Сегодня:

23 октября 2018 г.
( 10 октября ст.ст.)
вторник.

Преподобный Амвросий (Гренков), старец Оптиной пустыни.

Седмица 22-я по Пятидесятнице.
Глас 4.

Поста нет.

Мчч. Евлампия и Евлампии (303-311). Прп. Амвросия Оптинского (1891). Свт. Иннокентия , епископа Пензенского (1819). Мч. Феотекна (ок. 284-305). Прп. Вассиана, чудотворца (V). Прп. Феофила исп (ок. 717-741). Блж. Андрея, Христа ради юродивого, Тотемского (1673). Свт. Амфилохия, еп. Владимиро-Волынского (1122). Собор Волынских святых.


Утр. - Мф., 43 зач., XI, 27-30. Лит. - Кол., 256 зач., II, 20 - III, 3. Лк., 34 зач., VIII, 1-3. Прп.: Гал., 213 зач., V, 22 - VI, 2. Лк., 24 зач., VI, 17-23.

Цитата дня

Мир, как детей, обма­ны­ва­ет нас, настоящие ценности выменивает на погремушки.

Протоиерей Иоанн Гончаров.

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Божественная справедливость

Протоиерей Иоанн Гончаров

Прот. Иоанн Гончаров

Справедливость — красота формы жизни, это то, к чему устремлен дух человека. Здесь же и главный соблазн: исчерпывать справедливость своим пониманием, в то время как она есть мера самой жизни, всегда выходящая за рамки жизни одного человека.

Человек часто забывает о своей ограниченности. И особенно страстно он утверждает себя и своё, когда речь идет о справедливости, которая является как бы стержнем жизни. Неспособность, нежелание его выйти за рамки собственных представлений о справедливости и является одним из главных препятствий на пути человека к Богу. Ничто так не будоражит сознания человека, как мысль о «несправедливости» Творца. Вспомним расхожее: «Почему страдают дети? Как может Бог попустить жестокость войн и революций? Почему Он не защищает Свою Церковь?». Удивляет кажущаяся завышенность требований Бога к человеку в одних случаях и необъяснимое (по нашим меркам) снисхождение — в других.

В жизни действительно много нам непонятного, необъяснимого, но это, наверное, потому что во временной, преходящей жизни присутствует вечность, непостижимая в своем проявлении. (Естественно, разумнее допустить наше непонимание, нежели «недосмотр» Бога, т.к. всё другое, нам понятное, очень хорошо устроено.)

Уверенность в правильности своих оценок — это суть страстного человека, от которой он отказывается с большим трудом, если вообще отказывается. Таинственная самоуверенность сохраняется даже тогда, когда очевидной становится ошибочность собственных представлений. Сердце всё равно продолжает верить в какое-то «своё» знание жизни. А православная традиция говорит, что самоуверенность, как ничто другое, мешает человеку поверить в разумное устроение человеческих судеб. Вера в Бога — это, наверное, и есть способность преодолеть свои представления и приобщиться к высшим духовным знаниям.

В Св. Писании сказано: «…вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится» (1Пет. 2: 6). Но этот камень для неверующих есть камень преткновения и соблазна. А для тех, кто сознательно противится Богу в Его мироустройстве, кто сознательно сошелся с духом злобы, сказано: «…кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит» (Мф. 21: 42,44).

Христос — Краеугольный Камень жизни, Его не обойти в решении серьёзных жизненных вопросов. Преткновения и соблазны как раз в том и состоят, что наше понятие о справедливости не вмещает Бога, ибо многое в Евангелии разрушает все наши страстные умопостроения. И этот соблазн для уверовавших в свой разум становится гибельным.

Человеческий разум пресмыкается по земле: всё, что видит и понимает, переносит на Бога, судит о Боге по-человечески. Но Христос, Сам будучи человеком, через Крест отказался от всего грехом загубленного в человеке и, прежде всего, распял самолюбие, корнем которого и является «своё разумение». А страстный человеческий рассудок не хочет отказаться от соблазна своей правоты, хотя он много раз убеждался в безжизненности своего упования, много раз разбивался о собственную «справедливость».

Собственная правота — это плоская правота, это детская справедливость. Это основа внешней, временной, чувственной жизни. Полнота жизни выше, больше естественных проявлений, и она, устремленная в Вечность, открывает иные горизонты, где изумляется ум. В таких дивных просторах страстный человек чувствует себя неуютно. Это как жизнь под открытым небом — всегда в беспокойстве и опасности. Рассудок человека очень дорожит своей цельностью и абсолютно доверяет ей, потому отказывается от всего, что нарушает этот его ложный покой. Но чтобы честно его удовлетворить, нужна вера, подвиг преодоления. Как правило, человек во всем предпочитает широкий путь, предпочитает самообман: прав я — и всё!

По такой правоте разбойнику в Раю не бывать, но любовью Креста Господня он первый вошел в Рай. Это — самый яркий феномен «несправедливости» Бога с точки зрения земной правды. Это и есть Божественная справедливость, тонущая в бездне Его милосердия.

Все соблазны и преткновения — именно около этой бездны, по-разному открывающейся по-разному приходящим к ней. Здесь — погибающее и страдающее; здесь Божественная непостижимость выводит из себя не покоряющихся вере; здесь захлебывается наше пристрастное понимание жизни и в панике отвергает Христа как начальника жизни, полагая, что это не жизнь, поскольку разум не может объять происходящего.

Фарисеи споткнулись об этот Камень, и по сей день так же спотыкаются все, кто останавливается на формальном принятии жизни, кто не хочет «оторвать» её от земли, кто пристращается к «букве», которая убивает, и не верует в дух, который животворит. «Бог дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2Кор. 3: 6).

В сознании собственной справедливости фарисеи и саддукеи обращались ко Христу со многими, как им казалось, безысходными вопросами. Он отвечал им, открывая завесу вечных тайн, и они замолкали, не имея что возразить. Так, в плане понятий реальностей вечной жизни Евангелие являет и нам непостижимые Словеса, разрушающие все наши формальные, мертвые представления о жизни. Жизнь нашей души грехом умерла, и только слова вечной жизни могут оживить её и успокоить в её вечных вопрошаниях.

Правда Христова — это путь преодоления царства смерти. По Слову Христа, корень всех зол, причина всех несчастий — грех. Войдя в человека, он извратил его духовную природу. Именно грех произвел все виды зла. Грехом люди ввергли себя в море страданий, создали жуткие противоречия. Хаос порочности и страстей породил мысли, непокорные Богу. И только Промысел Божий, если мы смиренно даем Ему место в своей жизни, выводит нас из нашей ограниченности в бесконечный простор вечной жизни, где нет места никаким недоумениям, никаким противоречиям.

Но если мы не хотим смиряться, не уверовали в Бога, то Его Всемогущество будет ограничено нашей свободой. И тогда мы обречены на вечные поиски в бесконечных лабиринтах своей ограниченности.

Наши понятия о справедливости — это Божие «голое семя» в нас. Верою оно растет и приносит плод, но это возможно только в Боге и с Богом. Возрастание в Боге — не только временной процесс развития веры, но качественное усвоение Бога сердцем. Когда человек усваивает Христа сердцем, он вместе с тем правильно разрешает для себя все противоречия, все трудные вопросы жизни.

Таким образом, вера в Божественную справедливость не разрушает справедливости человеческой, но продлевает её, раздвигает, расширяет, животворит. Ничто истинно человеческое не подавляется, но обретает высший смысл и высшее освещение в Божественном начале.

vn001

Источник: Протоиерей Иоанн Гончаров. Многие поищут войти, но не возмогут. – 3-е издание, дополненное. – Изд-во Миръ, 2002.

См. также: