Сегодня:

19 октября 2017 г.
( 6 октября ст.ст.)
четверг.

Апостол Фома.

Седмица 20-я по Пятидесятнице.
Глас 2.

Поста нет.

Апостола Фомы (I). Сщмч. Иоанна пресвитера (1937).


Утр. - Ин., 67 зач., XXI, 15-25. Лит. - Флп., 244 зач., III, 1-8. Лк., 31 зач., VII, 17-30. Ап.: 1 Кор., 131 зач., IV, 9-16. Ин., 65 зач., XX, 19-31.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Апостольские поучения. Неделя 16-я по Пятидесятнице

О том, что претерпели апостолы ради нашего спасения

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

2Кор., 181 зач., 6:1-10

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Святой апостол Павел во Втором послании к коринфянам пишет: «Мы же, как споспешники, умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами» (ст. 1). Существуют разные мнения относительно того, что здесь означает слово «споспешники». Одни толкователи полагают, что споспешниками апостол Павел называет других апостолов, поскольку они все трудились сообща. Есть и другая точка зрения: под этим словом святой апостол подразумевает то, что он и прочие апостолы являются споспешниками, соработниками Богу.

Но мне хотелось бы обратить особое внимание на слова: «Умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами». Оказывается, мы можем принять благодать Божию тщетно, или, иначе говоря, напрасно. Этим словам Священного Писания необходимо верить, поскольку апостол Павел, как и другие святые пророки и апостолы, учит не от себя — через него говорит Дух Святой. Напрасно — не в том смысле, что благодать Божия ничего не значит, а в том, что человек, даже приняв такую благодать, какую имели древние христиане, может ее не использовать, не усвоить себе. И получится, что этот великий, неизмеримый Божий дар окажется напрасным по вине самого человека. Мы, будучи свободными, можем вести себя так, что наше поведение явится пренебрежением к благодати Божией, и она от нас отойдет.

Из церковной истории и жизнеописаний угодников Божиих можно было бы привести много примеров того, как те, кто приняли обильную благодать, потом оказывались недостойными ее и даже становились преступниками и врагами Божиими. Самый страшный пример — один из двенадцати учеников Спасителя, отпавший от лика апостольского, Иуда Искариотский. Разве не с помощью благодати Божией он, как и прочие апостолы, именем Иисуса совершал великие чудеса? Однако же Иуда отпал и совершил страшное преступление, наверное, самое страшное из всех, какие только возможны.

Приведу еще и такой пример. Некоему отроку во время Божественной литургии было видение. Когда началось причащение верующих, отрок стал время от времени смеяться. Его спросили, почему он смеется, и он ответил, что, когда некоторые люди подходят ко Причастию, подлетает голубь и склевывает частицу Тела Господня с лжицы, и они берут в уста пустую лжицу. Суть видения такова: некоторые люди, принимая в себя Тело и Кровь Христову, причащаются недостойно, Причастие бывает им в осуждение или, по меньшей мере, не приносит пользы. Таким образом, нужно быть чрезвычайно внимательными и относиться к себе очень строго.

Слово «споспешники» можно понимать и в том смысле, что мы являемся споспешниками апостолам в общем деле труда над своей душой ради своего спасения, тогда слова «умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами» будут более понятны. Апостол Павел даже умоляет, упрашивает — иначе труды его окажутся бесполезными. Преподав своим духовным чадам благодать Евангелия, — не в том только смысле, что они приняли от него учение, но и в том, что в них вселился Дух Святой, — апостол боится, что из-за своего нерадения они сами лишатся присутствия в себе Духа Святого и уйдут со спасительного пути. И его апостольские труды окажутся, таким образом, тщетными. Он говорит: «Я сделал нечто, но и вы должны потрудиться».

Не может быть так, чтобы мы, принимая слово Божие, без всякого труда становились совершенными, даже если бы принятие евангельской проповеди сопровождалось обильными действиями благодати Божией, как это было у коринфян. Это должно нас устрашить, привести в состояние внутренней собранности, бодрствования, страха Божия — страха потерять то, что даровано нам святыми апостолами, основавшими Церковь Христову. Не теми или иными священниками, епископами, а именно святыми апостолами, потому что все мы, современные пастыри, являемся их преемниками на ниве Божией. И ничего больше, чем преподали они, мы преподать не можем, потому что все было учреждено святыми апостолами, через которых действовал Дух Святой.

В церковной традиции так сложилось, что все внимание христианина устремлено на подвиг Господа Иисуса Христа. И это правильно. Но неправильно то, что подвиг святых апостолов мы рассматриваем как нечто незначительное или даже совсем упускаем из внимания. А ведь без их многолетнего, превосходящего человеческое разумение подвига, без их страданий и мученичества не было бы Церкви Христовой. Апостол Павел в ином месте восклицает, что он страдает, дабы восполнить недостаток скорбей Христовых в Церкви (см. Кол. 1:24). Значит, страдания апостолов восполняли недостаток страданий всех христиан. Все мы должны уподобиться Христу, и в частности в Его страдании. Но мы не имеем для этого силы духа, мужества, правильнее было бы сказать, достаточной веры. Поэтому за нас должны страдать могущие это сделать. И вот апостол восполнял недостаток скорбей Христовых. Разве этого мало для основания Церкви? И потому будем помнить: нашими споспешниками в деле спасения являются не тот или иной священник, духовник, правящий епископ, патриарх, не какой-нибудь духовный писатель, пусть и великий, но святые апостолы. Мы, пастыри, являемся лишь тенью, образом, в лучшем случае продолжателями их деятельности и подвига.

«Ибо сказано: во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе. Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» (ст. 2). Апостол Павел цитирует из Священного Писания слова пророка Исаии: «Во время благоприятное Я услышал Тебя и в день спасения помог Тебе» (Ис. 49:8). И тут же дает толкование, показывая, что возвещенное древним пророком сказано о том времени, когда началась евангельская проповедь. Слова апостола Павла: «Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» обращены не только к коринфянам, но и ко всем нам. Мы, появившиеся в мир спустя уже столь много лет после пришествия Христова и основания Его Церкви, слышим евангельскую проповедь, слышим учение о приближении Царства Божия. И мы не должны быть беспечными, не должны пропустить этого времени, ибо жизнь проходит почти мгновенно.

Недавно я беседовал с другом, с которым познакомился в юности, когда еще учился в техникуме. Он тогда учился в художественном училище, и было нам по четырнадцати-пятнадцати лет. Я ему говорю: «Вот, мы с тобой уже сорок лет знакомы, сорок лет дружим». А он в ответ сказал простые слова: «Да, жизнь коротка…»

Когда-то я читал у святителя Игнатия (Брянчанинова) о том, что жизнь проносится мгновенно: как ушли те годы, которые ныне уже в прошлом, так и будущая жизнь пройдет и окончится очень быстро. Он писал об этом, будучи в возрасте между сорока и пятьюдесятью годами. Действительно, с возрастом человек постигает эту истину. Мы должны помнить, что, хотя наша земная жизнь с того момента, как мы услышали евангельскую проповедь, и до нашей кончины, названа «временем благоприятным», жизнь эта коротка, как день. Откладывая свое покаяние и исправление со дня на день, мы поступаем чрезвычайно легкомысленно. Легкомысленно до безумия. Подобно человеку, которому нужно принять срочное решение, иначе его ждет гибель, а он откладывает это, говоря себе: время еще есть. А потом вдруг оказывается, что времени нет. В духовной жизни мало принять решение к исправлению, нужно еще и исправиться, ибо покаяние заключается не в одном лишь сожалении о своих грехах, но и в изменении жизни. А на это уходит много времени, нужно много над собой потрудиться, чтобы изменить самих себя.

Когда я читаю о подвигах святых апостолов, становится стыдно за себя, поскольку не имею той ревности, какую должен иметь. Апостолы, совершая великий подвиг проповеди, не встречали никакой благодарности, разве что ожидали обрести утешение в том, если их ученики будут жить достойно, по-евангельски, по-христиански. А какую награду они получали от людей? Святой апостол Павел говорит об этом далее, и это должно нас, пастырей, устыдить.

«Мы никому ни в чем не полагаем претыкания, чтобы не было порицаемо служение» (ст. 3). К сожалению, мы, современные священники, полагаем своими немощами и страстями претыкание и соблазняем. Человеку бывает нужно сделать над собой усилие, чтобы пренебречь нашими немощами и услышать из наших грешных уст святую евангельскую проповедь. Апостол же Павел, как и прочие апостолы, ни в чем не полагал претыкания, ничем никогда никого не соблазнял, «чтобы не было порицаемо служение». Поэтому вы пренебрегите нашими немощами и внимайте всему так, как бы слово Божие звучало не из уст стоящего перед вами на амвоне отца Авраама, но из уст самого святого апостола Павла, который через века обращается к нам со своим увещанием. День благоприятен «ныне» — и во времена, когда это Послание было написано для коринфян, и сейчас, когда мы здесь, в городе Екатеринбурге, или в любом другом месте, где сегодня звучит апостольская проповедь, слышим слово Божие. Время благоприятно.

«Но во всем являем себя, как служители Божии, в великом терпении» (ст. 4), и далее апостол Павел перечисляет свои труды, а трудился он на ниве апостольской до своей кончины около тридцати пяти лет. Только смерть прервала его служение, причем смерть уже в преклонном возрасте. Ничто не могло заставить его прекратить проповедь — ни избиения, ни тюремные заключения, ни попытки его убить, ни запреты церковного священноначалия. В то время еще не было четкого отделения новозаветной Христовой Церкви от ветхозаветной и архиереи, служившие по Моисееву закону, пользовались авторитетом не только у не принявших Христа иудеев, но и у христиан. Из Предания и Священного Писания мы знаем, что первые христиане еще соблюдали Моисеев закон, ходили в храм, где, как надо полагать, приносили положенную по закону жертву. Сам апостол Павел по настоянию апостола Иакова принес жертву (см. Деян. 21:18-26). Так что запреты иудейских первосвященников тоже не надо сбрасывать со счетов, они имели значение. Но апостолы шли против всего мира, и ничто, кроме смерти, не могло заставить их замолчать.

«В великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах» (ст. 4). Иногда бывает очень тяжело пережить стесненные обстоятельства: нехватку одежды, пищи, отсутствие крова, недосыпание. Апостолы же, кроме того, пребывали в постоянном страхе гонений и смерти.

«Под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах» (ст. 5). Апостола Павла многократно избивали, причем настолько сильно, что иногда он казался умершим. Один раз его побили камнями и вытащили за город как умершего, но он встал и пошел (см. Деян. 14:19-20). Не скрылся, не спрятался, как поступили бы мы.

Мы, современные пастыри, ждем и со стороны священноначалия одобрения, похвалы, награды, и от своих духовных чад благодарности. Ждем положительной оценки своей деятельности, хотя, может быть, и не заслуживаем ее вполне, а если не встречаем таковой, то огорчаемся и досадуем. Но посмотрим, что пришлось пережить святому апостолу. «В награду» за свою проповедь он неоднократно был заключаем в тюрьму. Даже великие святые люди, видя, что их проповедь не принимают, делали простой вывод: раз не хотят меня слушать, то я замолчу, видимо, не время. Но апостол Павел так не думал. В одном городе его не принимали — он шел в другой; одни люди его отвергали — он обращался к другим.

«В трудах, в бдениях, в постах». Помимо проповеди апостол еще и трудился по ночам, чтобы прокормить себя и бывших с ним и ничего не брать у тех, кому он проповедовал. Он поступал так ради того, чтобы никто не соблазнился, будто бы он проповедует из корысти, ради собственного пропитания. Апостол Павел не желал подать даже малейшего повода для соблазна. Когда же он говорит о бдениях, то имеет в виду не ночную молитву, а то, что он часто не имел возможности спать, бывая вынужден срочно покидать одно место и следовать в другое из-за угрожающей ему опасности или трудясь по ночам. И под постами подразумевается не воздержание в пище ради угождения Богу, а голод.

Существует парадоксальная оценка деятельности проповедника, правильнее сказать, абсурдная: если ты хорошо проповедуешь, значит, у тебя появятся духовные чада, которые станут тебе помогать, и ты будешь материально благополучен. Но что же мы видим из Священного Писания? Разве апостол Павел плохо проповедовал? Он обошел, причем несколько раз, всю Римскую империю. Старался проповедовать, как он сам говорит, в тех местах, где до него слово Евангелия не было слышно. Тысячи и тысячи людей обратились к вере благодаря его проповеди, и тем не менее он голодал. Поэтому неправильным и прагматичным является мнение о том, что человек должен чувствовать от своих трудов пользу в самом примитивном, материальном смысле слова. Нам, современным пастырям, это укор и одновременно пример того, что не следует искать ничего материального. Вам же, слушающим, повторяю: не соблазняйтесь нами. Наше оправдание в том, что мы говорим не свое, но лишь передаем слова святых апостолов, говоривших Духом Святым. И потому внимайте тому, что мы говорим, а не тому, кто и как говорит.

Вы сами понимаете, что во время страданий сохранить душевное равновесие чрезвычайно трудно. И далее из слов апостола Павла мы видим, что ему среди всех скорбей это удавалось, поскольку он постоянно находился во внутреннем подвиге и благодать Святого Духа его укрепляла.

«Под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах, в чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви» (ст. 5–6). Нужно не просто терпеть, но терпеть так, чтобы иметь и плоды духовные. Ничто не могло помешать апостолу Павлу во время проповеди сохранить чистоту. Можно понимать это как телесную чистоту, целомудрие. Ведь постоянно общаясь со многими людьми, с противоположным полом, не имея порой возможности усердно помолиться, чрезвычайно трудно сохранять душевную чистоту или, по крайней мере, чистоту помыслов. Правильно понимать под чистотой и чистоту веры. Апостол говорит, что его учение было неповрежденной проповедью Евангелия, в нем не было ничего человеческого, ничего своего, но все — Божие, все — от Духа Святого.

«В благоразумии», или, если перевести дословно, «в знании». Значит, апостол хранил и знание. Знание, бывающее не понаслышке, а от опыта, ибо он знал не только то, что слышал от других апостолов, но и то, что открывал ему Сам Господь.

«В великодушии», или, по славянскому переводу, «в долготерпении». Долготерпение — это чрезвычайно важная добродетель. Апостол Павел не роптал, не унывал, не проявлял никакого неудовольствия. Терпение его простиралось на многие-многие годы. Он не думал: придет время, когда я наконец-то отдохну, буду пожинать плоды своих трудов и хотя на старости лет поживу в покое. Нет, апостол был долготерпелив в своих проповеднических трудах и страданиях ради евангельской истины.

«В благости». Разве легко сохранить благость, доброту, когда ты отовсюду стесняем скорбями и постоянно находишься во внутреннем борении? Но в апостоле Павле был мир, потому что в нем жил Дух Святой, как и сам он далее пишет: «В Духе Святом». Ничто не могло лишить его Духа Святого, ничто не отнимало от него этой великой благодати Божией. Несмотря ни на что, в нем была полнота Божественного присутствия.

«В нелицемерной любви». Апостол имел любовь и к своим пасомым, и к врагам, которые иногда из врагов становились его чадами, что произошло, например, с тюремщиком, обратившимся к вере после того, как по молитве святого апостола Павла с заключенных спали оковы.

Для того чтобы понять подвиг святого апостола Павла, сравним его отношение к жизни и людям с тем, что испытываем мы. Ведь апостолы были людьми, подобными нам, такими же, как и мы, ничем от нас принципиально не отличавшимися, кроме своей ревности и преданности воле Божией.

«В слове истины, в силе Божией, с оружием правды в правой и левой руке» (ст. 7). В учении апостола Павла не было ничего частичного, ошибочного, но все было истинным. Иногда, правда, он позволял себе говорить нечто необязательное для исполнения — например, когда учил о том, что девство лучше брака. Но в таких случаях он, отнюдь не навязывая своего мнения, сразу же делал оговорку, что говорит это из собственного опыта, от себя, а не от Бога. И поступал он так для того, чтобы не смутить тех людей, которые не были способны понести подвига целомудрия и уединенного служения Богу. Значит, даже будучи чрезвычайно опытным и говоря от опыта, он боялся, как бы истина не оказалась искаженной его личным мнением, хотя и считал последнее правильным. Вот какова была щепетильность святого апостола Павла, вот какова должна быть и наша осторожность, когда мы кого-либо назидаем, стараемся кому-либо принести пользу.

«В слове истины, в силе Божией» — не в своей силе, не с надеянием на себя, а в силе Божией. Святой апостол постоянно ощущал, что Бог ему помогает и содействует. А ведь для того, чтобы всегда ощущать присутствие Божие и понимать, что в твоих поступках, словах, образе мыслей присутствует Бог, нужно пребывать в особенном состоянии, нужно много, очень много трудиться. Если это приобретено — хранить, потому что духовное состояние бывает чрезвычайно хрупким. Одно неосторожное слово может его разрушить. Апостол Павел был всегда предан Богу, и потому Бог всегда пребывал с ним.

И далее он пишет: «С оружием правды в правой и левой руке». Здесь он сравнивает себя с воином, который в Библии по-славянски назван «ободесноручным» (см. Суд. 3, 15; 20, 16). В те времена такой воин считался совершенным в искусстве сражения, почти что непобедимым, поскольку мог одинаково ловко владеть мечом правой и левой рукой. Как мы знаем из Священного Писания, «ободесноручными» были воины из колена Вениаминова. Апостол Павел принадлежал к этому колену. Может быть, он, как и другие мужчины, был научен этому искусству, передававшемуся в Вениаминовом колене из поколения в поколение. И вот апостол прикровенно говорит о себе как об искусно обученном, совершенном воине, всегда готовом сражаться с врагами истины, с ложью и заблуждением. С одной стороны, в нем действует сила Божия, а с другой стороны, и сам он проявляет некое искусство и мужество.

«В чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах: нас почитают обманщиками, но мы верны» (ст. 8). Вот каковы были апостол Павел и прочие апостолы. И это должно заставить нас, как споспешников им в деле спасения, быть чрезвычайно бдительными над собой. Апостол Павел совершал свое служение без преткновения. Когда его прославляли, он не соблазнялся тщеславием и гордостью, когда бесчестили, не считал себя опозоренным и униженным, но пребывал в ровном и мужественном состоянии души. Ему было безразлично, если о нем говорили дурно или клеветали на него, называли обманщиком. Ничто его не устрашало, он оставался верен своему служению и продолжал говорить то, что считал истиной, что внушал ему Дух Святой.

«Мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем» (ст. 9). Апостол Павел, как мы знаем, имел невзрачную наружность. И вообще апостолы не были какими-то особо прекрасными, величественными людьми, внушающими уважение своей внешностью, даже наоборот. Апостол Павел был низкорослый, плешивый, да притом еще и еврей. А к евреям многие язычники относились с презрением и отвращением. И вот представьте: появляется какой-то невзрачный человек, еврей, и начинает говорить о событиях, с его точки зрения будто бы важных. Конечно же, поначалу его слушали с презрением. Как, например, смеялись над ним в Ареопаге, когда он проповедовал о воскресении из мертвых, и говорили: «Об этом мы будем слушать тебя в другой раз» (см. Деян. 17, 32). Но это не смущало святого апостола. Его осмеивали, вменяли ни во что, он же говорил. И когда он проповедовал, то вдруг видели, что за этой неказистой внешностью скрывается необыкновенный человек. Что это даже не человек, а труба Святого Духа. Что он велик, как древние великие пророки, и, может быть, еще возвышеннее и прекраснее их, потому что возвещает полноту истины. Тогда-то и узнавали, что перед ними не просто какой-то неизвестный, невзрачный, незнатный и небогатый человек из ничтожной провинции Римской империи, каковой была в то время Иудея, но апостол истины, через которого говорит Небо, через которого говорит Бог.

«Нас почитают умершими, но вот, мы живы». Умирали апостолы действительно многократно, потому что их много раз пытались убить, и только Промысл Божий не допускал этого до времени, пока они не потрудились в достаточной степени. И наверное, неоднократно распространялись слухи о том, что апостол Павел умер, что его убили, но вдруг он вновь появлялся и продолжал проповедовать. Изумлялись этому, я думаю, не только его друзья и духовные чада, но и враги.

«Нас огорчают, а мы всегда радуемся» (ст. 10). Сравним с собой: возможно ли нам это? Мы огорчаемся от неприятного слова, укоризненного взгляда, даже от справедливого обличения и замечания. А чем огорчали святого апостола Павла? Избиениями, клеветой, попытками убить, заключениями в темницу, унижениями… Но он всегда пребывал в радости. Апостол говорит «мы», то есть, хотя рассказывает о себе, но его слова в равной степени относятся и к прочим апостолам.

«Мы нищи, но многих обогащаем» (ст. 10). Чем обогащают? Деньгами? Нет, конечно. Мы нигде не слышим, чтобы обращенные апостолом Павлом к вере стали богатыми людьми. Но он обогащал своих пасомых тем, что выше всего земного, выше целого мира — Царством Божиим. И тех, кто обращался к вере во Христа, делал царями и священниками, как говорит об этом Откровение Иоанна Богослова (см. Откр. 1:6). Апостолы, эти нищие, ничтожные люди, которые нуждались в пропитании и у которых не хватало иногда денег на удовлетворение своих скромных нужд, обогащали целую вселенную проповедью о Царстве Божием и насаждением, устроением Царства Божия на земле, каковым является Церковь Христова.

«Мы ничего не имеем, но всем обладаем» (ст. 10). Чем обладал святой апостол Павел? Обладал ли он какими-то дворцами, имуществом? Что он имел в виду? Неправильно понимать эти слова в узком смысле: что христиане помогали апостолу удовлетворять его нужды и везде, где им были основаны общины, он мог рассчитывать на прием и материальную поддержку, потому что в таком случае нельзя было бы сказать: «Мы всем обладаем». Апостол Павел, скорее, всегда нуждался. Чем же он обладал? Человек, отрекшийся от всего и служащий Богу, надеющийся только на Него, чувствует, что он обладает всей вселенной, всем миром и что весь мир служит ему в той степени, в какой это ему необходимо. А если и скорби приходится понести, то он принимает их как из руки Божией, как то, что ему необходимо претерпеть ради собственного совершенствования, находя в этом восполнение скорбей Христовых, недостающих Церкви.

Вот что, подобно апостолу Павлу испытывали, переживали святые апостолы. И мы, их ученики — ведь и Церковь свою мы называем Апостольской, — должны помнить, какой великий, нечеловеческий подвиг они ради нас совершили. И потому мы должны приложить малое усердие для того, чтобы быть достойными их трудов и, будучи споспешниками трудам апостольским, принести плод духовный. Плодом же духовным является, в конечном счете, наше спасение.

Будем ценить подвиг этих великих древних мужей. О некоторых из них мы мало что знаем, но, как говорит Евангелие, дерево познается по плодам (см. Мф. 7:16). Эти никому не известные, беспомощные, беззащитные, нищие люди основали Церковь Христову, которую врата адовы одолеть не могут (см. Мф. 16:18). Будем верны апостольскому Преданию, будем жить в этом Предании, мыслить им, чувствовать согласно ему, будем подвизаться, как учили нас святые апостолы. Только так мы оправдаем их подвиг ради нас и сделаем их труды не тщетными. Только так благодать Божия, дарованная нам в Церкви Христовой, не окажется данной нам напрасно.

Аминь.

16 сентября 2007 года.

vn001

Источник: Схиархимандрит Авраам (Рейдман). Апостольские поучения.
Полный годовой праздничный круг.— Паломник, 2009.

См. также: