Сегодня:

23 октября 2018 г.
( 10 октября ст.ст.)
вторник.

Преподобный Амвросий (Гренков), старец Оптиной пустыни.

Седмица 22-я по Пятидесятнице.
Глас 4.

Поста нет.

Мчч. Евлампия и Евлампии (303-311). Прп. Амвросия Оптинского (1891). Свт. Иннокентия , епископа Пензенского (1819). Мч. Феотекна (ок. 284-305). Прп. Вассиана, чудотворца (V). Прп. Феофила исп (ок. 717-741). Блж. Андрея, Христа ради юродивого, Тотемского (1673). Свт. Амфилохия, еп. Владимиро-Волынского (1122). Собор Волынских святых.


Утр. - Мф., 43 зач., XI, 27-30. Лит. - Кол., 256 зач., II, 20 - III, 3. Лк., 34 зач., VIII, 1-3. Прп.: Гал., 213 зач., V, 22 - VI, 2. Лк., 24 зач., VI, 17-23.

Цитата дня

Мир, как детей, обма­ны­ва­ет нас, настоящие ценности выменивает на погремушки.

Протоиерей Иоанн Гончаров.

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Опыт великого сосредоточения

К 700-летию преподобного Сергия Радонежского

Священник Димитрий Шишкин

Образ преподобного Сергия Радонежского

Может быть, один из главных вызовов современности – это всеобщая духовная рассеянность, следствием которой становится забвение Бога, забвение высоты человеческого призвания и достоинства и далее – распро­странение идеологии всемерного и всестороннего обслуживания человеческих страстей и похотей.

О преподобном Сергие Радонежском написано столько, что вряд ли можно что-то существенное добавить к сказанному. Но сегодня хотелось бы остановить внимание на одной важной черте преподобного. Несомненно, основанием его подвига, его жизни было великое сосредоточение, всецелое устремление к Богу, крайнее желание познать и воплотить в своей жизни Его святую волю. Само это желание, определяющее всё, чем прославился преподобный Сергий в истории Руси – заставляет нас о многом задуматься. А прежде всего о себе, о главном в нашей жизни, о том, что определяет не только её течение, но и само содержание.

Этот вопрос – сосредоточения в Боге – это важнейший вопрос, потому, что именно он определяет представление человека о том, кто он есть на самом деле. Представление не умозрительное, не рассудочное, а метафизическое если можно так сказать. Осмысление, от которого зависит очень многое в устроении как личной, так и общественной жизни. Осознание себя вечным мыслящим существом, призванным к достижению единства с Богом в любви. Именно это осознание было основанием жизни преподобного Сергия.

Время духовного становления преподобного Сергия было временем так называемых Паламитских споров, результатом которых стало соборное утверждение учения о Нетварном свете, а в более широком смысле – акцентирование на идее триединства человеческой природы. Это триединство определил преподобный Симеон Новый Богослов такими словами: «Отец, Сын и Дух Святой – Бог един, Коему мы служим и поклоняемся. Бог, душа и тело – человек, созданный по образу и подобию Божию, и удостоивающийся быть богом по благодати».

То есть только в Боге и с Богом человек может обрести и познать полноту своего призвания, раскрыть себя как человек в высшем значении этого слова. Этот вопрос – о природе человека, вообще был основополагающим в XIV веке и именно в это время стали вырисовываться с особенной чёткостью две традиции понимания того кто есть человек, и как следствие этого – две модели развития истории и культуры. Мы даже можем говорить о двух «моделях» гуманизма – первая, условно говоря богоцентричная, вторая – человекоцентричная. Первая – высшей ценностью человеческой жизни признаёт достижение единства и согласия с Богом. Вторая в конце концов пришла к признанию человека высшей ценностью в мире и мерой всех вещей.

Первое понимание, то самое, которое последовательно отстаивал святитель Григорий Палама – это понимание того, что Бог познаваем в его энергиях и главные усилия человека должны быть направлены на приобретение (стяжание) этих энергий, именуемых благодатными. Это познание основано на Откровении, на целостности восприятия, которое озаряет собою и частное. Это понимание природы человека лежит в основе того, что называют иногда «Восточноевропейским возрождением».

В основе же западного понимания человека легла мысль о том, что Бог совершенно непостижим и всё что может человек – это по возможности тщательно исследовать, изучать и анализировать этот мир и таким образом приблизиться хоть отчасти к познанию Бога. Условно говоря – это теория познания через разложение, анализ, основание современной науки. В результате на Западе и на Востоке стали складываться два направления духовной жизни. Первое делало акцент на внутреннем, на покаянном устремлении к Богу, на сосредоточенности и молитве, а дела внешние считало средством познания Бога и выражением исполнения Его воли. А второе направление больший акцент делало именно на внешнем служении Богу, на делах веры, в то время как духовное единение с Богом считало по сути невозможным.

Впоследствии идеи западного гуманизма трансформировались в идею самодостаточности человека, его самоценности, отсюда и все «перегибы» с обожествлением человеческих страстей и похотей. Восточная же Церковь хранила и хранит представление о человеке, полнота жизни которого раскрывается только в познании Бога, в достижении единства и согласия с Ним. Отсюда, быть может и происходят многие нынешние противоречия в понимании того, что есть благо для человека, а что есть зло. Западный мир утверждает, что благо для человека то, что сам человек посчитает благом, а восточный мир утверждает, что благо человека заключается исключительно в познании воли Божией и в тщательном исполнении Его заповедей.

Так называемые Паламитские споры оказали чрезвычайное влияние на развитие духовной культуры как на востоке, так и на западе. Эти споры, условно говоря, стали определённым водоразделом между западным и восточным христианством.

Идея возможности познания Бога в любви, возможности стяжания Духа Святого Божьего, теснейшего единения человека со своим Творцом – оживила духовную жизнь православных как в Византийском мире, так и на севере в пределах Руси. И ярчайшим примером этого оживления как раз является пример жизни преподобного Сергия Радонежского. То, что это вдохновение и подъем не были спонтанными отчасти свидетельствует нам история с посланием ближайшего сподвижника святителя Григория Паламы – святого патриарха Филофея преподобному Сергию. Здесь мы видим преемственность даже не культурную, а именно сокровенную преемственность духовной традиции, что важнее конечно любых других преемственностей.

И ещё раз хочется отметить то главное в наследии преподобного отца Сергия, что способствовало не только собиранию Русских земель, но и – собиранию Русского духа. Это главное – ясное понимание того, что полнота человеческой жизни возможно только в достижении согласия с Богом. И об этом особенно важно помнить сейчас, когда о духовном принято у нас говорить, как о некоем «дополнении» к жизни как о некоем моральном и нравственном украшении её, в то время, как вера, всецелое устремление к Богу – есть единственное надежное основание для доброго строительства личной, общественной, а в конечном счёте и государственной жизни. И другого основания у нас нет.

21 июля 2014 г.

vn001

Источник: «Благодатный Огонь».

См. также:

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти преподобного Сергия Радонежского.
Святейшего Патриарха Кирилл. «Главное чудо Сергия Радонежского — он сам».
Священник Димитрий Шишкин. Опыт великого сосредоточения.