Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Неделя 18-я по Пятидесятнице. Евангельские сети

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Лк., 17 зач., 5:1-11

Чудесный улов рыб

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодняшнее евангельское чтение на первый взгляд может показаться довольно простым. Оно не содержит в себе никакой притчи, но повествует об одном из многих сотворенных Господом Иисусом Христом чудес. Иные чудеса, описанные в Евангелии, гораздо более удивительны. Тем не менее Святая Православная Церковь предлагает нам сегодня обратить особенное внимание именно на это чудо, с той целью чтобы мы нашли для себя нечто назидательное в этом по видимости простом повествовании.

«Однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского, увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети» (ст. 1–2). Это озеро существует и по сей день. Оно само и природа вокруг него необыкновенно красивы и в пасмурную, и в ясную погоду, и на закате, и на восходе солнца. Даже сам воздух там кажется особенным. И сейчас, как и в апостольские времена, местные жители занимаются тем же промыслом – ловлей рыбы. Рыбу, которую ловят, и христиане, и не христиане называют, основываясь на предании, «рыбой апостола Петра», такова достопримечательность тех мест.

«Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки» (ст. 3). Столь много было народа, так сильно люди Его теснили, что Ему необходимо было от них несколько отдалиться.

«Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова. Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть» (ст. 4–5). Конечно же, апостол Петр, которого в то время звали Симон, как профессиональный, знающий свое дело рыбак, понимал: никакого улова быть не может. Ведь если его не было ночью, то тем более, не будет днем. Зная это и по личному опыту, и по опыту своих наставников в рыболовстве, он, однако, смирился перед Господом Иисусом Христом, поскольку к тому времени уже испытывал к Нему почтение. Петр видел в Нем великого пророка и учителя, хотя еще и не понимал, что Он – Сын Божий. Может быть, такое смирение и такая уступчивость были природной наклонностью Симона, благодаря которым, как, впрочем, и благодаря своему послушанию и доверию Господу, он стал способен увидеть великое чудо.

«Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть. Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась» (ст. 5–6).

Интересно рассуждает об этом святитель Иоанн Златоуст. Какая удивительная, говорит он, была ловля: рыбы сами устремлялись в сеть, словно соревнуясь между собой, кто туда попадет. И это небывалое явление, это необыкновенное чудо, которое по-настоящему оценить мог только опытный рыбак, окончательно обратило апостола Петра к Господу Иисусу и сделало его верным учеником Христовым.

«И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть» (ст. 7). Всю ночь не могли поймать ничего – и вдруг столько рыбы, что сеть прорывалась. Столько рыбы, что лодки, наполненные ею, стали уже тонуть и погружаться!

«Увидев это, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный» (ст. 8). Когда все это произошло, Симон Петр понял, что случившееся было чудом, а не следствием какого-то совпадения. Потому он «припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных» (ст. 8–9).

Часто с нами происходят некие неожиданные для нас события, которые по сути являются чудесными. Например, находится необыкновенный выход из, казалось бы, безвыходного положения. Однако мы сразу пытаемся найти объяснение: это совпадение, все произошло нечаянно. Но разве и апостол Петр не мог сказать: «Господь велел бросить сеть, и вот в нее попало много рыбы. Нет в этом ничего удивительного, просто косяк рыбы нечаянно подошел»? Конечно же, он мог бы так объяснить этот чудесный улов. Для того чтобы в обыкновенных по видимости событиях увидеть чудеса Божии, нужно иметь простоту. Эта простота и была у апостола Петра, именно она и заставила его признать в случившемся несомненное чудо Божие.

Посмотрим внимательно вокруг себя: часто и в нашей жизни бывают такие удивительные вещи. Например, все наши обстоятельства неожиданно улаживаются. Почему так происходит? Нечаянно – кажется нам. На самом же деле это Господь услышал наши молитвы, а может быть, и прежде прошения нашего помог нам и исполнил наши нужды. Ведь и Евангелие благовествует, что Господь знает наши нужды прежде прошения нашего (см. Мф. 6:8). Но мы не хотим видеть чудо – не подлежащее никаким сомнениям, не нуждающееся ни в каком анализе – и уподобляемся фарисеям, говорившим: «Покажи нам знамение с неба» (см. Мф. 12:38; 16:1; Мк. 8:11). Все те чудеса, какие творил Господь, казались им недостаточными, и они просили знамения «с неба», то есть того, чтобы чудо было показано именно в воздушном пространстве. Так и у нас часто получается: мы хотим знамения с неба в буквальном смысле. Только тогда мы готовы признать за тем или иным событием исключительность, дающую ему право называться чудом. Происходит же это оттого, что в нас нет душевной простоты.

«Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных; также и Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону. И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков» (ст. 9–10). Видя это чудо, Петр признал в Иисусе великого пророка или, может быть, почувствовал, что перед ним Сын Божий, и потому припал к Его ногам и сказал: «Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный». Предоставив Спасителю возможность проповедовать из своей лодки, он вместе с тем не считал себя достойным получить вознаграждение за оказанную им Господу услугу. Мы же, напротив, считаем себя достойными благодеяний Божиих за наши малые добрые дела. Он не возгордился тем, что с ним произошло такое чудо, а, наоборот, смирился до такой степени, что счел себя недостойным находиться в одном месте с этим великим Человеком, Господом Иисусом Христом. «Выйди от меня, Господи…» Почему «выйди»? Потому что я человек грешный, я не достоин быть рядом с Тобой, я не достоин этих чудес.

«Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных». Ужас их объял потому, что они, как я говорил, будучи рыбаками, знали: при обычном ходе вещей такому улову случиться невозможно. Если бы там присутствовали мы, незнакомые с этим промыслом, то нам, может быть, такая ловля показалась бы чем-то обыкновенным. Люди же сведущие пришли в ужас, настолько потрясающе было это чудо. И не только Петр, но и его товарищи Иаков и Иоанн, сыновья Зеведеевы, будущие апостолы. Эта подробность еще раз подтверждает, сколь необыкновенным было чудо улова. Оно поразило всех, а не одного человека, как бывает, когда он удивляется чему-то в силу свойств своего характера, тогда как ничего удивительного не происходит.

«И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков» (ст. 10). Возможно, сказанные Господом слова кому-то кажутся дерзкими. Нас, пастырей Христовой Церкви, часто упрекают за то, что мы ведем некую пропаганду, улавливаем, так сказать, человеческие души и так далее. Однако и те, кто не говорит о пропаганде, и те, кто открыто пропагандирует религию или нечто другое, – все пытаются уловить людей. Но есть сеть Христова, улавливающая людей ради их спасения, и есть сети, улавливающие людей в погибель. Поэтому не будем смущаться выражением, что апостол Петр будет «ловцом человеков». Лучше подумаем, как он их улавливал? Какими-то соблазнами? Обещаниями богатства или греховных наслаждений? Подкупом или угрозами он улавливал людей в сети евангельские? Нет, он улавливал их любовью, кротостью, долготерпением, проповедью о любви, проповедью о вечном блаженстве, вечном спасении. Улавливал их многочисленными чудесами. Как мы знаем из Деяний апостольских, даже тень апостола Петра, осенявшая людей, лежавших вдоль дороги, по которой он проходил, исцеляла их (Деян. 5:15). Вот из чего состоят евангельские сети. Нищие, совершенно ничего не имевшие, беззащитные люди ходили бесстрашно по всему миру. Своей проповедью, своим необыкновенным словом, которое было сильно не красотою, а убедительностью (ведь проповедь апостолов была подтверждена многочисленными чудесами и добродетелями самих проповедников), они уловили всю вселенную и наполнили Церковь Христову. Вот как была основана Православная Церковь.

Не так распространялась, например, магометанская религия. Первоначально лишь немногие сторонники Магомета добровольно приняли его «откровение», а впоследствии, еще при его жизни, началась так называемая «священная война». В ней непокорных магометанской вере людей просто уничтожали, то есть вера распространялась силой оружия. Доходило иногда до абсурда. Один человек, обратившийся в магометанскую веру, беседовал со своим братом, еще не вполне принявшим новое вероисповедание, и брат спросил: «Если бы я не захотел обратиться в вашу веру, что бы ты сделал?» Тот ответил: «Если бы Магомет приказал, я убил бы тебя». И на его брата эти слова произвели такое впечатление, что он окончательно решил принять эту веру. Бесчеловечное отношение к ближним для некоторых людей являлось доказательством абсолютной правоты. Вот так распространялось магометанство.

Основатель буддизма приобрел себе последователей иным путем. В самом начале своей проповеди Будда нашел могущественных покровителей – современных ему великих царей. Благодаря этому его учение и начало распространяться в Индии. Когда же это покровительство иссякло, буддизм в Индии почти совсем исчез, уступив место прежнему традиционному языческому вероучению, а вернее, учению многочисленных индуистских языческих сект.

Можно было бы сказать и о том, как католики насилием распространяли свое неправильное вероучение, в том числе и среди православного народа, – и о многих других инославных конфессиях.

А теперь вспомним, как распространялось христианство во времена апостольские, в первые столетия по Рождестве Христовом. Триста лет Церковь в Римской империи была гонима. Гонения почти не прекращались. Временами они ослабевали, а затем вновь начиналось преследование и уничтожение христиан. Эти бедствия продолжались долгое время, но евангельские сети все-таки уловили значительную часть населения Римской империи. А поскольку могущество проповеди было необыкновенно велико, то она в конце концов уловила в свою сеть и самих римских царей. И гонения эти прекратились после воцарения Константина, который был христианином.

Вот из чего сплетены сети, в которые уловили вселенную апостолы. Поэтому не будем бояться слов Спасителя. Евангельские сети не прельщают, они спасают. Дай Бог нам всем хотя бы отчасти приобрести благодать улавливать в евангельские сети окружающих нас людей. Но как ее приобрести? Обратимся вновь к сегодняшнему повествованию.

Мы видим, что прежде всего апостол Петр проявил послушание. Согласно здравому рассуждению, никакого улова не следовало ожидать, но апостол Петр, тем не менее, отвечает Спасителю так: «Ничего не выйдет, но все-таки, Господи, я тебя послушаюсь». Потом, когда произошло чудо, ужаснувшее всех присутствовавших, Петр обнаруживает смирение и покаяние: «Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный». Итак, послушание, потом покаяние, смирение, сознание своего недостоинства. А мы разве почитаем себя недостойными имени христианина? Разве мы считаем себя недостойными доброго к себе отношения? Нет, мы считаем себя достойными всех благ. Мы не можем сказать, подобно апостолу Петру: «Выйди от меня, Господи», то есть признать свое полное недостоинство.

Не должны мы забывать и о той вере, которую проявил апостол Петр. Я уже говорил, что чудесный улов можно было при желании объяснить неким естественным совпадением. Простота и вера – вот что еще было у апостола Петра. И когда он все это проявил, показал себя человеком совершенно благонамеренным, тогда Господь сказал ему: «Не бойся; отныне будешь ловить человеков. И, вытащив обе лодки на берег, оставили все и последовали за Ним» (ст. 10–11). Итак, вот что нам необходимо: послушание, смирение, покаяние, выражающееся в сознании своего недостоинства, простота, от которой рождается вера. И тогда только мы получаем благословение Божие.

Необходимо и еще одно качество – совершенное самоотвержение: оставив все, Петр пошел за Спасителем. Казалось бы, вот, ты всю ночь трудился и сейчас получил такой улов, о котором мог только мечтать, твое желание сбылось. Однако духовно прозревшему человеку все это уже не нужно, для него все это уже не имеет никакого значения. Он оставляет все и следует за Господом.

Необходимость полного самоотвержения отнюдь не означает, что люди, как примитивно понимают сектанты, должны бросать семьи и совершать какие-то экстраординарные поступки, совершенно меняя свою жизнь. Нет, такое самоотвержение мы должны иметь прежде всего внутри себя, в нашем следовании заповедям. Внутренне мы должны отказаться от всех своих привычек, пороков, заблуждений и следовать за Господом, оставив все, что нас привязывает к прежней нашей греховной жизни. Пусть даже та или иная наша привычка или наклонность сравнительно невинна, негреховна, – и ее мы должны оставить, если она препятствует нам следовать за Христом.

Из сегодняшнего евангельского чтения нужно извлечь урок правильного отношения к действию благодати Божией на человека. Благодать Божия сначала человека проверяет: имеет ли он послушание. Если он проявит послушание, она открывает ему вещи, до той поры ему неизвестные. Не всегда это бывает явным, видимым чудом, чудо зачастую происходит в самой его душе: он чувствует вдруг необыкновенную духовную прибыль.

Много потрудившись, но пребывая в самонадеянности, как во тьме ночи, не зная точно, что делать, человек ничего не приобретает и уже начинает терять надежду. Но если он послушает Господа и в конце концов станет поступать не по своей воле, а именно по воле Божией, то неожиданно ощутит в душе своей необыкновенный улов благодати. И когда он это почувствует, тогда должен признать в происшедшем чудо Божие, а не свою заслугу, и ужаснуться необыкновенной милости Божией к себе. И уже после этого Господь дарует ему благодать «ловить человеков» – не обязательно проповедью и силою убеждения, но силою личного примера. Когда люди нечаянно узнают о каком-то высоко нравственном человеке, что он христианин, то это всегда привлекает их в Церковь. И наконец, кроме всего этого необходимо полное самоотвержение, беспрекословное следование евангельским заповедям.

Итак, будем внимательны к действию в нас благодати. Проведенная аналогия не является надуманной, поскольку происшедшее однажды с апостолом Петром происходит с душой каждого человека. Ибо законы духовной жизни одинаковы, говорим ли мы о явном чуде, случившемся во времена земной жизни Спасителя, или о внутреннем, никому не известном чуде нашей души. Будем прислушиваться к Евангелию, будем внимательны к себе. Будем относиться к действию благодати в нашей душе так, как отнесся апостол Петр к чуду, происшедшему с ним, и тогда получим то благословение, какое получил он.

Аминь.

6 октября 1996 года.

vn001

Источник: Сайт Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря.

См. также: