Сегодня:

19 ноября 2018 г.
( 6 ноября ст.ст.)
понедельник.

Варлаам Хутынский.

Седмица 26-я по Пятидесятнице.
Глас 8.

Поста нет.

Свт. Павла исп., патриарха Константинопольского (350). Прп. Варлаама Хутынского (1192). Мцц. Текусы, Александры, Полактии, Клавдии, Евфросинии, Афанасии и Матроны (III). Прп. Луки Тавроменийского (800-820). Прп. Луки , эконома Печерского (XIII). Свт. Германа , архиеп. Казанского (1567). Прп. Варлаама Керетского (XVI). Сщмч. Никиты, еп. Орехово-Зуевского, Анатолия, Арсения, Николая, Николая, Константина пресвитеров., прмчч. Варлаама и Гавриила, Гавриила, прмцц. Нины и Серафимы (1937). Сщмч. Василия пресвитера (1938).


Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Слово в Неделю 32-ю по Пятидесятнице, о Закхее

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)


Иисус сказал ему: прозри! Вера твоя спасла тебя.
Лк. 18:42


Лк., 93 зач., 18:35-43


a224m

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Возлюбленные о Господе братья и сестры


Милосердный Бог желает вечного спасения для всех людей этого падшего мира. Общественное мнение может клеймить человека позором, презирать, отвергать и проклинать его, но для Творца каждый заблудший остается любимым творением, каждого зовет Любвеобильный Господь вернуться на путь правды. Радостью наполняется Небесное Царство при виде кающегося грешника, отрекающегося от былой скверны, омывающего свою душу чистыми слезами. И нет такого проступка, прегрешения или преступления, которых бы не простил Всемилостивый Господь тому, кто обращается к Нему всем сердцем.

Сын Божий, сошедший в мир ради искупления человечества из рабства греху, сравнивает Себя с добрым пастырем, который идет искать заблудившуюся овцу, и если случится найти ее, радуется о ней (см.: Мф. 18:12-13). Но кто откликнулся на зов Божественного Пастыря? Мир лежит во зле, и нет в нем ни одного человека, совершенно свободного от первородной порчи. Однако верхи иудейского народа, лицемерные фарисеи не желали признавать себя заблудшими овцами. Кичась внешним благочестием, они хотели судить не себя, а других, не покоряться Всевышнему, а властвовать над толпой. Их сердца, покрытые коростой сатанинской гордыни, оказались замкнутыми для Божественного Света. И на призыв Доброго Пастыря откликнулись не лжеправедники, а те, кого они считали отбросами общества: блудницы, разбойники, мытари. Многие из таких падших мучительно сознавали свой позор, сердца их размягчались от этой боли, и именно они были потрясены Благовествованием прощения и любви. Добрый Пастырь не брезговал струпьями и гнойными язвами грешных душ, на пречистых плечах возносил таких заблудших, но раскаявшихся овец Своих из пропастей падения к сиянию Отчего Царства. Среди этих спасенных был и мытарь Закхей, проникновенную историю которого хранит для нас Святое Евангелие.

На сборщиков налогов – мытарей – большинство иудеев смотрело с ненавистью, как на предателей народа, прислуживавших римским завоевателям, хищных и бесчестных. Само ходовое иудейское словосочетание «мытари и грешники» показывает, что занятие мытаря считалось не только недостойным, но позорнейшим. В этом общем мнении была доля правды: почти все мытари, постоянно занимаясь сбором денег, делались корыстолюбивыми, стремились к личной наживе и брали с людей лихву. Недаром святой Иоанн Предтеча говорил приходившим к нему креститься мытарям: ничего не требуйте более определенного вам (Лк. 3:13).

Закхей, мытарь из города Иерихона, мог считать себя вдвойне обиженным судьбой. Он не только принадлежал к ненавидимому сословию, но и имел физический недостаток – был мал ростом. С гневным презрением смотрели люди на этого коротышку, врывающегося в их дома и требующего уплатить дань кесарю. За его спиной слышались проклятия и ядовитые насмешки над его внешностью. На такое отношение к себе Закхей отвечал усиленным служебным рвением – никаких отговорок и отсрочек не признавал он при сборе податей, неотступно преследовал уклонявшихся от платы, научился любой ценой «выжимать» деньги, чтобы в срок представить их в казну. Старательность чиновника заметили власти, и Закхей сделался начальником мытарей.

Это новое положение только усугубило общую ненависть к Закхею, но зато никто уже не осмеливался смеяться над этим низкорослым чиновником с холодным надменным лицом. Росло и богатство Закхея, которое он правдами и неправдами накапливал год от года. Людская ненависть к нему была уже смешана со страхом, а затаенное презрение – с завистью. Самые уважаемые горожане начали низко кланяться ему при встрече. Закхей понимал истинную цену и этим поклонам, и этим «почтенным» людям, поскольку занятие сборщика податей позволяло ему узнавать об их тайных махинациях, видеть изнанку лицемерного общества. Но сознание власти над людьми и блеск золотых монет, копившихся в его сокровищнице, доставляли Закхею горькое удовлетворение.

Возможно, душа Закхея так и ослепла бы от блеска золота, ожесточилась и погибла бы, если бы кроме враждебного мира, куда выходил он на промысел мытаря, не было у него другого мирка, встречавшего его теплом и любовью. Когда Закхей возвращался в родной дом, с его лица сползала маска надменности, в сердце таял лед отчуждения и он превращался в почтительного сына, нежного мужа, заботливого отца. Семья, тихий круг любимых и любящих – это была единственная настоящая драгоценность Закхея.

Но ни власть, ни богатство, ни даже чистые семейные радости не доставляли Закхею душевного мира. Обладая сердцем, способным любить, он не мог заглушить голос совести, голос Бога в своей душе. На лице он носил маску надменности, чувства пытался облечь в броню равнодушия, но в глубине души сознавал фальшь своей жизни, признавал суд общества над собой справедливым, самого себя считал дурным человеком, делающим злое дело. Как мечтал Закхей стать добрым, полюбить всех людей, но вот он вновь выходил в мир и встречал только злобу, презрение, зависть, жадность и лживое угодничество.

И мир представлялся Закхею пустыней до тех пор, пока он не услышал рассказы об Учителе из Назарета. Имени Иисуса Назарянина сопутствовала хула лицемерных фарисеев, недоумение книжников и восторженное поклонение простых людей. Подобного Ему человека Закхей никогда не встречал и за всеми разноречивыми слухами многогрешному мытарю внезапно открылся невыразимо прекрасный Образ – Прощающего, Милующего, Любящего. Всем сердцем, всей душой, всеми помыслами возжаждал Закхей видеть Иисуса, кто Он (Лк. 19:3).

И вот настал долгожданный час: Закхей услышал, что Иисус входит в ворота Иерихона. Бросив свои дела, со всех ног побежал Закхей встречать неведомого Учителя. Но увы! Вдоль дороги, по которой шествовал Спаситель, стеной стояла толпа. Из-за спин этих рослых людей маленький Закхей не мог ничего разглядеть, а они при его появлении как бы ненароком сплотились еще теснее, пользуясь случаем проучить ненавистного коротышку-мытаря, который, по их мнению, был недостоин и краем глаза взглянуть на Учителя праведности.

Что было делать Закхею? Отчаяние охватывало его при мысли, что Иисус пройдет мимо, что манящий таинственный Образ так и не удастся увидеть. Несчастный грешник, сознававший свою нечистоту и недостоинство, уже повернул было, чтобы со стыдом покинуть место, близ которого проходил Пречистый. И вдруг взгляд мытаря упал на растущую неподалеку смоковницу. Без раздумий, забыв о своем общественном положении и богатстве, отбросив обычную надменность, Закхей, как мальчишка, полез на дерево – оттуда можно было увидеть все, что происходило на дороге.

Поступок Закхея привлек внимание стоявших поблизости зевак, которым наблюдать за ним показалось гораздо занятнее, чем глядеть на спокойно идущего по дороге Назарянина. Надо же, чванный начальник мытарей, важный богач Закхей лезет на дерево, точно обезьяна! И в толпе раздался громкий язвительный хохот.

Закхей понимал, что смеются над ним, но ему было все равно. В этот миг Спаситель поднял на него Свой взор, и жалкий грешник заглянул в глубины Божественных Очей. Душу Закхея охватили трепет и ликование, он видел Воплощенное Совершенство. Во взоре Иисуса Христа мытарь готов был прочесть осуждение, брезгливую насмешку, отвращение – о! все это принял бы Закхей с радостью, лишь бы длилось дарованное ему созерцание Лика Богочеловека. Но что это? Чистейший смотрел на него с бесконечной любовью, подобной которой Закхей не видел и в глазах родных и близких. А из уст Спасителя сладчайшей музыкой зазвучали милостивые слова, которым грешному мытарю трудно было поверить: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме (Лк. 19:5).

Благосклонен был взор Сына Божия, устремленный на Закхея. Этот маленький человек, сидевший на дереве, только что совершил великий подвиг, который под силу лишь немногим избранным. Ради любви к Высшему Закхей отбросил свое самолюбие, отрекся от своего тщеславия, растоптал свою гордыню. Под хохот и улюлюканье зевак взбираясь на ствол смоковницы, смиренный грешник и не подозревал, что поднимается из адской бездны к вершинам Горнего Царства.

Несчастный мытарь хотел хоть издали поглядеть на Учителя из Назарета, он и мечтать не смел о том, чтобы Спаситель заговорил с ним, тем более – посетил его дом. И вот, окрыленный, поспешил Закхей готовиться к встрече Божественного Гостя, но по пути его великая радость была омрачена людскими пересудами. Закхей услышал, как вслед Спасителю ропщут фарисеи: Он идет к грешному человеку (Лк. 19:7).

Боль и обида – не за себя, а за Сына Человеческого пронзили Закхея. Эти лицемеры, исполненные тайных пороков, дерзали осуждать Пречистого! Но ведь повод для их злобного шипения дал он, Закхей, тень его темного прошлого словно бы падала на Безгрешного Иисуса, входившего в дом мытаря. Как искупить чудовищную эту вину? И как отблагодарить Божественного Гостя за невыразимое счастье, которое доставил Он и Закхею, и всей семье его Своим посещением?

И во внезапном озарении Закхей понял, что он должен сделать. К нему, худшему из грешников, с великой любовью подошел Божественный Учитель – и он должен полюбить людей, загладить в их сердцах обиды, нанесенные его надменностью, жестокостью и лихоимством. С отвращением к самому себе вспомнил Закхей, как чванился он перед окружающими, как жадно перебирал золотые монеты в своей сокровищнице. И обратив к Спасителю затуманенный жгучими слезами взгляд, кающийся грешник воскликнул: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо (Лк. 19:8). А ведь на кривом своем пути мытарь Закхей обидел очень многих, и воздать каждому из них вчетверо для него означало лишиться богатства и сохранить лишь скромный достаток на прокормление семьи.

И за этот благой порыв Господь не умедлил сторицей вознаградить Закхея. Ныне пришло спасение дому сему (Мф. 19:9), – возвестил Сын Божий. И вновь увлажнились слезами неизреченной благодарности глаза осчастливленного Закхея, ибо Иисус Христос даровал Вечную жизнь не только ему одному, но и всей семье его, всем дорогим и милым его сердцу.

С этого дня вступил на путь подвижнического служения Господу раскаявшийся грешник Закхей, впоследствии сподвижник первоверховного Апостола Петра, епископ Кесарии Палестинской, а ныне – насельник Небесного Царства.


Дорогие во Христе братья и сестры!

Презираемый обществом, осужденный судом фарисейским, смиренный Закхей был оправдан Судом Господним. В свете Божественной Истины прояснилась ложь мирского суда: отверженные судили избранника, мертвецы осуждали живого. Да не соблазнит никого из нас роль судьи ближнего своего, гордыня фарисейская, дабы не подпасть нам самим вечному осуждению и проклятию! Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного (Мф. 18:10), – говорит Господь наш Иисус Христос.

Доблестный Закхей на глазах у враждебной ему толпы не побоялся унизиться – и Господь возвысил его. Нам же, малодушным, так часто сатана внушает ложный стыд. Порой мы стесняемся исповедать святую веру свою перед лицом «интеллигентных» духовных невежд, словно бы тайком крадемся в храм, боимся лишний раз осенить себя крестным знамением, стыдимся преклонить колени перед святыми иконами. Мы стыдимся того, что составляет нашу славу и наше спасение! Так и Христос Спаситель может постыдиться нас на Страшном Суде, и вечная мука будет платой за позорное малодушие.

Нам ли, слабым и грешным, осуждать других? Душа каждого человека – тайна, которую ведает Единый Господь. Не внешней добродетелью или нечестием определяется истинная ценность человеческой души, но сокровенными ее глубинами. Мы же призваны относиться ко всем окружающим с христианской любовью и каждому, кто захочет слушать, возвещать Божественную Истину. Так, преподобный Серафим Саровский учит: «Сей пшеницу слова Божия, сей ее и на камне, и на песке, и при дороге, сей ее и на тучной земле: все где-нибудь и прозябнет семя-то во славу Божию».

Стремясь увидеть Спасителя телесным зрением, Закхей поднялся на вершину смоковницы. Мы призваны созерцать Господа духовными очами, но рост души любого человека настолько мал, что нельзя и подумать о том, чтобы самостоятельно, в одиночку подняться до созерцания Всевышнего – тот, кто дерзает на подобные попытки, находится в прелести бесовской. Таково состояние «докторов теологии» и мистиков из протестантских сект, этих духовных карликов, предлагающих обманутым ими людям кривые зеркала своих умствований и темные очки своих фальшивых прозрений. Для того чтобы душа человеческая могла достигнуть высот Богопознания, Господь наш Иисус Христос основал Святую Церковь Свою, называемую «Небом на земле». Вот священное древо, возносящее нас над толчеей мирских соблазнов, суетных забот и лживых учений, позволяющее нам узреть Господа. Великие сокровища духа хранит Матерь-Церковь для того, чтобы возвысить сынов и дочерей Своих, просвещая разум человеческий Священным Писанием, Священным Преданием, творениями святоотеческими; сердце – проникновенной молитвой; волю – соборным порывом в Горняя; зрение – созерцанием святых икон; слух – вдохновенными песнопениями; душу – Божественными Таинствами.

Отрешимся же, подобно мужественному и смиренному Закхею, от греховной нечистоты своей и устремимся к вершинам, открывающимся нам по великой благости Господней, ибо нет воли Отца… Небесного, чтобы погиб один из малых сих (Мф. 18:14). Аминь.

vn001

Источник: Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким).
Проповеди на воскресные евангельские чтения. 2002 г.

См. также:

Протоиерей Александр Шаргунов. Евангелие дня.