Сегодня:

18 октября 2017 г.
( 5 октября ст.ст.)
среда.

Московские святители.

Седмица 20-я по Пятидесятнице.
Глас 2.

Пища с растительным маслом.

Мц. Харитины (304). Свтт. Петра , Алексия , Ионы , Макария , Филиппа , Иова , Ермогена , Тихона , Петра , Филарета , Иннокентия и Макария , Московских и всея России чудотворцев. Сщмч. Дионисия , еп. Александрийского (264-265). Мц. Мамелхвы Персидской (ок. 344). Прп. Григория Хандзойского (861) (Груз.). Прпп. Дамиана, пресвитера, целебника (1071), Иеремии (ок. 1070) и Матфея (ок. 1085) прозорливых, Печерских. Прп. Харитины , кн. Литовской, в Новгороде подвизавшейся (1281). Прп. Гавриила исп (1959).


Утр. - Ин., 36 зач., X, 9-16. Лит. - Флп., 243 зач., II, 24-30. Лк., 28 зач., VI, 46 - VII, 1. Свтт.: Евр., 335 зач., XIII, 17-21. Мф., 11 зач., V, 14-19.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Неделя 14-я по Пятидесятнице. Облечемся в ризу покаяния

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Мф., 89 зач., 22:1-14

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Покаяние

Господь наш Иисус Христос изображал Царствие Небесное притчами, то есть примерами, взятыми из повседневной жизни. Люди здравомыслящие, хотя и настроенные против Спасители, даже против своей воли были вынуждены принимать учение Господа, так же как благодаря обычному здравому смыслу принимали возвышенные истины Его учения те, которые никогда не стремились к духовной жизни и относились к этому всегда безразлично.

«Царствие Небесное, – сказал Спаситель, – подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего» (ст. 2). Царь – это, конечно же, Бог Отец. Под брачным пиром можно понимать Святую Православную Церковь, где люди воссоединяются со Христом и блаженствуют в предвкушении будущих вечных благ, пируют, вкушая духовные яства. Под брачным пиром можно подразумевать и будущую жизнь. Противоречия в этом нет, потому что Церковь есть уже открывшееся, начавшееся на земле Царствие Божие.

«И послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти» (ст. 3). Рабы – это ветхозаветные пророки, жившие от сотворения мира до Авраама, и от Авраама до Моисея, и от Моисея до самого пришествия Христова, а также святые апостолы, которые тоже приглашали все человечество на брачный пир – призывали людей вступить в Церковь. Все посланники Божии и есть те самые рабы, которых Господь неоднократно посылал к разным народам, но в особенности и более всего – к народу еврейскому.

«Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир» (ст. 4). «Бог есть любовь», – говорит апостол Иоанн Богослов (1Ин. 4:8). Это значит, что Бог относится с любовью ко всему творению. Он прощает грехи всякому человеку, даже и хулящему Его, и всячески желает людям спасения. Его любовь – непреложная и всегда неизменная, ничто не может поколебать Его безграничного человеколюбия. Если же мы иногда говорим, что Бог гневается, то ведь мы сами поступаем так, что навлекаем на себя несчастья, называемые гневом Божиим, можно сказать, сами себя наказываем и подвергаем бедствиям. Поэтому Бог, не прогневавшись на презрение к Нему, выраженное через невнимание к Его посланникам, вновь и вновь их посылает и еще более убеждает людей прийти, «прельщая» их благами, уготованными на этом пиру. Ведь и мы, приглашая в гости друзей или родственников, иногда говорим, что приготовили хороший обед, порой, может быть, и блюда перечисляем, любимые нашими близкими. Так и это описание пира: «Вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено заколото» является изображением тех духовных благ, которые ожидают пришедшего в Церковь. Через Своих посланников Господь объясняет людям, какие блага их ждут в Церкви, чтобы они согласились, пусть даже не бескорыстно, а ради предлагаемых благ, прийти на этот духовный пир, который доставляет душе человека наслаждение, утешение и спасение.

«Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою» (ст. 5). Люди пренебрегли этими обещанными им духовными благами и занялись своими обычными делами, которые здесь изображены как работа в поле и торговля. Один пошел трудиться в поле, не веря, что Господь может пропитать человека и все дать ему – и духовное, и телесное, думая, что он должен все заработать своими трудами. Другой духовным благам предпочитает земное обогащение, приобретение благ житейских и наслаждение ими, что изображено под видом торговли. Но эти люди все же не самые худшие. Хуже их поступили те, кто не желал слышать этого призыва, потому что совесть обличала их в том, что нужно ему последовать. Нельзя жить спокойно, когда Бог призывает к покаянию, сверхъестественной, небесной жизни. «Прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их» (ст. 6), потому что не желали слышать даже упоминания о духовном, о Царствии Небесном, для того чтобы спокойно жить земной, греховной жизнью.

«Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их» (ст. 7). Это пророчество Спасителя сбылось спустя почти сорок лет после распятия Спасителя. Апостолы и их ученики проповедовали Евангелие в Иерусалиме и в Иудее. Господь ждал на протяжении почти сорока лет, для того чтобы могли покаяться те, которые были предуготованы к спасению, после чего пришли римские войска, разорили и сожгли Иерусалим, а иудеи были рассеяны по всей земле. В то же время слова Спасителя касаются не только конкретного исторического события, но и каждого человека. Мы отвергаем голос совести, требования Священного Писания, наставления наших пастырей или благочестивых друзей, братьев и сестер во Христе – отвергаем для того, чтобы жить земной жизнью. Иногда мы до такой степени ненавидим эти наставления, что избегаем упрекающих нас людей, заставляем их замолчать, так что никто уже не смеет сказать нам никакого слова в назидание и обличение нашего нерадивого жития. Если мы так себя ведем, то уподобляемся отвергшим Господа иудеям. Господь долготерпит и дает нам время для покаяния, но в конце концов Он накажет нас, и мы потеряем все, что имеем. Нам кажется, что мы живем по-христиански. Однако если мы не последуем велению совести до конца, то потеряем и то, что, как нам мнится, мы имеем. Все будет разорено и истреблено, как было разорено у иудеев, мнивших, что у них есть богослужение, храм, что они угождают Богу и соблюдают заповеди Моисеева закона.

«Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак пойдите на распутия и всех, кго найдете, зовите на брачный пир» (ст. 8–9). Иудеи не приняли слово Божие, поэтому Господь призвал язычников, в число которых входили и славяне. Христианство проповедовалось по всему миру на протяжении нескольких столетий, пока не стало господствующей религией. Многие народы покаялись, одним из последних принял христианство и русский народ. Народы, некогда отвергнутые и забытые, были призваны, поскольку званые не отозвались на глас Божий – проповедь Евангелия. Слова Спасителя можно отнести и к каждому конкретному человеку. Большинство из нас приобрели веру уже в зрелом возрасте, после того как заблудились и далеко отошли от христианских истин, поправ свою совесть и действительно став духовными, нравственными калеками. «Итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир». Сначала посланные шли к людям, живущим достойно, потом, когда праведники не захотели откликнуться на зов Божий, стали искать и людей опустившихся – грешников. «И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых, и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими» (ст. 10). Итак, были призваны и злые, и добрые. Званые, которые по видимости были достойны, не приняли евангельской проповеди, а те, кто далеко ушел от истинного пути, находился на всевозможных «распутиях» – нравственно заблудившиеся люди, вошли на брачный пир. Господь зовет всех: и злых, и добрых. Но это не значит, что человек, призванный в Церковь со своими грехами, пороками, дурными наклонностями, имеет право таким оставаться. Об этом говорит дальнейшее евангельское повествование.

«Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду» (ст. 11). Существует предание, что в древности приглашенные на брачный пир одевались в особую одежду. Это вполне вероятно, ведь известно, что жизнь в те времена сопровождалась различными ритуалами и обычаями. Возможно, одну одежду надевали, когда шли в храм, другую – на брачный пир, иную одежду носили в будни. Собственно, нечто подобное происходит и сейчас, только мы судим о необходимости той или иной одежды просто по её нарядности и соответствии нашим понятиям о приличиях, а в древности существовал особый подход. Однако вне зависимости от того, как мы будем понимать «брачную одежду» – по-современному ли (человек оделся недостаточно торжественно и прилично для этого случая) или так, как понимали это в древности (не надел положенную для такого случая специальную одежду), – царь, как сказано в притче, этим возмутился. «И говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал» (ст. 12). Что можно понимать под этой брачной одеждой, если на брачный пир призваны мы все – и злые, и добрые? Я думаю, что это – покаяние. Что иное может надеть на себя злой человек, чтобы стать достойным присутствовать на церковном пире? Некоторые святые отцы считают, что это любовь, но может ли злой человек надеть на себя ризу любви? Есть ли она у него? Покаяние же такая «одежда», которую любой может на себя примерить и в которой будет выглядеть прилично. В ней, действительно, нуждается и злой, и добрый по сравнению с другими людьми, но перед Богом такой же грешный, как и остальные. Не нужно думать, что поскольку Господь нас призвал, то мы уже спасены: в Церковь нужно приходить с покаянием. Справедливо сказано о реакции человека: «он же молчал». Такому человеку нечего сказать, он не имеет никакого оправдания. Бог призвал тебя, когда ты был совершенно падшим, утопал в грехах и был далек от истины до такой степени, что даже не подозревал о ее существовании. Это относится к каждому из нас. Бог призвал тебя, привел в Церковь – и ты не хочешь каяться, как же ты после этого можешь оправдаться? Поэтому нам будет нечего сказать, у нас нет никакого оправдания.

«Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (ст. 13). Что значит «связав руки и ноги»? Возможно, это просто образ изгнания недостойного человека с царского пира, а может быть, Спаситель говорит о том, что человек, не имеющий покаяния, не способен ни на какие нравственные, духовные поступки. Он не может ни шествовать по пути заповедей – это обозначают связанные ноги, ни творить добрые дела, что символизируют связанные руки. Он брошен во тьму кромешную, то есть лишается Божественного света, лишается всякой благодати. «И будут последняя человеку тому, как сказано в другом месте Священного Писания, горша первых» (Мф. 12, 45). Лучше бы такой человек блуждал на «распутиях», но не до конца потерял надежду, чем, найдя истину, оказался выброшенным уже не на распутья, но во тьму внешнюю, где остается только бесполезное сожаление, плач и скрежет зубов. Человек скрежещет зубами, когда уже не имеет сил выразить свои чувства, у него нет никаких слов, а остается только одно безысходное сожаление и отчаяние. Это ждет всех верующих людей, которые не захотят присутствовать в Церкви в брачной одежде, то есть не захотят взять на себя подвиг покаяния.

«Ибо много званых, а мало избранных» (ст. 14). Много званых: Господь зовет и достойных, ведущих по видимости добродетельную жизнь, зовет и пребывающих на распутьях, заблудившихся. Он не пренебрегает ни злыми, ни добрыми, но требует от всех не только откликнуться на этот зов и войти в храм, в Церковь, стать членами Тела Христова, ветвями Божия виноградника (в таких образах изображает Священное Писание жизнь Церкви), но и находиться там в покаянии. Если мы не будем иметь покаяния, то низвергнемся во тьму внешнюю, то есть совершенно лишимся всякого богопознания. Уже в настоящей жизни мы это чувствуем; если внимательно следим за своей внутренней жизнью: после согрешения в душе появляется опустошение, некая тьма. Это – предзнаменование и предостережение от того страшного бедствия, которое ожидает человека в вечности, если он не покается. Это только слабая тень того отчаяния, которое почувствует человек, когда будет извергнут из Церкви окончательно, то есть после своей кончины.

Мы должны, во-первых, отозваться на зов Божиих посланников: пастырей Православной Церкви, и уже умерших – пророков, апостолов, святых отцов, и ныне живых – епископов и священников. Хотя мы, священники, может быть, и недостойны именоваться пастырями и носить этот высокий сан, но если мы наставляем согласно Евангелию, то вы обязаны повиноваться. Различные события, например, скорби, призывающие нас войти в Церковь и только в ней одной искать спасения и утешения, призывы нашей совести, время от времени громко звучащие в нашей душе, – это тоже Божии посланники. Книги святых отцов – тоже тот самый зов отшедших от нас пастырей, древних посланников Божиих. Всеми способами Господь призывает нас войти в Церковь и наслаждаться духовными благами, но только при одном условии – если мы наденем на себя приличную нашему состоянию и тому положению, в которое мы призываемся, одежду. А это и есть покаяние. Оно необходимо всем. Без покаяния невозможно ни приобрести какую-либо добродетель (в том числе и любовь), ни удержать ее, если она у нас уже есть. Только стяжав покаяние, мы сможем спокойно, смело, как близкие друзья, наслаждаться этим необыкновенным церковным пиром – пиром Христовым. Опомнимся, если у нас нет покаяния, постараемся всеми силами его приобрести, облечься в него и таким образом обезопасить себя от всевозможных духовных падений и преткновений, сделать себя достойными пребывания в Церкви. Как сказал святитель Игнатий (Брянчанинов), единственная жертва, которую Бог принимает от падшего человеческого естества, – это дух сокрушенный. Аминь.

13 сентября 1998 года.

vn001

Источник: Сайт Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря.

См. также: