Сегодня:

10 апреля 2021 г.
( 28 марта ст.ст.)
суббота.

Преподобный Иларион Новый, Пеликитский.

Седмица 4-я Великого поста, Крестопоклонная. Поминовение усопших.
Глас 2.

Пища с растительным маслом.

Прп. Илариона Нового, игумена Пеликитского (ок. 754). Прп. Стефана чудотворца, исп., игумена Триглийского (IX). Мчч. Ионы и Варахисия и других с ними (ок. 330). Мч. Бояна, кн. Болгарского (ок. 830). Прмч. Евстратия Печерского (1097). Прп. Илариона Псковоезерского, Гдовского (1476). Св. Николая, исп., пресвитера (1931). Сщмч. Василия пресвитера (1938). Мч. Иоанна (1939).


Евр., 313 зач., VI, 9-12. Мк., 31 зач., VII, 31-37. За упокой: 1 Кор., 163 зач., XV, 47-57. Ин., 16 зач., V, 24-30.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Опыт великого сосредоточения

К 700-летию преподобного Сергия Радонежского

Священник Димитрий Шишкин

Образ преподобного Сергия Радонежского

Может быть, один из главных вызовов современности – это всеобщая духовная рассеянность, следствием которой становится забвение Бога, забвение высоты человеческого призвания и достоинства и далее – распро­странение идеологии всемерного и всестороннего обслуживания человеческих страстей и похотей.

О преподобном Сергие Радонежском написано столько, что вряд ли можно что-то существенное добавить к сказанному. Но сегодня хотелось бы остановить внимание на одной важной черте преподобного. Несомненно, основанием его подвига, его жизни было великое сосредоточение, всецелое устремление к Богу, крайнее желание познать и воплотить в своей жизни Его святую волю. Само это желание, определяющее всё, чем прославился преподобный Сергий в истории Руси – заставляет нас о многом задуматься. А прежде всего о себе, о главном в нашей жизни, о том, что определяет не только её течение, но и само содержание.

Этот вопрос – сосредоточения в Боге – это важнейший вопрос, потому, что именно он определяет представление человека о том, кто он есть на самом деле. Представление не умозрительное, не рассудочное, а метафизическое если можно так сказать. Осмысление, от которого зависит очень многое в устроении как личной, так и общественной жизни. Осознание себя вечным мыслящим существом, призванным к достижению единства с Богом в любви. Именно это осознание было основанием жизни преподобного Сергия.

Время духовного становления преподобного Сергия было временем так называемых Паламитских споров, результатом которых стало соборное утверждение учения о Нетварном свете, а в более широком смысле – акцентирование на идее триединства человеческой природы. Это триединство определил преподобный Симеон Новый Богослов такими словами: «Отец, Сын и Дух Святой – Бог един, Коему мы служим и поклоняемся. Бог, душа и тело – человек, созданный по образу и подобию Божию, и удостоивающийся быть богом по благодати».

То есть только в Боге и с Богом человек может обрести и познать полноту своего призвания, раскрыть себя как человек в высшем значении этого слова. Этот вопрос – о природе человека, вообще был основополагающим в XIV веке и именно в это время стали вырисовываться с особенной чёткостью две традиции понимания того кто есть человек, и как следствие этого – две модели развития истории и культуры. Мы даже можем говорить о двух «моделях» гуманизма – первая, условно говоря богоцентричная, вторая – человекоцентричная. Первая – высшей ценностью человеческой жизни признаёт достижение единства и согласия с Богом. Вторая в конце концов пришла к признанию человека высшей ценностью в мире и мерой всех вещей.

Первое понимание, то самое, которое последовательно отстаивал святитель Григорий Палама – это понимание того, что Бог познаваем в его энергиях и главные усилия человека должны быть направлены на приобретение (стяжание) этих энергий, именуемых благодатными. Это познание основано на Откровении, на целостности восприятия, которое озаряет собою и частное. Это понимание природы человека лежит в основе того, что называют иногда «Восточноевропейским возрождением».

В основе же западного понимания человека легла мысль о том, что Бог совершенно непостижим и всё что может человек – это по возможности тщательно исследовать, изучать и анализировать этот мир и таким образом приблизиться хоть отчасти к познанию Бога. Условно говоря – это теория познания через разложение, анализ, основание современной науки. В результате на Западе и на Востоке стали складываться два направления духовной жизни. Первое делало акцент на внутреннем, на покаянном устремлении к Богу, на сосредоточенности и молитве, а дела внешние считало средством познания Бога и выражением исполнения Его воли. А второе направление больший акцент делало именно на внешнем служении Богу, на делах веры, в то время как духовное единение с Богом считало по сути невозможным.

Впоследствии идеи западного гуманизма трансформировались в идею самодостаточности человека, его самоценности, отсюда и все «перегибы» с обожествлением человеческих страстей и похотей. Восточная же Церковь хранила и хранит представление о человеке, полнота жизни которого раскрывается только в познании Бога, в достижении единства и согласия с Ним. Отсюда, быть может и происходят многие нынешние противоречия в понимании того, что есть благо для человека, а что есть зло. Западный мир утверждает, что благо для человека то, что сам человек посчитает благом, а восточный мир утверждает, что благо человека заключается исключительно в познании воли Божией и в тщательном исполнении Его заповедей.

Так называемые Паламитские споры оказали чрезвычайное влияние на развитие духовной культуры как на востоке, так и на западе. Эти споры, условно говоря, стали определённым водоразделом между западным и восточным христианством.

Идея возможности познания Бога в любви, возможности стяжания Духа Святого Божьего, теснейшего единения человека со своим Творцом – оживила духовную жизнь православных как в Византийском мире, так и на севере в пределах Руси. И ярчайшим примером этого оживления как раз является пример жизни преподобного Сергия Радонежского. То, что это вдохновение и подъем не были спонтанными отчасти свидетельствует нам история с посланием ближайшего сподвижника святителя Григория Паламы – святого патриарха Филофея преподобному Сергию. Здесь мы видим преемственность даже не культурную, а именно сокровенную преемственность духовной традиции, что важнее конечно любых других преемственностей.

И ещё раз хочется отметить то главное в наследии преподобного отца Сергия, что способствовало не только собиранию Русских земель, но и – собиранию Русского духа. Это главное – ясное понимание того, что полнота человеческой жизни возможно только в достижении согласия с Богом. И об этом особенно важно помнить сейчас, когда о духовном принято у нас говорить, как о некоем «дополнении» к жизни как о некоем моральном и нравственном украшении её, в то время, как вера, всецелое устремление к Богу – есть единственное надежное основание для доброго строительства личной, общественной, а в конечном счёте и государственной жизни. И другого основания у нас нет.

21 июля 2014 г.

vn001

Источник: «Благодатный Огонь».

См. также:

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти преподобного Сергия Радонежского.
Святейший Патриарх Кирилл. «Главное чудо Сергия Радонежского — он сам».
В.О. Ключевский. Значение прп. Сергия для русского народа и государства.
Священник Димитрий Шишкин. Опыт великого сосредоточения.