Сегодня:

16 сентября 2019 г.
( 3 сентября ст.ст.)
понедельник.

Фива диаконисса Коринфская.

Седмица 14-я по Пятидесятнице.
Глас 4.

Поста нет.

Сщмч. Анфима , еп. Никомидийского, и с ним мчч. Феофила диакона, Дорофея , Мардония, Мигдония, Петра, Индиса, Горгония, Зинона, Домны девы и Евфимия (302). Прп. Феоктиста, спостника Евфимия Великого (467). Блж. Иоанна Власатого, Ростовского чудотворца (1580). Св. Фивы диаконисы (I). Сщмч. Аристиона, еп. Александрии Сирийской (ок. 167). Мц. Василиссы Никомидийской (309). Свт. Иоанникия II, патриарха Сербского (1349). Сщмч. Пимена, еп. Верненского, Сергия, Василия, Филиппа, Владимира пресвитеров, прмч. Мелетия (1918). Сщмчч. Василия, Парфения пресвитеров (1919). Сщмчч. Андрея, Феофана пресвитеров (1920). Сщмчч. Владимира, Михаила пресвитеров (1921). Сщмч. Николая пресвитера (1923). Сщмч. Евфимия пресвитера и с ним 4-х мучеников (1924). Сщмч. Романа пресвитера (1929). Сщмчч. Алексия, Илии пресвитеров (1937). Писидийской иконы Божией Матери (608).


2 Кор., 195 зач., XII, 10-19. Мк., 16 зач., IV, 10-23. Сщмч.: Евр., 334 зач., XIII, 7-16. Ин., 36 зач., X, 9-16.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Слово в Неделю 11-ю по Пятидесятнице, о жестоком заимодавце

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

Если вы будете прощать людям согрешения их,
то простит и вам Отец ваш Небесный.

(Мф. 6:14)

Притча о злом рабе

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Бесчисленны милости, явленные каждому из нас Всещедрым Создателем. Господь дыханием Своим вдохнул в нас жизнь, даровал нам этот мир с его чудесами и красотами, наделил светлым разумом, свободной волей, сладчайшей способностью к любви. Небесный Отец указал нам пути к Вечной жизни, отверз для нас врата Царства Небесного. Казалось бы, каждое мгновение нашего существо­вания должны мы сделать песнью благодарения, чтобы хоть вмале воздать долг признательности Всемилостивому Творцу.

Но что за неблагодарное и жестокосердное создание человек! На какую тщету и нечистоту растрачиваем мы вверенные нам от Господа сокровища! Здоровье истощаем в пагубных страстях, чувства растлеваем похотями, призванный к Богопознанию разум превращаем в орудие кощунства и лукавства и саму душу, которая могла бы стать обителью Божественной благодати, делаем игралищем демонов. Такими, опустошенными и оскверненными, предстаем мы перед Престолом Всевышнего, и нечем оправдаться, нечем искупить неоплатный долг наш. Но благ Господь: стоит нам воззвать к Нему со слезной мольбою – и врата милосердия отверзает Он для грешника кающегося.

Однако человек может сам замкнуть перед собою врата милости Божией и вызвать на себя гнев Праведного Миродержца. О том, как совершается подобное ужасное событие, поведал Спаситель в притче о жестоком заимодавце.

В этой евангельской притче повествуется о неком рабе, который должен был царю десять тысяч талантов. Огромные деньги – ведь за один серебряный талант можно было купить дом со всей обстановкой. Откуда раб мог взять средства, чтобы вернуть владыке безрассудно растраченное состояние? Жестокое наказание ожидало раба, но он взмолился: Государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу! (Мф. 18:26). И царь сжалился, не только отпустил раба, но и простил ему весь огромный долг его.

Какой пример великодушия явлен добросердечным властителем! Но что делает облагодетельствованный раб? Выйдя на улицу, он встречает человека, который должен ему всего сто динариев, мелких монет, и бросается на того, требуя возврата долга, остается глух к мольбам о помиловании, начинает душить несчастного должника, ввергает его в темницу.

Обо всем этом узнает властитель, и затворяются врата милосердия царского. Гневом возгорается царь и говорит: Злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? (Мф. 18:32-33). И отдал царь злого раба в руки истязателям.

Не правда ли, поступок жестокого заимодавца кажется нам отвратительным, а постигшая его кара – справедливой? Но увы, возлюбленные, эта притча – о нас с вами. Это мы, жестокие и злые заимодавцы, без меры облагодетельствованные Всевышним, дерзаем судить и обрушивать гнев свой на братий и сестер наших. Это мы, вымолив у Господа оставление тягчайших прегрешений наших, через минуту готовы из-за малейшей обиды растерзать ближнего. Не только перед Богом виновны мы – вспомним, сколько зла в жизни своей мы причиняли другим людям, скольких оскорбляли, унижали, вводили в соблазн. Но вот любой укол, нанесенный нашему самолюбию, ничтожному нашему тщеславию, кажется нам нестерпимым, и мы уже готовы мстить. И не о нас ли говорит Господь наш Иисус Христос: Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его (Мф. 18:35).

Именующие себя православными христианами, мы по несколько раз в день повторяем священные слова молитвы Господней: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должникам нашим. Повторяем устами, но не сердцем. Ибо если бы сердцем проникли мы в смысл этих слов, заповеданных нам Самим Спасителем, то поняли бы, какой страшный грех – осуждение ближних, и ужаснулись бы. Ведь присваивать себе право суда над другими людьми – это есть оскорбление Божества. «Судить – значит бесстыдно похищать сан Божий, а осуждать – значит погублять свою душу», – так говорит преподобный Иоанн Лествичник.

И этот смертный, ведущий к вечной пагубе грех мы подчас и за грех-то не считаем. С каким упоением мы, забывая о собственном ничтожестве, подмечаем чужие недостатки, собираем сплетни, занимаемся праздными пересудами, как говорится, просто «из любви к искусству». А ведь «искусство» это бесовское, дорогие мои.

К несчастью, памятозлобие и огульное осуждение широко распространены в так называемых культурных слоях общества. Об этом писал еще святитель Феофан Затворник: «Вскипевшая самость делает человека словно помешанным, и поддавшийся ей начинает городить глупости. Такому несчастью больше всего бывают подвержены люди не какие-нибудь, а чем кто цивилизованней, тем меньше прощает». Наделенный большими способностями богаче других одарен Господом, в большем долгу у Творца – и должен быть смиреннейшим из смиренных. Но увы! Когда такой человек начинает считать свои умственные достоинства не даром Божиим, а собственной заслугой, он впадает в прелесть, демонскую гордыню, требует к себе особого уважения, становится нетерпимым к увещеванию, а сам готов осудить всех и вся.

И вот ныне мы видим, как некоторые, надмеваясь в сердце своем, дерзают судить Церковь и ее служителей. Понимают ли прихожане, ополчающиеся на своих пастырей, что посягают не на человека, а на священный сан иерея Божия? Постигают ли те, кто повторяет измышления и клевету светской прессы и зарубежных раскольников на Церковь Российскую, что могут оказаться виновными в хуле на Тело Христово?

В начале этого столетия подобную картину впадения в смертный грех осуждения уже видело наше многострадальное отечество. Общеизвестно, с каким единодушием тогдашнее культурное общество изрекало суд на монархию и монарха. То же творилось и в отношении к Церкви. Интеллигенты-«богоискатели», порождая все новые еретические учения, не уставали твердить об «омертвении» Церкви Российской и необходимости ее «оживления». Зараза проникла и в среду духовенства, появились «прогрессивные» священники, роптавшие на монашествующих и на иерархию (впоследствии именно такие «прогрессисты» составили ядро обновленчества). Вот таким образом черви осуждения подтачивали и столп государственности, и столп духовности – и невдолге великая держава обрушилась в безумный хаос гражданской войны.

Дорогие во Христе братья и сестры!

Не к осуждению и вражде, но к взаимной любви и миру призвал нас Милосердный Спаситель. По слову святого праведного Иоанна Кронштадтского, «мы, христиане, отрожденные в купели Крещения водою и Духом Святым, усыновленные Богу и получившие от Бога благодать, или небесную помощь ко всякой добродетели, должны воспитывать в себе дух кротости, смирения, незлобия, терпения и долготерпения, умеренности во всех поступках. А чтобы иметь в себе такое расположение духа, надо помнить общую слабость человеческую, общую склонность к греху, в особенности – свои великие немощи и грехи и бесконечное к нам самим милосердие Божие, которое прощало и прощает нам грехи многие и тяжкие за покаяние и умоление наше».

Да не войдет под своды храмов православных и под кровли жилищ наших дух века сего, дух осуждения и вражды, гнева и озлобления. В это смутное время сплотимся же в единую христианскую семью, и тогда Господь услышит молитвы наши и избавит нас от всякого обстояния. Аминь.

vn001

Источник: Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким). Проповеди на воскресные евангельские чтения.– 2002 г.

См. также: