Сегодня:

19 ноября 2017 г.
( 6 ноября ст.ст.)
воскресенье.

Варлаам Хутынский.

Неделя 24-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Поста нет.

Свт. Павла исп., патриарха Константинопольского (350). Прп. Варлаама Хутынского (1192). Мцц. Текусы, Александры, Полактии, Клавдии, Евфросинии, Афанасии и Матроны (III). Прп. Луки Тавроменийского (800-820). Прп. Луки , эконома Печерского (XIII). Свт. Германа , архиеп. Казанского (1567). Прп. Варлаама Керетского (XVI). Сщмч. Никиты, еп. Орехово-Зуевского, Анатолия, Арсения, Николая, Николая, Константина пресвитеров., прмчч. Варлаама и Гавриила, Гавриила, прмцц. Нины и Серафимы (1937). Сщмч. Василия пресвитера (1938).


Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Святая Вратарница

Проповедь в день праздника Иверской иконы Божией Матери

Архимандрит Тихон (Агриков)

Божия Матерь Иверская. Икона из ризницы Троице-Сергиевой Лавры

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Возлюбленные братия и сестры!

Кто из нас не стоял перед закрытыми дверями? Сколько томления в этом ожидании, особенно в холодную зимнюю ночь, в ненастье, в бурю. Сколько страха быть неуслышанным, непринятым!

Говорят, один безродный старичок так и замерз со своей маленькой внучкой у закрытых дверей хаты. Их застигла вьюга на дороге, они долго стучались, обогреться хотели, переждать непогоду, но их не пустили, и они замерзли, занесло их снегом... Только по бугорочкам снежным нашли их…

Возлюбленные братия и сестры! Мы идем своим жизненным путем, и перед нами как бы закрытые двери, заключенные врата Небесного Царства, заключенные с тех пор, как только мы сознательно стали грешить, оскорблять правосудного Бога. Но по милости Божией эти грозные и блистающие врата райских селений могут открыться для нас, как открылись они благоразумному разбойнику, как открылись они всем праведникам, искупленным крестным подвигом Господа нашего Иисуса Христа. И Господь всех нас призывает в Свое Царство, всех нас туда ведет и ждет и никого не лишает награды. Но все же может случиться, дорогие мои, нечто страшное, непоправимое, что когда мы придем к этим заключенным дверям, они не откроются перед нами, нас не впустят или же извергнут вон, как негодного раба, не имевшего брачной одежды.

«Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь…» — в эти светлые селения праведных не войдет ни одна душа, опутанная грехами и падениями, не омытая покаянными слезами, одетая в жалкое рубище страстей. Если мы не поспешим, не позаботимся приготовиться к этой вечере в Царстве Божием, то двери прекрасного брачного чертога не откроются перед нами. Да не будет этого!

Есть такая евангельская притча, ее нельзя читать без слез — притча о десяти девах. Пятеро были разумные, запасливые; когда пришел замедливший Жених, они сразу зажгли свои светильники и вошли с Ним на брак, и затворены были двери. А неразумные проспали, не позаботились о своих светильниках. Когда пришел Жених, им не с чем было встречать Его, пошли покупать елей и опоздали, пришли к затворенным дверям. Они стучались, просились, но им отвечали: «Мы не знаем вас, идите, здесь нет вам места». О ужас! Они остались вне прекрасного чертога, лишились наслаждения, награды, остались навсегда во вне, на холоде, во мраке... Господь да сохранит каждого, дорогие мои, от этой страшной участи.

Сколько слез позднего раскаяния, сколько терзаний совести и бесплодного сожаления у тех, кто опоздает, не войдет. Это самое страшное, безотрадное состояние — опоздать по собственной лености, по неразумию, по беспечной медлительности. Как же прекрасны эти райские селения! Святой тайновидец, апостол Иоанн Богослов, созерцал однажды в дивном видении небесный град Иерусалим, где все новое. Он был украшен, весь сиял красотой, славой, блаженством. Там не было ничего нечистого, ничего печального, там вместо солнца светила слава Божия, и праведники в великой радости наслаждались славословием Бога, а вне ворот этого прекрасного, столь желанного города — псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители и всякий любящий и делающий неправду. И как страшно, как бесконечно печально не войти в этот город, остаться вне навсегда…

Закрытые двери... Святые отцы потоки слез проливали, представляя себе то страшное состояние, тот страшный миг, когда может быть услышан ответ: «Не вем тебя!..» «Слыша это, — говорит преподобный Ефрем Сирин, — будешь стоять пристыженным. В то же время дойдет до ушей твоих глас радования и веселия, узнаешь голос каждого из друзей твоих и горько воздохнешь тогда, говоря: увы мне, несчастному. Какой славы лишился я, и от какого содружества отлучен за злые и непотребные дела. Но воистину праведен суд Божий. Они жили воздержно, а я гонялся за всякого рода удовольствиями… Зато они теперь радуются, а я плачу, они будут царствовать со Христом бесконечные века, а я с антихристом ввержен буду в огонь вечный…» Это и подобное сему будешь говорить, терзаясь, и никакой не получишь от того пользы, потому что нет там пользы и в покаянии…

Возлюбленные братия и сестры! Для нас с вами, таких ленивых, таких неисправимых, не было бы никакой надежды войти в этот небесный Иерусалим, если бы у ворот его не стояла наша Вратарница…

Сегодня праздник Иверской иконы Божией Матери. Эта икона находилась у одной вдовы в Никее. В период иконоборчества эта женщина, чтобы уберечь эту святыню от поругания еретиков, со слезной молитвой и глубокой верой принесла ее на берег моря и пустила по волнам. Каково же было ее изумление и радость, когда икона, никем не поддерживаемая, двинулась по поверхности моря, удаляясь от берега. Долгие годы эта икона находилась неизвестно где, но наконец однажды она в сиянии небесного света приблизилась по морю к Афонской Горе. Иноки с благоговением приняли небесный дар, принесли икону в храм и поставили в алтаре. Но на другой день ее нашли над воротами обители. Ее каждый раз уносили в алтарь, но она все возвращалась на то место, которое выбрала сама, — над воротами обители. Наконец Матерь Божия в видении объявила одному иноку, что не хочет быть охраняема ими, но Сама будет их Хранительницей и в этом веке, и в будущем. Икону так и назвали — Вратарница. И сколько отрады, сколько надежды для нас с вами, возлюбленные, в этом наименовании.

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая».

Вратари бывают жестокие, злые, а Она бесконечно жалеет нас, всем хочет спастись.

Есть такое церковное предание. Святой апостол Петр, которому Господь вверил ключи рая, стал замечать там души тех, кого он не впускал, которые попали в рай неизвестно каким путем и не должны бы были там находиться. Он долго недоумевал, следил, но не мог найти причину, а грешные души все появлялись неведомо откуда. Долго ходил апостол и наконец что же он увидел? У ограды рая стояла Божия Матерь. Она печально глядела, а в руках Ее была лестница. Эта лестница опускалась вниз, прямо в адскую пропасть, и по ней с трудом, медленно поднимались души грешников, которым удалось вырваться из адских мучений. С какой благодарностью кланялись несчастные своей милостивой Спасительнице! А Она все стояла, и из Ее очей текли слезы жалости и сострадания. Долго наблюдал апостол эту картину, наконец он тихо удалился, не смея препятствовать милосердию Царицы Небесной…

А ведь говорят, возлюбленные, однажды Она Сама, одинокая Путница, брела через силу по заснеженному полю, дошла наконец до села и долго стучалась в окна домов. Все село прошла, и никто Ее не впустил, никто не открыл Ей двери своего теплого жилища. Она так и осталась на холоде, на морозе…

Может быть, и мы с вами были среди тех жестоких людей, которые не захотели впустить Ее к себе, может быть, в наше сердце стучалась Она, хотела нам помочь, обрадовать, успокоить, но мы не открыли Ей, мы не поверили Ей, прогнали от себя… И можем ли мы надеяться, что Она поможет нам, сжалится и впустит в желанные врата небесного чертога? Она готова всех нас впустить, Она только и делает, что ищет нашего спасения, но есть одно, что не допускает, препятствует Ее помощи, — это наша неисправимость. Самое страшное, самое пагубное для нас это то, что мы плохо исправляемся, никак не оставим грехи свои. А плохо исправляемся мы потому, дорогие мои, что забываем свои прошлые грехи, мы каемся, и Господь нас прощает, но помнить грехи и плакать о них надо всю жизнь. Какие бы добродетели мы ни стяжали, какие бы подвиги ни совершали, они малы по сравнению с нашими грехами. О, если бы мы всегда живо сознавали, что ведь я великая грешница! Это помогло бы нам исправиться, это сохранило бы нас от осуждения ближних, от всякого превозношения и гордости.

Один раз пал великий царственный пророк, но принес покаяние, которое принял Господь; и все же он не перестал оплакивать свое падение всю жизнь, даже и теперь еще оплакивает. «… Беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну», — смиренно исповедует он. Святой апостол Петр всю жизнь вставал в полночь, в час своего малодушного отречения от Спасителя, плакал, и потоки слез оставили глубокий след на его лице.

Мария Египетская сорок семь лет провела в пустыне в жестоких трудах покаяния. Терпела зной, стужу, боролась со своими страстями… А мы? Мы ничего не делаем, чтобы загладить свои грехи, мы не только прошлые грехи не помним, но и настоящих не замечаем, живем так беспечно, так рассеянно, мы настолько низки в духовном отношении. Оттого и на исповедь идем не страшась, не только слез нет, нет и искреннего покаяния, даже грехи свои собрать не можем, не умеем.

Но как же помнить свои грехи, возлюбленные? Святые отцы учат, что не надо вспоминать подробности падений, что нельзя останавливаться мыслями на старых искушениях, чтобы не быть наветником самому себе, чтобы не увлечься вновь, чтобы не ожили в сердце страстные движения. Надо лишь всегда помнить и сознавать, что мы перед Богом преступники, прах, и притом грешны, нечисты. Да разве это не так?

Ну чем мы можем похвалиться, чем оправдаться перед Богом, нашим Создателем, Господом и Судией, мы, немощные, грешные, смертные люди! Чем? Но Господь так милостив, что не воспомянет наших грехов, если мы сами их помним, лишь бы это привело нас в состояние искреннего, постоянного покаяния и глубокого смирения. Покаяние и смирение — два крыла, на которых душа поднимается из своего гибельного нечувствия, освобождается от уз греха и возлетает прямо на самое небо. Но бывает так, возлюбленные, что иногда при нашей невнимательной, рассеянной жизни мы совсем запутываемся, погрязаем в грехах и не чувствуем всю опасность своего положения. Хотим встать, но ничего у нас не выходит, не знаем, с чего начать, как положить начало покаяния. И все потому, что не видим ясно своих нынешних грехов, а прошлые забыли. В таком случае, возлюбленные, говорю вам: просите Ее, Матерь Божию. Просите настойчиво, дерзновенно. Она «полагающих начало покаяния грешников верная предстательнице». Она «крепкое возбуждение спящих совестей».

Она поможет нам вспомнить все наши грехи, может быть, давние, совсем забытые, — грехи детства, юности. Она все напомнит, все откроет, Она поможет покаяться и стать на путь исправления.

Будем же помнить, дорогие мои, помнить постоянно о закрытых дверях прекрасного чертога, будем помнить о страшной участи неразумных дев, опоздавших на брачный пир к Жениху. Будем помнить и исправляться, чтобы и нам не опоздать, не лишиться вечного райского наслаждения.

Будем с верой просить Матерь Божию, Всеблагую Вратарницу: «Милосердия двери отверзи нам…». Она откроет нам спасительные двери покаяния и Божиего милосердия, Она откроет нам и светозарные врата небесного чертога, где все мы, по милости Божией, сподобимся вечной радости и блаженства со всеми святыми и праведными.

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая».

Аминь.

vn001

Источник: Архимандрит Тихон (Агриков). Жизнеописание. Проповеди. Письма.. – Издат. ТСЛ, 2008 г.