Сегодня:

24 мая 2019 г.
( 11 мая ст.ст.)
пятница.

Равноапостольные Мефодий и Кирилл.

Седмица 4-я по Пасхе.
Глас 3.

Разрешается рыба.

Сщмч. Мокия (ок. 295). Равноапп. Мефодия (885) и Кирилла (869), учителей Словенских. Равноапостольного Ростислава, князя Великоморавского (870). Прп. Софрония, затворника Печерского (XIII). Свт. Никодима, архиеп. Сербского (1325). Сщмч. Иосифа, митр. Астраханского (1672). Сщмч. Михаила пресвитера (1920). Сщмч. Александра, архиеп. Харьковского (1940). День тезоименитства Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.


Утр. - Ин., 36 зач., X, 9-16. Лит. - Деян., 27 зач., X, 44 - XI, 10. Ин., 30 зач., VIII, 21-30. Равноапп.: Евр., 318 зач., VII, 26 - VIII, 2. Мф., 11 зач., V, 14-19.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Митрополит Николай Месогейский: «Если собор не Святой — не будет он и Великим»

В воскресенье, 15 мая 2016 года, Высокопреосвященнейший митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай обратился к духовенству и благочестивому народу своей митрополии с окружным посланием «О созыве Святого и Великого Собора на Крите»:

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай
(Хаджиниколау)

Дорогие отцы и братья,

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай (Хаджиниколау)

Конечно, вы знаете, что на Крите в воскресный день Пятидесятницы начнется и будет продолжаться около десяти дней так называемый «Святой и Великий Собор».

Собор этот будет Всеправославным: иными словами, в нем примут участие делегации всех Православных автокефальных Церквей, представленные архиереями во главе с Патриархами и архиепископами. Некоторые придают этому собранию характер Вселенского Собора, хотя по каким-то причинам сами же и избегают так его называть.

Этот Собор является, возможно, единственным собором такого масштаба во втором тысячелетии и вообще единственным после отделения Рима от единства остальных Церквей, т.е. от тела Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, как сказано в Символе веры.

Поэтому всем понятна серьезность надежд и ожиданий, возлагаемых на это собрание. И я считаю величайшей своей пастырской обязанностью обратиться к вам, чтобы рассказать о его достоинствах и значимости, потому что народ в нашей церковной традиции не просто наблюдает за происходящим, но участвует молитвой, словом или здоровой реакцией на жизнь Церкви.

Подобный Собор созывается во имя Триединого Бога нашего. Цель его – прежде всего, духовная, направленная на объединение верующих, их поддержку, указание пути истинного, исцеление от заблуждений и одновременно свидетельство современному миру в рамках своей миссии, т.е. открывающее единую Божью истину «всем народам» по велению Господа (Мф. 28:29).

Собор должен сделать это, опираясь на правильно истолкованное Святое Евангелие, на Священное Предание предыдущих Соборов, на учение Святых Отцов и, естественно, применительно к проблемам современной эпохи.

Вследствие этого, как должно быть всем ясно, посыл и формулировки такого Собора должны быть четкими, сильными, пророческими и боговдохновенными. Мы ожидаем, что услышим глас Божий впервые за тысячу лет соборного молчания, особенно в наше «строптивое и развращенное» время (Втор. 32:5), полное заблуждений, компромиссов, тупиков, обманов, ересей, отрицания, атеистической злобы, изменения вечных нравственных принципов, многостороннего вмешательства в человеческую природу, в эпоху мировой нестабильности, технологического всемогущества, цифровой самоизоляции, скоординированного оскорбления Бога, массового разрушения древних культур, насильственного переселения народов с мест их исторического проживания, [в эпоху] апокалиптического гонения на христиан.

Голос Церкви должен быть гласом «над водами многими» (Пс. 28:3), «голосом водопадов» (Пс. 41:9), он должен волновать мир и воскрешать умирающие жизни.

Если мы не готовы к чему-то подобному, то лучше подождать, лучше – пусть даже в последний момент – перенести Собор на другое время. Просто сфотографировать на Крите четыреста епископов с дежурными улыбками после «переливания из пустого в порожнее», после подписания текстов без крупицы истины и без капли живой воды, без меча духовного слова, с для чего-то специально вводимыми непонятными богословскими формулировками, с намерением замаскировать истину и благоустройство действительности — все это не только уничижит суть Собора, но в подходящий момент раз и навсегда нанесет непоправимый урон православному свидетельству.

Собор должен быть проведен, если он в состоянии сказать и показать что-то настолько важное, что воскресит надежды всех нас, что осветит нашу темноту, что уничтожит подозрения в том, что под прикрытием церковных интересов мы отстаиваем политические или эгоистические интересы нашей эпохи.

Вся вселенная жаждет истины, надежды, света, силы, жизни, подлинности. Всего этого так не хватает в наши дни. Мы переполнены ложью, соглашательством, посредственностью, подозрительностью, мертвыми религиями, вялой верой, религиозными излишествами без содержания, мелкой и глупой показушностью, лицемерными объятиями.

Мы сыты секуляризмом, синкретизмом, неоднозначностью, двуязычием, богословием ради пресловутого пиара, отхождением Церкви от таинства познания истинного Бога и явления Его воли и превращения ее в религиозное «изделие» со светской направленностью.

Мы надеемся и молимся, чтобы Собор не только дал пример единения, что, конечно же, само по себе немало, но также стал в определенной степени пророческим. Действительно, тот факт, что встретятся все Православные Церкви и заявят о том, что, несмотря на разнообразие языков и культур, несмотря на недостатки и человеческие пороки, несмотря на недопонимания и противоречия между нами, несмотря на возможные разногласия и конфликты, мы разделяем общую веру в Триединого Бога и Господа Богочеловека Иисуса Христа, веру в таинства Церкви и человека, и эту общую веру мы провозглашаем и признаем великой и святой, что делает Собор Великим и Святым.

Но и слово его должно быть боговдохновенным. Он должен, как и предыдущие Соборы, проанализировать историю и дать оценку нашему времени, отличающемуся от других эпох, стать незабвенной печатью в жизни Церкви. Стать гласом Божьим сегодня! Иначе не стоит и проводить его. Нам достаточно Его молчания.

Мы не хотим слышать человеческое слово нынешних епископов, не хотим знать, что думают самые умные и образованные из них.

Мы хотим услышать голос Господа из уст наших епископов и более того – страждем вопля нашего Собора. Если мы, нынешние христиане, не получим утешения и поддержки, не будем освящены, если грядущие эпохи не будут обращаться к этому Собору как к источнику истины, то в чем тогда смысл его собирать? Слово, сказанное Церковью, не может быть ни тривиальным, ни половинчатым, ни малым по своей сути.

А ведь Собор должен сказать очень многое.

Целое тысячелетие, вдохновленное богословской мудростью таких святых, как Григорий Палама, опытом постоянной и непрерывной молитвы (даже подвергнутым анализу таких богословов и святых, как Николай Кавасила и Симеон Солунский), жизнью, полной исповеди и крови мучеников, [тысячелетие], пропитанное потом великих аскетов, таких как преподобный Серафим Саровский и современный святой старец Паисий, [тысячелетие], отмеченное вплоть до наших дней знаками и чудесами таких святых, как святитель Нектарий и святой архиепископ Крымский Лука, святых Русской, Элладской, Балканских Церквей и всего мира в целом; [целое тысячелетие] это был путь по морю благодати Божией в церковном единстве — и всё это, конечно, не может быть не сформулировано в «новом слове», которое скажет Великий Собор через свое послание. Сегодня, когда человек превратился в биологический механизм или социальную единицу или выродился в эфемерное существо и устройство управляемого мышления, как может православное свидетельство об общей с Богом жизни, выраженное и опытно переживаемое в наших храмах и монастырях, в таинствах и нашей жизни, не отозваться оглушительным всеправославным воплем нашего времени?

Невозможно представить себе, что в эпоху коварного и безжалостного преследования Церкви, беспрецедентного духовного удушья, заблуждений и «уныния народов и недоумения» (Лк. 21:25), в эпоху напряженного ожидания конца, об этом Великом и единственном Соборе православных будут сделаны пресс-релизы, сообщения и фотографии – и при этом всё это будет лишено смысла, будет сухим по своему содержанию.

Этот Собор – единственный после схизмы. Откол Запада от тела Церкви не мог не привести к заблуждению, двойственному учению и еретическим верованиям, вину за которые, как это зачастую представляется, возможно, и не стоит возлагать на нынешних западных христиан.

Однако обязанность Собора — защитить нас от любой подобной опасности, при этом не жестко и неумолимо обличая тех, кто унаследовал заблуждения, а направляя их с болью, любовью и богословской точностью. И значимость этой обязанности огромна.

Как неизмерима и ответственность призвать – в первую очередь – всех православных к покаянию, дабы мы, имевшие великую милость Бога, неизменно жили в Его истине и передавали ее повсюду на нашем пути.

Чтобы вернулись другие, сначала должны покаяться мы сами. Если мы не живем этим, то страдает исповедуемое нами Православие. И если нам об этом не скажет Собор, то он может быть Великим, но не станет Православным.

Так является ли экуменизм ересью? Смог бы он при определенных условиях стать благословенной инициативой? И является ли антиэкуменизм всегда благочестивым исповеданием?

Разве Церковь может быть Единой, но при этом не Соборной и не Святой? То есть можем ли мы сделать акцент на Православном исповедании веры, а не на соответствующем апостольском свидетельстве? Разве может она быть Соборной и при этом не быть Единой? То есть в своем стремлении объединить христиан может ли она пожертвовать своей уникальностью, иначе говоря – своим осознанием того, что Она – Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь?

Мы ждем, что Собор убедительно скажет нам об уникальности, святости, соборности и апостольском достоинстве Церкви языком истинного учения, покаяния и деятельной святости по отношению к православным, уважения и любви по отношению к иноверным, а не с высокомерным триумфализмом или сладкими речами пустых мирских компромиссов.

Мы нуждаемся в понимании того, что есть «святоотеческое благочестие», за которое тысячекратно готовы были умереть наши предки в Константинополе: «Никогда не оставим тебя, любезное Православие, и не отступим от тебя, Священное Предание, в тебе рождены, в тебе живем и в тебе упокоимся, а если наступит момент – и тысячи раз умрем за тебя» (Иосиф Вриенний).

Если наша вселенскость чужда миссии и пророчества, она не может быть ни православной, ни церковной.

Дорогие братья мои, призываю вас к смиренной бдительности, горячему молению, напряженному труду и покаянию, дабы Господь даровал этому Собору власть выразить Его глас, дабы слово Собора было по-настоящему боговдохновенным, и таким образом воскресил Он в наших сердцах уверенность в том, что «жив Господь» и сегодня.

Все мы, весь мир нуждается в этом! Только так Собор станет Святым в строгом, а не переносном смысле.

Если Собор не Святой, не будет он и Великим, а если он не Великий, то открытым остается вопрос о его созыве.

Воскресенье, 15 мая 2016 года

vn001

Источник: Православие.Ru

См. также:

Послание Святейшего Патриарха Кирилла Предстоятелям и представителям Поместных Православных Церквей, собравшимся на о. Крит.
В.Р. Легойда. Почему мы не едем на Крит.
Диакон Павел Ермилов. Обзор мнений о Всеправославном Соборе.
Митрополит Иларион. Позиция Русской Православной Церкви в ходе подготовки к Всеправославному собору.
В Москве состоялся круглый стол «Почему Собор на Крите не стал Всеправославным?»
Митрополит Николай Месогейский: «Если собор не Святой — не будет он и Великим».
Критский собор не является настоящим собором.
Афонские монахи о Всеправославном Соборе.