Сегодня:

19 октября 2018 г.
( 6 октября ст.ст.)
пятница.

Фома апостол.

Седмица 21-я по Пятидесятнице.
Глас 3.

Пища с растительным маслом.

Апостола Фомы (I). Сщмч. Иоанна пресвитера (1937).


Утр. - Ин., 67 зач., XXI, 15-25. Лит. - Кол., 253 зач., II, 1-7. Лк., 32 зач., VII, 31-35. Ап.: 1 Кор., 131 зач., IV, 9-16. Ин., 65 зач., XX, 19-31.

Цитата дня

Мир, как детей, обма­ны­ва­ет нас, настоящие ценности выменивает на погремушки.

Протоиерей Иоанн Гончаров.

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Страшный Суд уже начался

Протоиерей Александр Шаргунов

Страшный Суд

Страшный Суд уже начался. И Евангелием, которое мы слышим за литургией в Церкви, Христос пророчески представляет всю историю человечества как Суд Божий.

Все катастрофы, страх и уныние народов, их гибель, войны, революции, разделения, болезни, страдания, смерть – Суд Божий, «оброки греха», как говорит апостол Павел (Рим. 6:23). Но смертью Христа на Кресте завеса церковная разодралась от верхнего края до нижнего, и мы можем войти в новый и вечный Завет с Богом.

Лик Христовой любви открывает нам каждый день, как Бог страдает во всех гонимых, как снова водружается Его Крест, как Он снова судим и осуждаем. И Он будет таким до Последнего Суда, который будет последним и вечным судом Бога человеком. Суд заключается в том, что Христос на Страшном Суде показывает Свои раны, Свои пробитые гвоздями руки: «Вот суд. Вот Я умер за вас. Вот Я умер от любви за тех, кто не любит Меня. Я умираю вечно за тех, кто вечно отвергает Мою любовь». В этом подлинный суд – Суд нового и вечного Завета.

И потому наша последняя участь определяется тем, что это суд Бога в нас и нами. И этот суд совершается уже сейчас каждое мгновение, всегда, он – вся наша жизнь – суд Бога нами. Вот почему последняя участь наша – в том, чтобы знать, действительно ли мы держимся этого Царства любви, без которого Он не может пребывать в нас. Освобождаем ли мы Его от Креста или снова возводим на Крест? Всё заключается только в этом. И больше ни в чём.

Бог не может открыть Себя через наше обладание чем бы то ни было – будь это богатства, знания, наше добро. Бог не может явить Себя через это. Сегодня, как никогда, речь идёт о том, чтобы увидеть Бога среди людей. Потому что если мы не ощущаем Его присутствия в нашей каждодневной жизни, то каждый из нас приговорён быть один – со всей своей безысходностью, своим себялюбием, своим физическим существованием.

Вот почему Евангелие о Страшном Суде – это Евангелие Благовещения, Евангелие Воплощения, которое хочет запечатлеться в нас. Это и есть Церковь – продолжение Воплощения с тем, чтобы Лик Божий не переставал быть видимым через лица других. Это и есть жизнь христианина, которой он уже теперь касается неба, становится небесным.

Как много христиан только по имени, потому что они замкнуты на себе. И напротив, человек, который живёт Богом, который увековечивает себя в Боге, становится небом в Боге, даёт Христу жить в себе. Он не может не делать добро, когда видит в нём нужду других.

Воистину Евангелие о Страшном Суде – пророческое. Теперь, когда завеса спала и Агнец заклан, мы предстоим перед таинственным Судом, который совершается прежде Страшного Суда. В этом смысл нашего участия в Божественной литургии. И если нам даётся узнать в ней Христову любовь, мы не должны ничего бояться – ни нашествия иноплеменных, ни отнятия всех наших благ, ни мученичества, ни смерти, потому что все наши скорби будут утверждением вечности.

Есть ли что более великое и более прекрасное, чего мы могли бы желать? Пусть каждое биение нашего сердца будет устремлено к Христовой любви. В ней – Суд. Он предал всё в руки наши. Он предал Себя нашей любви. Он не противился: люди сделали с Ним всё, что хотели. Можем ли мы теперь противиться такой любви? В нас будет слышно биение Его сердца, через нас будет идти Его свет и Его любовь. И тогда Бог не будет больше судим нами, мы увидим Его таким, как Он есть: Бога Живого, Бога Воскресшего.

Надо, чтобы мы осознали это, – ибо поистине всё наше богатство только в том, что мы есть. Ничто не может быть потеряно, если в нас – свет Христов и Его любовь. И потому недостаточно давать страждущим хлеб и одежду. Надо их спасать, в этом – неотложная помощь. Было бы слишком легко – давать им то, что для нас излишек и продолжать жить отделёнными от них в сосредоточенности на себе. Давно ли были среди нас мученики, исповедники?

Быть, а не иметь. Выбрать жизнь, которая есть Сокровище для всего мира. Только так можем мы стать оправданием нашего многострадального народа, только этим засвидетельствуем величие его мученичества. Только так мёртвые воскреснут в нас. В той мере, в какой изменится наша жизнь и наше сострадание станет поистине нашим участием в их судьбе.

Приближается время новых испытаний. Пока мы ещё наслаждаемся свободой и никак не заслуженным даром жить в относительном благополучии, будем молить Бога, чтобы наша жизнь соответствовала мученичеству наших святых и сегодняшнему страданию нашего народа. Будем с такой любовью употреблять этот дар, чтобы каждое мгновение приносить его людям как противовес такому их горю и такому отчаянию.

И тогда мы будем поистине с Богом, и мы будем людьми. Теми, кто знает, что жизнь дана нам не для того, чтобы иметь, обладать, но чтобы быть. Только быть, и этого довольно. Тот народ велик и тот человек достигает полноты своего призвания, кто, ничего не имея, несёт в себе свет и любовь, потому что познал, что подлинное сокровище, доверенное нам, – Божественная жизнь, которую мы ощущаем в нас как дыхание нашей жизни.

vn001

Источник: «Русский дом», №3, март 2016 г.

См. также: