Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Беседы с Архипастырем. Церковь: священники и миряне

Предлагаем Вашему вниманию текстовую версию одного из выпусков программы «Беседа с Архипастырем», подготовленной телестудией Саратовской митрополии, и посвященный разговору о том, кто такой священник? в чем состоит его служение? как человек становится священником?…

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин

?Здравствуйте, Владыка! Так кто же такой священник?

— Священник — это человек, который решился посвятить свою жизнь служению Богу и людям. Священник — «руки, ноги, глаза» архиерея, который является по сути преемником апостолов. Это человек, который возглавляет Евхаристическое собрание в своем приходе.

?А как человек становится священником? И что происходит с ним во время рукоположения?

— Человек становится священником, прежде всего, в результате собственного жизненного выбора. Нужно любить Бога, любить Церковь и церковную жизнь, очень сильно захотеть служить, увидеть в служении Богу смысл своего существования. Бывает такое чудо, когда человеку хочется отдать свою жизнь, всю без остатка, ради какого-то дела. Для священника это обязательное условие. И вот тогда человек поступает в семинарию, получает образование, становится после рукоположения сначала диаконом, потом священником ― и служит всю свою жизнь (при правильном развитии событий).

Во время рукоположения, или по-гречески хиротонии, как сказано в самом чинопоследовании, Божественная благодать «немощная» врачует и «оскудевающая» восполняет. То есть врачует немощи (ведь любой человек имеет какие-то недостатки, у каждого они свои) и восполняет недостаток каких-то дарований, необходимых для служения священником. Хиротония ― удивительное, непостижимое таинство, одно из семи таинств Церкви, которое соделывает обычного человека, такого же, как все, служителем таинств Христовых; дает ему возможность быть, как сказано в старинных учебниках богословия, посредником между Богом и человеком. Это не очень правильное выражение, но оно, тем не менее, до какой-то степени выражает суть дела.

?Владыка, существуют ведь разные степени священства.

— Да, есть три степени священства. Диакон помогает священнику при совершении богослужения. Затем собственно священник, и следующая степень ― архиерей. Это человек, который возглавляет Поместную Церковь в той или иной местности и, в свою очередь, рукополагает священников и диаконов. Как я уже говорил, архиерей в своем служении является преемником апостолов.

? Но ведь не каждый священник может стать архиереем…

— Да, это зависит от многих условий. В Православной Церкви по традиции архиереи избираются из числа монашествующих; иногда из вдовых священников, которые также перед архиерейской хиротонией принимают монашество. Это правило идет с эпохи императора Юстиниана, хотя в древней Церкви знали и другую практику: архиереи могли быть семейными людьми. Однако со временем Церковь решила, что будет более правильным, если епископ не будет связан никакими другими узами, кроме служения Церкви.

?Всякий ли священник может быть духовником?

— Теоретически – да, практически – нет. Каждому священнику подается благодать совершать абсолютно все таинства и обряды. Но, конечно же, истинный духовник ― это опытный человек, который способен руководить другими людьми в их духовной жизни. Этот опыт не сразу и не всем дается.

?Если человек постоянно посещает один и тот же храм, скажем, самый близкий к дому, исповедуется одному и тому же священнику, ― можно ли этого священника считать своим духовником?

— Да, конечно. Важно, чтобы священник удовлетворял тем духовным потребностям, которые есть у человека. Но не будем забывать главное. Мы только что говорили, что духовник должен обладать высокими личностными качествами. Однако надо всегда помнить и о том, что в исповеди, как и в любом другом таинстве, действует Сам Господь. Священник, как говорится в чинопоследовании ― только свидетель. Поэтому, конечно же, исповедь у любого священника действенна. А если Господь дает тому или иному священнику благодать помогать людям возрастать в духовной жизни, то это именно результат действия благодати Божией. Помните, даже преподобный Серафим Саровский замечал: «Когда я говорил что-то людям, помолясь Богу, то была польза, а когда пытался сказать что-то от своего разумения, от опыта человеческого, часто все выходило неправильно». Поэтому надо всегда помнить о том, что есть Бог, и что именно Он подает благодать требующим ее.

?Тем не менее, Владыка, в нашей почте очень часто встречается вопрос: «Как найти себе духовника? Какие вопросы надо решать с духовником?».

— Надо просто начинать исповедоваться священнику в том храме, куда ты ходишь. И смотреть: если тебя устраивает эта исповедь, если священник может принести тебе духовную пользу, по крайней мере, по твоему рассуждению, то не нужно искать ничего другого.

?Владыка, а что такое благословение священника, как часто его надо брать?

— Есть благочестивый обычай — перед каким-то важным делом, поступком, решающим шагом человек просит благословения у своего духовника, то есть у священника, у которого он регулярно исповедуется, и который знает обстоятельства его жизни. Сегодня это делают порой даже по телефону. Но, конечно, надо брать благословение, если дело касается серьезных вещей, основополагающих, жизненных проблем, а не тогда, когда нужно, скажем, в магазин сходить.

?Вообще, считается, что чем чаще ты берешь благословение, тем лучше…

— Нет, надо все делать с рассуждением и не превращаться в инфантильное существо, которое бегает за батюшкой по любому поводу. Это ни к чему хорошему не приведет. Человек верующий, церковный — вовсе не тот, кто отказался от ответственности за свои поступки.

?Владыка, для Саратовской области очень характерна ситуация, когда священники — люди молодые. Почему?

— Да, так сложилось. Был достаточно большой разрыв в 1990-е годы, когда стали открывать храмы, а священников было очень мало. Поэтому подавляющее большинство священников рукоположены в нашей епархии за последние 10–12 лет. Действительно, это относительно молодые люди, но этот недостаток быстро проходит, они на глазах взрослеют.

?Мне понравилось, что как-то на вопрос, не боитесь ли Вы рукополагать молодых священников, Вы ответили: «Боюсь, но все равно рукополагаю».

— Конечно, боюсь, и сказал это совершенно серьезно. Как я уже сказал, житейский опыт — очень важная составляющая для священнослужения. Но я считаю также, что в молодости, помимо недостатков, есть и ряд преимуществ, и хорошо, когда они используются ради дела. Если у человека есть желание служить, надо дать ему возможность реализоваться. Есть молодые священники, и их достаточно много, которые с большим горением приступают к своей деятельности.

?Владыка, тем не менее, есть прихожане, которые воспринимают молодость священника как преграду. В частности, у нас в почте есть такое письмо: «Что делать? Я не могу называть отцом человека, который намного младше меня по возрасту, не могу ему исповедоваться…»

— Это неправильное чувство, так не должно быть, но если человек не может себя преодолеть ― пожалуйста, пусть ищет другого священника, если поблизости есть другие храмы. Мы только что говорили о том, что человек исповедуется Богу, а священник — только свидетель его покаяния. Так какая разница, сколько лет этому свидетелю? Думаю, это непринципиальный вопрос.

vn001

?Владыка, ведь Церковь — это не только священники, но и миряне. Когда человек может себя считать прихожанином того или иного храма?

— Как только он им станет: начнет регулярно ходить в храм, участвовать в таинствах, проявлять каким-то образом свое отношение к конкретному приходу. Но я думаю, что здесь нет каких-то формальных критериев.

У меня есть хорошие знакомые, которые называют себя прихожанами. Они годами не бывают на службах, но, просто идя с работы или на работу, заходят в храм, ставят свечки, пишут записки, молятся как могут. До недавнего времени они даже Литургию от всенощной не могли отличить, но потихоньку стали воцерковляться. И ведь таких людей очень много. Возьмите Покровскую церковь у нас в Саратове днем на Пасху: горят костры свечей, все время приходят и уходят люди, которые не были на ночной службе или на поздней Литургии, но которые, проснувшись утром, сделав свои дела, вспоминают: «Сегодня же Пасха! Надо пойти в церковь», ― и идут. И в течение дня в храм приходит ― я не ошибусь, если скажу ― в пять раз больше людей, чем было на ночной службе. Большинство из них искренне считают себя православными, прихожанами, верующими. И они действительно верующие, но по-своему. Пока еще они не пришли в Церковь по-настоящему. Поэтому здесь критерий такой: насколько человек состоялся как христианин, насколько он смог воцерковиться, настолько он может быть назван прихожанином того или иного храма.

?Владыка, а как вы относитесь к термину «захожане»?

— Плохо, потому, что в нем есть некое пренебрежение, а пренебрежения здесь быть не должно. Как я уже сказал, для очень многих, наверное, для большинства прихожан их воцерковление начиналось с таких вот «заходов» в храм. Но кто-то остался пока на этом начальном уровне, а кто-то стал настоящим христианином. Поэтому, слава Богу, что люди приходят в Церковь и соотносят себя с церковной жизнью хотя бы в той мере, в какой могут вместить.

?Владыка, а что такое приходская община? Как она создается?

— В Церкви, как и вообще в жизни, искусственно ничего не создается. Можно создать искусственно только ячейки комсомола, виртуальную реальность, и другие тому подобные вещи. В Церкви же все созидается естественным путем. Если в храме хороший священник, который живет своим служением, горит им, он сможет зажечь и окружающих людей. Тогда в храме будет всё, и живая, дружная община в том числе.

Что такое община? Это значит, что люди, которые приходят в церковь, не просто стоят рядом, а знают друг друга, общаются, помогают и поддерживают друг друга, вместе решают какие-то церковные, приходские проблемы, вместе ездят в паломнические поездки. Есть огромное количество форм приходской деятельности, благодаря которым люди могут на деле исполнять свое христианское предназначение.

?А должны ли прихожане стремиться помогать храму, и как они могут это сделать?

— Да, конечно. Это, в общем-то, естественное желание, и помочь можно самыми разными способами. Любой храм, что в городе, что в деревне, нуждается в заботе прихожан. Это может быть помощь в поддержании порядка, в уборке территории, в работе воскресной школы. Это может быть участие в богослужении — пение, чтение на службе, пономарство. Очень хорошо, когда это делают не просто наемные сотрудники, те, кто получает зарплату, а сами прихожане. И храм тогда становится для них более близким и родным. Во всем, начиная от поддержания порядка и кончая помощью в содержании и ремонте храма, могут участвовать прихожане.

?Владыка, а нужно ли отдавать десятину, и как современному человеку вообще относиться к понятию десятины?

— Десятина — это библейская заповедь, и раньше она соблюдалось очень четко. Первая каменная церковь в Киеве, построенная святым князем Владимиром, так и называлась ― Десятинная, потому что он отделил десятую часть своего имущества на содержание новой, только образовавшейся митрополии и священнослужителей. Так было в древние времена. Я знаю людей, которые и сегодня так поступают. Когда я был в Москве настоятелем Подворья Троице-Сергиевой Лавры, несколько человек приносили в храм десятину. Они как-то сами спросили: «Батюшка, вот есть такая заповедь. Можно ли ее соблюдать?». Я ответил: «Если сможете, соблюдайте». Думаю, что и у нас в Саратове есть люди, которые платят десятину, но не всегда объявляют об этом, и это хорошо.

?А как это лучше делать?

— Положить в кружку, пожертвовать за свечной ящик, отдать священнику, перечислить на счет… Вопрос не в этом. Вопрос в доверии. Если люди доверяют священнику, то как угодно.

Формализовать такие вещи нельзя. Более того, я с большим сожалением могу предсказать, что в наше время, в наших условиях это явление вряд ли станет массовым. Может быть, в каком-то отдельном приходе, буквально титаническими усилиями настоятеля это получится, но массовости я не жду.

?Иногда замечаешь, что люди, приходя в храм, даже свечи не ставят, не берут…

— Если нет возможности, если у человека нет денег, то надо подходить и говорить об этом, тогда дадут бесплатно. Но, в принципе, ведь человек приходит в храм молиться, а молиться можно и без свечи. Свеча — это некий привычный нам символ. Если нет возможности ее приобрести, можно помолиться и так.

Беседовала Юлия Литневская.

vn001

Источник: "Православие и современность".

См. также: