или творческими способностями, обращают эти дары Господни против Всевышнего Дародателя, превращают себя в семя диавольское. Философ измышляет убийственную теорию, писатель пропагандирует насилие, поэт воспевает порок, кинорежиссер разжигает похоть… Подобные «гении» не только губят собственные души, но и сеют в мире ядовитый соблазн, ввергая множество «малых сих» в вечную пагубу. На земле они опьянялись «смрадом мирской славы», ибо «лежащий во зле мир» охотно восхваляет творцов зла. Но чем изощреннее и привлекательней была изготовленная ими отрава, тем чудовищнее их загробная участь. По библейскому пророчеству, «так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю» (Ос. 8:7). И.А. Крылов в одной из своих басен описывает, как горит в преисподней некий сочинитель, который жалуется на то, что страдание его страшнее, чем у томящегося рядом разбойника. В ответ на сетования этого «безобидного» писателя звучат грозные слова:

Ты ль Провидению пеняешь?
И ты ль с разбойником себя равняешь?
Перед твоей ничто его вина.
По лютости своей и злости
Он вреден бы, пока лишь жил;
А ты… уже давно твои истлели кости,
А солнце разу не взойдет,
Чтоб новых от тебя не осветило бед.
Твоих творений яд не только не слабеет,
Но, разливаяся, век от веку лютеет…
Смотри на злые все дела
И на несчастия, которых ты виною!
Вон дети, стыд своих семей,
Отчаянье отцов и матерей:
Кем ум и сердце в них отравлены? Тобою…
Не ты ли величал безверье просвещеньем?
Не ты ль в приманчивый,
В прелестный вид облек
И страсти, и порок?
И вон, опоена твоим ученьем,
Там целая страна полна
Убийствами и грабежами,
Раздорами и мятежами,
И до погибели доведена тобой!
В ней каждой капли слез и крови – ты виной…

Имена диавольских сеятелей общеизвестны, знамениты, прославлены: Вольтер и Маркс, Ницше и Фрейд и прочие, «имя же им легион». Их писания издаются и переиздаются, биографии их изучены чуть ли не по дням; им, а также душерастлителям помельче, неразумные толпы поклоняются как кумирам и идолам. Но несравненно лучше даже последним, самым малым, достичь пресветлой вечности Божией, чем первенствовать в мирской злобе и с ее вершин низринуться в геенну.

По слову апостольскому, «всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая – как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал; но слово Господне пребывает вовек; а это есть то слово, которое вам проповедано» (1Пет. 1:24-25).

Истинная слава, как и истинное счастье, может быть только вечной. Мы не знаем подробностей жития и деяний святого Апостола Иакова Алфеева; нам известно лишь звание, которое стяжал этот смиренный ученик Спасителя: «семя Божественное». Но этого знания для верных достаточно, чтобы понять всю светоносность его сияния в апостольском лике, вечную славу и величие его у Престола Всевышнего. Ныне мы воспеваем ему со Святою Церковью как любвеобильному нашему представителю:

Твердо мудрости догматы в души благочестивых вложившаго, похвалами да ублажим, яко боговещателя еси Иакова: Престолу бо славы Владычню предстоя, и со всеми Ангелы радуется, моля непрестанно о всех нас.


Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

Дорогие во Христе братья и сестры! В этом мире мы призваны возрастать в любви к Всеблагому Создателю нашему – в любви взаимной. Такое возрастание приведет нас к Небесному расцвету.

По данному Богом Спасителем завету любви, мы должны нести людям доброту, милосердие, согревать их своим душевным теплом – так мы станем причастными Божественному посеву, будем и добрыми одушевленными семенами, и достойными сеятелями на ниве Господней.

Мы не можем знать всех последствий наших слов и поступков, но нам известно, что по Промыслу Божию из малого добра часто проистекает великое благо, а кажущийся незначительным «грешок» способен породить огромное зло. Мы должны заботиться об одном: чтобы посев наших дел и речей был добр и по-христиански щедр, уповая на то, что всходы возрастит Господь Всеведущий и Всемогущий. По слову Священного Писания, «как ты не знаешь путей ветра и того, как образуются кости во чреве беременной, так не можешь знать дело Бога, Который делает все. Утром сей семя твое, и вечером не давай отдыха руке твоей, потому что ты не знаешь, то или другое будет удачнее, или то или другое равно хорошо будет» (Еккл. 11:5-6).

К тому же призывает сладчайший старец Русской Церкви, преподобный Серафим Саровский: «Сей всюду данную тебе пшеницу. Сей на благой земле, сей и на песке, сей на камени, сей на пути, сей и в тернии: все где-нибудь да прозябнет и возрастет, и плод принесет, хотя и не скоро».

Верные уже здесь, на земле, получают награду свою, ибо жить в любви несравненно прекраснее, чем в ненависти, а чистота совести означает мир с Божественным Правосудием – высокий покой души, который не заменят никакие тленные богатства и не смутят никакие испытания. Добродетель – сама себе награда, а увенчивается она бессмертным счастьем в Царстве Отца Небесного. Будем же смиренно подвизаться в сеянии благих помыслов, слов и дел, памятуя свидетельство апостольское: «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем» (Гал. 6:7-9). Аминь.



vn001


Источник: Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким).
Слова в дни памяти особо чтимых святых. Книга V.