Сегодня:

15 сентября 2019 г.
( 2 сентября ст.ст.)
воскресенье.

Благоверные князь Петр и княгиня Феврония.

Неделя 13-я по Пятидесятнице.
Глас 4.

Поста нет.

Мч. Маманта , отца его Феодота и матери Руфины (III). Прп. Иоанна постника, патриарха Константинопольского (595). Прпп. Антония (1073) и Феодосия (1074) Печерских. Перенесение мощей блгвв. кн. Петра , в иночестве Давида, и кн. Февронии , в иночестве Евфросинии, Муромских чудотворцев (1992). Мчч. 3628 в Никомидии (III-IV). Обретение мощей прп. Феодосия Тотемского (1796). Собор Саратовских святых Сщмчч. Варсонофия, еп. Кирилловского, и с ним Иоанна пресвитера, прмц. Серафимы игумении и мчч. Анатолия, Николая, Михаила и Филиппа (1918). Сщмчч. Дамаскина, еп. Стародубского, и с ним Евфимия, Иоанна, Иоанна, Владимира, Виктора, Феодота, Петра, Стефана пресвитеров (1937). Сщмч. Германа, еп. Вязниковского, Стефана пресвитера и мч. Павла (1937). Калужской иконы Божией Матери (1771).


Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Апостольские поучения. Неделя 24-я по Пятидесятнице

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Еф., 221 зач., 2:14–22

Христос есть мир наш

Страшный Суд

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Святой апостол Павел говорит о Господе нашем Иисусе Христе: «Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем» (ст. 14–16). Такова первая фраза сегодняшнего апостольского чтения, слышанного нами за Божественной литургией.

Подобно тому как апостол Иоанн Богослов говорит: «Бог есть любовь» (1Ин. 4:8), святой апостол Павел о Господе Иисусе Христе говорит: «Он есть мир наш» (ст. 14). Такие слова мог сказать только тот человек, который опытно переживал общение с Господом Иисусом Христом. Он отождествляет это духовное ощущение, мир, с его Источником, потому что, когда человек чувствует в себе пребывание Господа Иисуса Христа, обещавшего: «Я приду и вселюсь в того, кто заповеди Мои исполняет» (см. Ин. 14:23), он видит, что Господь есть не просто миротворец, но Он несет мир в Себе и есть сам этот мир.

Конечно, одно слово «мир» не дает исчерпывающего описания не только Божественной природы, которую описать невозможно, но и Божественных энергий, или действий. В то же время Божественное действие содержит в себе Самого Бога, и нельзя сказать, что оно есть нечто иное, меньшее. Когда мы говорим: «Бог есть любовь» или «Господь есть мир», это и значит, что в любви и мире приходит к нам Сам Господь.

«Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду» (ст. 14). Здесь речь идет об эллинах и иудеях, между которыми, естественно, была вражда, поскольку иудеи исповедовали истинного Бога, а эллины были язычниками, многобожниками. Например, из Маккавейских книг мы знаем, что они пытались насадить в Иудее свою ложную религию, проливая множество крови, и иудеи вели с ними жестокие войны, отстаивая свою религию. Кроме того, эллины считали себя культурной нацией, и, собственно, они и были одной из самых культурных наций того времени. Всех прочих, в том числе и иудеев, они воспринимали как варваров. Многие иудейские обычаи казались эллинам нелепыми и вызывали у них глубокое отвращение.

Таким образом, между этими двумя народами была взаимная вражда, но Господь Иисус Христос упразднил ее, разрушив средостение, преграду, стоявшую между ними, потому что упразднил ветхий закон. Он не отменил заповеди «не прелюбодействуй» или «не убий» (см. Исх. 20:13-14), но возвел человека к высшему состоянию. Он отменил все языческие заблуждения, однако же не упразднил совести, жившей в язычниках, о чем апостол Павел говорит так: люди, не будучи под законом, творили добро, следуя своей совести (см. Рим. 2:14-15).

Итак, разрушено средостение, и верующие должны соединиться, что и происходило среди первых христиан. Остановим свое внимание именно на иудеях, не будем говорить обо всех вообще национальностях. Если сейчас иудеи, или евреи по происхождению, присоединяются к Церкви Христовой, состоящей из язычников по происхождению, например из русских или греков, то в древности, наоборот, язычники присоединялись к Церкви, состоявшей в основном из иудеев. Все как бы поменялось местами, однако же сущность церковной жизни от этого не изменилась: средостение разрушено — и все то, что разделяет людей, национальные и культурные преграды, исчезло и не имеет никакого значения.

Что же сказать о современных антисемитах, которые утверждают, что евреи ни в каком случае, как бы они ни каялись и искренне ни принимали христианство, не имеют права, например, принимать священный сан и вообще не могут быть равноправными членами Церкви Христовой? Конечно же, такое утверждение говорит о том, что эти люди не познали Бога. Ибо тот, кто познал Христа и силу жертвы Христовой, понимает, что все разделения исчезли. Напротив, непонимание этого обличает в людях то, что они исповедуют Бога только устами, в лучшем случае принимают Его одним умом, но сердце их далеко отстоит от Него (см. Мф. 15:8).

То же самое нужно сказать обо всех прочих разделениях, мешающих нам быть единым целым. Допустим, один человек интеллигентный, а другой — малообразованный, один по национальности русский, другой — еврей или украинец, и это также бывает препятствием для единения. Известно, что люди, зараженные националистическими настроениями, относятся неприязненно даже к своим собратьям по вере. Есть много преград, естественных или греховных, мешающих нашему единению: умственные способности, образование, имущественное или социальное положение, характер, пол. Конечно, мы должны соблюдать осторожность в общении с людьми другого пола, но это не должно служить поводом для человеконенавистничества. Мы остерегаемся друг друга по немощи, а не из принципа.

Итак, Господь пришел и водворил мир, разрушив все преграды между людьми. И если мы чувствуем, что преграды эти все-таки для нас действительны и мешают нам соединиться сначала с Господом, а затем друг с другом, то, значит, мы Господа не познали, не пришли к Нему. Вспомним слова апостола Иоанна Богослова: «Как ты можешь любить Бога, Которого не видишь, если ты не любишь ближнего, которого видишь?» (см. 1Ин. 4:20). Вспомним, как преподобный авва Дорофей сравнивает любовь к Господу и людям с окружностью. Центром окружности является Господь, и чем более точки, находящиеся на радиусах, приближаются к центру, тем ближе они становятся между собой. Этот прекрасный образ означает, что, чем больше мы любим Господа, тем больше любим друг друга. И авва Дорофей, и прочие подвижники понимали это: подлинная любовь к Богу обязательно производит любовь к ближнему и разрушает все препятствия. А кто говорит, что он любит Бога, но придает значение чему-то человеческому, например национальности или культурному уровню, тот не познал Его.

«Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею» (ст. 14-15). Господь упразднил вражду между людьми Своим распятием на Кресте, крестной жертвой. Дорогой ценой мы куплены, как говорит в ином месте апостол Павел (см. 1Кор. 6:20; 7:23). И нам необходимо помнить, что разрушенная преграда не должна быть нами воссозидаема. Мы не можем придавать значение тому, что Господь уничтожил, и делать это препятствием для себя к подлинной евангельской жизни.

«А закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека» (ст. 15). Под законом заповедей нужно понимать Моисеев закон. Он упразднен, во-первых, в той своей части, которая имеет ритуальное значение, а во-вторых, в той части, которая в более возвышенной форме преподана нам в Евангелии. «Не прелюбодействуй» упразднено не в том смысле, что можно прелюбодействовать, а в том, что нельзя уже и смотреть с вожделением (см. Мф. 5:28). Заповедь «не убий» отменена не потому, что теперь можно убивать, но потому что нельзя даже гневаться (см. Мф. 5:22).

«Дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека» (ст. 15). Теперь уже нет ни эллина, ни иудея и вообще никакой другой национальности. Появился новый человек — христианин. Пусть он говорит на еврейском языке, на котором говорили первые христиане, на греческом или каком-либо из славянских языков, на которых говорят христиане, обратившиеся к вере уже спустя почти тысячу лет после пришествия Спасителя, но все они представляют из себя один народ — новый Израиль.

«Дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир» (ст. 15). Обратимся к истории Церкви и посмотрим, чтó создал этот новый человек. Из чего состоит, выражаясь светским языком, церковная культура? С одной стороны, это учение, основанное на библейском Откровении, которое содержится в книге, принадлежавшей евреям. С другой стороны, в Церкви присутствует множество таких культурных явлений, как иконопись, музыкальная и песенная культура, архитектура и прочее, не имеющее отношения к древней еврейской цивилизации. Мы видим, что каждый народ принес в Церковь все самое лучшее, что у него было. Некоторые считают, что церковная культура есть синтез нескольких культур. Прежде всего еврейской, эллинской, римской, сирийской. Римское право, например, чрезвычайно повлияло на церковные каноны и вообще на сознание христианина. Наверное, можно было найти и другие влияния, но мы говорим об основных и общеизвестных. Так из многих получился один новый человек — христианин, воспринявший от всех все самое лучшее. То, что было естественно, допустим, в культуре античной, греческой, было очищено гением святых отцов, конечно, под воздействием Божественного Откровения, заимствованного от апостолов, или, опять же выражаясь светским языком, еврейских проповедников. Об этом говорит Алексей Степанович Хомяков, выдающийся русский философ.

«И в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем» (ст. 16). Все мы примирились с Богом, если мы подлинные христиане, посредством крестной жертвы Спасителя. И это была настолько действенная жертва, что вражда была не просто умалена или отменена, а, как сказал апостол Павел, убита, ее уже нет.

«И, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким» (ст. 17). Кто эти дальние и близкие? Конечно, с точки зрения апостола Павла, бывшего природным иудеем, с детства воспитанным в благочестии, близкими были прежде всего иудеи. Дальние были те, которые даже не мыслили о том, что есть истина, что она может быть им неожиданно проповедана и они когда-либо могут ее принять. И вот, дальние и близкие, все соединились. Но мы, применяя слова апостола к нашему времени, можем понимать их и более широко: дальние и близкие — это вообще все люди. Не только ближних нужно любить, но и дальних. Все соединены в одно, все представляют собой нечто единое, если только подлинно следуют Христу.

«И, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким, потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе» (ст. 17–18). Все мы получили возможность общаться с Богом в Духе Святом вне зависимости от того, какими мы были в прошлом: простыми или образованными, развратными или целомудренными. Какого бы пола, национальности и характера мы ни были, все мы имеем доступ к Богу. Но это не значит, что мы сохраняем то, что было в нашем прошлом. Эллины и иудеи (если мы возьмем этот конкретный пример, о котором говорит апостол Павел) не сохраняют своих прошлых заблуждений, но берут только то лучшее, что было в их жизни: эллины — чистую совесть и стремление ко всему возвышенному, евреи — Божественное Откровение, за исключением ритуальных предписаний и формальных требований. Так и мы, если берем что-то хорошее, а все дурное отметаем, можем сказать о себе, что имеем доступ к Богу. Напротив, мы не имеем к Нему доступа, если сейчас остаемся такими, какими мы были в прошлом, и при этом дерзновенно и необоснованно считаем, что имеем право на богообщение, и удивляемся, почему же в нас нет благодати Божией, почему Господь нам не является и не приближает нас к Себе. Потому что все то, что нужно было отмести, то, что Господь разрушил и даже убил, как сказал апостол Павел, мы вновь начинаем в себе культивировать, придавать этому значение и даже развивать. Таким образом, мы воздвигаем преграду не только между собой и другими людьми, но и между собой и Богом. Если человек чувствует, что он не имеет ничего общего с тем или другим человеком, то он должен понимать, что эта преграда одновременно не допускает его и к Господу.

«Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом» (ст. 19–22). Эти слова становятся в особенности понятны, если мы вспомним, как относились к этому древние. Кто были свои, так сказать, родственники Богу? Те, которые были с Ним одной плоти — ибо Господь по плоти был евреем — те, которые произошли из чресл праведного Авраама и были богоизбранным народом. Апостол Павел говорит то, что сейчас для нас представляется уже неважным, но для людей того времени было чрезвычайно актуальным: «Вы уже не чужие Богу. Не думайте, что если вы не произошли от Авраама, значит, вы чужие Богу в любом случае. Нет, вы стали родными Ему так же, как и те, кто является родственным Ему по плоти». Сейчас то же можно сказать христианам не из язычников, а из евреев. Евреи когда-то отпали от Христа, но теперь если некоторые из них обращаются к Нему, то, соединяясь с древом Церкви, они вновь соединяются с тем народом, от которого отделились, отпав от Христа. Таким образом, утерянное ими единство восстанавливается.

«Вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу» (ст. 19). Слова «сограждане святым» в особенности были ясны для эллинов, потому что они придавали большое значение понятию «гражданин». Собственно, «гражданин» понималось в узком смысле слова — «житель города». Тогда не говорили «граждане Римской империи», как мы сейчас говорим «граждане России», но говорили «граждане Рима» или «граждане Афин». Кто был гражданином города, тот имел в нем определенные права, пользовался защитой закона, покровительством знатных граждан. А кто был чужой, тот вынужден был искать каких-то покровителей, иначе было опасно даже путешествовать или останавливаться где-либо. Он был беззащитным, если не имел покровителя или, как выражались римляне, патрона. Поэтому апостол Павел успокаивает христиан из числа эллинов: «Вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу» (ст. 19).

«Быв утверждены на основании Апостолов и пророков» (ст. 20). Некоторые толкователи считают, что под пророками нужно понимать пророков Нового Завета, таких как пророк Агав, упоминаемый в Деяниях апостольских (см. Деян. 11:28; 21:10). Есть и сейчас люди, до некоторой степени обладающие пророческими дарованиями, мы называем их обычно прозорливыми, старцами и другими подобными именами, но, по сути, они имеют дар пророческий. Все мы утверждены на основании веры в святых апостолов и пророков. У нас в России тоже были люди, обладавшие пророческими дарованиями, например преподобный Серафим Саровский, отец Иоанн Кронштадтский и другие угодники Божии. И мы соединяемся со всеми ими, являемся родными им, потому что приняли их учение, учение апостолов и святых отцов.

«Имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом» (ст. 20–22). Это здание построено не на человеческом учении, пусть ранее я употреблял такие выражения, как эллинская или еврейская культура, для того чтобы было понятнее. Краеугольный камень этого великого строения есть Сам Иисус Христос. На Нем зиждется здание, построенное не из камней или какого-либо другого материала, а из людей. Мы сами — живые камни этой Церкви Божией. Все вместе мы составляем величественное и прекрасное здание, и одновременно каждый из нас в отдельности должен являться храмом Божиим. Если мы не просто теоретически воспринимаем слова апостола Павла, но делаем их своим жизненным принципом, понуждаем себя подвизаться таким образом, чтобы соответствовать его учению, тогда, благодаря действию Святого Духа, мы становимся жилищем Божиим. Еще раз повторю: и все мы вместе, и каждый из нас в отдельности. Более того, если каждый из нас не является храмом Святого Духа, он не может быть одним из живых камней, созидающих Церковь Божию, он отпадает от нее. Мы должны это осознавать. Представьте себе, как строится здание. Опытный каменщик выбирает хорошие камни и употребляет их в дело, а негодные отбрасывает. Допустим, ему попался треснувший кирпич. Каменщик попробовал его использовать, но он еще больше раскололся, и каменщик отбросил его в сторону.

Если, по слову апостола Павла, будет разрушена преграда, отделяющая нас как от Бога, так и друг от друга, то каждый из нас сможет стать жилищем Божиим. Не благодаря своему усилию, но благодаря крестной жертве Христа и действию Святого Духа. Только тогда он станет пригодным для участия в этом великом деле — созидании Церкви Божией.

Всё в церковной жизни того или иного народа слагается из отдельных людей, и когда этих людей становится очень мало, тогда Церковь разрушается и исчезает. Да, Церковь Христова непобедима, «врата адова не одолеют ее» (Мф. 16:18), но нигде не сказано, что врата ада не одолеют Церкви Русской, Римской, Греческой или какой-либо иной. Если народ перестает быть ревностным, оскудевает в благочестии, перестает исполнять заповеди Божии, предпочитает Божественному Откровению нечто земное, человеческое (я уже не говорю о греховном), тогда возрастает преграда, отделяющая нас и друг от друга, и от Самого Господа. Тогда Церковь, как сказано в Откровении Иоанна Богослова, уходит в другое место, светильник бывает сдвинут (см. Откр. 2:5), а то, что мы до тех пор считали Церковью, превращается в обыкновенную организацию. Так произошло с некоторыми народами, показавшими прежде великие подвиги благочестия и великую ревность по православию, например с римлянами и коптами, потомками древних египтян. Из среды египтян вышло множество великих подвижников благочестия, египетских монахов. Мы до сих пор назидаемся их наставлениями, читаем об их подвигах и умиляемся. Но народ этот отпал от Бога. Римляне были оплотом православия многие века, но сейчас они чужды его. Поэтому мы не должны обольщаться разными легендами и считать, что в России, что бы ни произошло, Церковь всегда будет существовать. Некоторые Церкви совсем исчезли, например прославленная Карфагенская Церковь, как исчезли и целые народы.

Говорю это не для того, чтобы вызвать какое-то смущение или унизить славу Русской Церкви, но для того, чтобы мы поняли, что каждый из нас несет личную ответственность перед народом Божиим, перед Церковью Божией, а именно Русской Православной Церковью. Каждый из нас должен, подвизаясь ради очищения своего, тем самым содействовать обновлению и всей Церкви, распространению и утверждению православия в земле Русской. А кто руководится какими-либо иными принципами, помимо христианских, тот, часто сам того не осознавая, становится врагом Божиим, хотя при этом объявляет себя ревнителем православия. Мы должны быть осторожны и бдительны, должны понимать, что ничто человеческое нельзя предпочесть Божественному Откровению, Божественным заповедям и евангельским догматам. Именно этим мы должны руководствоваться, следуя учению мудрого, великого и прославленного учителя, каким был святой апостол Павел. Аминь.

26 ноября 2006 года.

vn001

Источник: Схиархимандрит Авраам (Рейдман). Апостольские поучения.
Полный годовой праздничный круг.— Паломник, 2009.

См. также: