Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Беседы с Архипастырем. О молитве и молитвенном правиле

26 июля вышла в эфир телепрограмма из цикла «Беседы с Архипастырем», подготовленная телестудией Саратовской митрополии. На вопросы телезрителей отвечал Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин

?Здравствуйте! «Бодрствуйте на всякое время и молитесь». Этому спасительному поучению Господа следовать так непросто, что не иссякает поток ваших вопросов о молитве и молитвенном правиле. Сегодня на них отвечает Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

Владыка, пишет нам Елена: «Я заметила, что когда попадаю в трудные обстоятельства, моя молитва становится искренней и горячей, а когда все по этой молитве, милостью Божией, устраивается ― и сердце охладевает. Приходится буквально заставлять себя ходить в храм, читать молитвенное правило, а на молитве все время отвлекаюсь на мысли о делах. Чувствую себя очень неблагодарной. Что делать?».

— Вы знаете, Елена, я тоже это заметил. И очень многие люди это замечают ― человеческое сердце лучше всего размягчается какими-то трудностями, такими событиями, которые требуют непосредственного Божьего вмешательства. Тогда и молитва идет очень хорошо, и чувство к Богу ― чистое, свободное. Часто так бывает в стесненных обстоятельствах. Есть ведь поговорка: «Кто в море не ходил, тот Богу не молился». Когда человек действительно понимает, что без помощи Божией никуда, что с ним может что-то произойти, то молитва, конечно, становится более горячей. Это свойство нашей человеческой природы. Нам трудно держать себя на высоте какого-то чувства. К примеру, любовь к родителям. Посмотрите, как часто взрослые дети почти забывают о них, в лучшем случае, звонят по праздникам. А когда что-то случается, то вдруг оказывается, что ближе мамы никого на свете нет…

Есть такое понятие ― воспитание чувств. Педагогика XIX века о нем еще слышала, а сегодня оно совершенно забыто. Воспитание чувств — это воспитание в человеке способности сохранять чувства, зародившиеся в сердце, достаточно долгое время. Для верующего человека такое воспитание чувств состоит в регулярности молитвы, хождения в церковь, соблюдения постов ― той, казалось бы, внешней дисциплины, которая имеет очень важное внутреннее значение.

В своем вопросе Елена недоумевает: «Приходится буквально заставлять себя ходить в храм, читать молитвенное правило». Наивно думать, что все хорошее должно само, без проблем, поселиться в моем сердце, все должно получаться само. Ничего подобного! Царствие Божие, как сказано в Евангелии, силою берется и получают его те, кто употребляет усилия.

К любому доброму делу человек должен себя понуждать, и в первую очередь это относится к молитве и сердечному расположению по отношению к Богу. Если этого не делать, мы сразу тонем в беспросветном болоте обычной мирской ежедневной суеты, в которой очень быстро забываем все, включая самих себя. Поэтому нужно все время себя заставлять, понуждать на всякое доброе дело. Это основа основ внутренней внимательной жизни человека. Поэтому не надо удивляться тому, что понуждение бывает необходимо, нужно просто приучать себя к нему. Это даст человеку возможность обновлять в себе то чувство к Богу, которое было у него тогда, когда он только пришел в Церковь и обрел веру во Христа.

?Следующий вопрос задает Анастасия: «Что можно просить у Бога в молитве, а чего нельзя категорически? Можно ли много раз обращаться к Нему по одному и тому же поводу или надо просить только один раз? Как знать, услышал ли Господь мои слова?».

— Просить можно сколько угодно раз, но при этом хорошо бы, попросив, заключить: «Впрочем, не моя, Господи, воля, но Твоя да будет». И когда просишь, тоже не надеясь на собственные рассуждения, говори: «Господи, если это мне полезно, даруй мне… (то, что просит человек)». Это будет правильно.

И, конечно же, просить можно только то, что имеет отношение к нам, к нашему спасению и спасению ближних. Просить о чем-то плохом, о том, что противоречит Евангелию, нельзя ни в коем случае. Нельзя сказать: «Господи, накажи того-то», или «Господи, пусть у него что-то случится». Вот это, конечно, не молитва, а просто кощунство. То, за что Господь Сам наказывает тех, кто такие вещи осмеливается произносить.

А для себя надо сказать: «Господи, если мне это полезно…». И дальнейшее предать на волю Божию. Если нет, значит мне это не нужно, и жить дальше.

?Татьяна задает вопрос: «Правда ли, что материнская молитва обладает особой силой? Не является ли это только благочестивым поверьем? Как молиться за уже выросших, взрослых детей?».

— Да, Татьяна, это не поверье, это действительно так. Вот почему мы так много внимания уделяем молитвам к Божией Матери, и когда обращаемся к Ней, то говорим в одной из молитв: «Много бо может молитва матери…». Материнское сердце всегда как-то по-особому громко вопиет к Богу о своих детях.

Действительно, молитва матери может многое, но, естественно, там, где дети не являются сознательными богоборцами. Однако кто знает, чем закончится наша жизнь? Всякое бывает, поэтому все равно надо молиться. Я думаю, что и выросшим детям молитва матери нужна, потому что молитва родителей, как сказано в Священном Писании, утверждает домы детей (Сир. 3:9).

?Следующий вопрос нам задает Юлия: «Когда наступает такое состояние, что не хочется молиться и приходится себя заставлять, то во время молитвы приходят разные посторонние мысли, и бывает, что не можешь их отогнать, не можешь молиться сердцем. Но ведь такая молитва — грех. И что лучше в таком случае: вовсе не молиться или читать молитвы, плавая в своих мелких посторонних мыслях? Как научиться вниманию?».

— Уважаемая Юлия! Конечно, настоящая молитва — это молитва не рассеянная. Об этом говорят многие святые отцы. Но вот так сразу научиться молиться нерассеянно очень сложно, если не невозможно для большинства людей. Неизбежно во время молитвы к нам будут приходить помыслы. Это знакомо абсолютно каждому, кто пробовал молиться. Встает на молитву человек ― и тут же вспоминаются все забытые дела: кому надо позвонить, что сделать, куда сходить… Думаю, любой верующий человек с этим сталкивался. Это способ врага рода человеческого отвратить человека от молитвы.

Нужно постоянно учиться вниманию, тренировать его, стараться, как говорят отцы, заключать ум в слова молитвы, чтобы эта молитва была осмысленной. Поэтому сказать: «Если молитва у меня не стопроцентно внимательна, то я вообще не буду молиться»,― это неправильно. Если из тех 20 минут, которые человек тратит на молитвенное правило, может быть, он две минуты помолится со вниманием, и это уже хорошо, это плод.

У святителя Феофана Затворник есть замечательная книга «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться», где очень много сказано о молитве, причем для обычных людей, живущих в миру. И там есть ответ на примерно такой же вопрос от одной из его духовных чад: какой смысл молиться, если я встала на молитву и витаю в облаках? Святитель отвечает: все равно стойте, все равно молитесь, но если вы осознаете, что время молитвы провели в рассеянии, скажите: «Господи, я не смогла принести Тебе в дар сегодня свое сердце, прими от меня хотя бы ноги».

Но здесь очень важна грань: где это будет лукавство перед самим собой и Богом, а где действительно искреннее чувство: «Я не смог сделать то, что надо, но хотя бы такой мой труд, Господи, прими от меня». Если это будет, то постепенно человек будет навыкать внимательной молитве.

И это долгий процесс. Как и всё в духовной жизни, это не то, чего можно добиться однажды и потом идти только вперед и выше. Допустим, человек сделал что-то, пришел к какому-то результату, Господь помог, а потом рассеялся, загляделся по сторонам и всё — ты уже внизу, там, откуда начинал, и даже еще ниже. Очень важно это понимать и никогда не переставать бороться. Вообще в духовной жизни залогом какого-то результата является постоянство, терпение и рассудительность.

?Владыка, следующий вопрос от Надежды: «С утренними и вечерними молитвами я еще читаю некоторые другие молитвы, о детях, например. Когда их лучше читать? И еще: когда я хочу помолиться в другое время, обязательно ли читать начальные молитвы до „Отче наш“?»

— Можно читать молитвы о детях, любые молитвы ― они так и называются: «на потребу». Обычно в молитвословах их публикуется очень много, на все случаи жизни. Любую из этих молитв можно читать в любое время, присоединять к вечерним или утренним, читать отдельно.

Что касается начальных молитв по «Отче наш»… Если есть возможность, лучше прочитать. Видите ли, в этом вопросе слово «обязательно» ― оно неправильно. То, что мы делаем, мы делаем из любви к Богу. Вот представьте себе, что человек спрашивает: «Обязательно ли, подходя к любимой девушке, сначала с ней поздороваться, а потом уже все остальное говорить?». Это был бы странный вопрос. Вот так и здесь. Все, что мы делаем для Бога, мы делаем по велению своего сердца, поэтому надо уходить от этого «обязательно» — «не обязательно».

?Иван спрашивает: «Здравствуйте! В утреннем и вечернем правиле есть молитвы во множественном числе, например, молитва пятая святого Василия Великого: „Сам бессмертный Царю, приими моления наша и остави нам прегрешения наша“. От чьего имени и за кого мы тут молимся?».

— Дело в том, что тот корпус вечерних и утренних молитв, который мы имеем сегодня, не создавался как единое целое. Он складывался постепенно, в разное время в него входили разные молитвы. Скажем, еще три века назад утренние молитвы были гораздо длиннее, вечерние короче. Такие молитвенные последования создавались для нужд обычных мирян. Церковный устав не предполагает вечерних и утренних молитв, в нем присутствуют другие соответствующие службы — повечерие, полунощница. Скажем, в утренних молитвах мы читаем несколько молитв, которые есть и в полунощнице.

Надо обратить внимание, что все молитвы утреннего и вечернего правила принадлежат перу святых угодников Божиих, подвижников благочестия. Какая-то молитва написана от первого лица в единственном числе, какая-то предназначалась, видимо, для соборного использования и поэтому в ней используется множественное число. Но это совершенно не имеет никакого значения. Я думаю, если в молитве читается «мы», имеется в виду, что «мы» — Церковь. Вся Церковь молится Богу. Если вас это очень смущает, можете менять в своей молитве множественное число на единственное, в этом не будет никакого греха. Но в принципе это совершенно несущественно.

Беседовала Юлия Литневская.

vn001

Источник: Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии.

См. также: