Сегодня:

20 октября 2019 г.
( 7 октября ст.ст.)
воскресенье.

Икона Божией Матери ''Умиление'' Псково-Печерская.

Неделя 18-я по Пятидесятнице.
Глас 1.

Поста нет.

Мчч. Сергия и Вакха (290-303). Свт. Ионы , еп. Ханькоуского (1925). Мчч. Иулиана пресвитера и Кесария диакона (I). Мц. Пелагии Тарсийской (290). Мч. Полихрония пресвитера (IV). Прп. Сергия Послушливого, Печерского (ок. XIII). Прп. Сергия Нуромского (Вологодского) (1412). Обретение мощей прп. Мартиниана Белоезерского (1514). Сщмч. Николая пресвитера (1942). Иконы Божией Матери Псково-Печерской, именуемой "Умиление" (1524).


Утр. - Ев. 7-е, Ин., 63 зач., XX, 1-10. Лит. - 2 Кор., 188 зач., IX, 6-11. Лк., 30 зач., VII, 11-16. Мчч.: Евр., 330 зач., XI, 33 - XII, 2. Лк., 106 зач., XXI, 12-19.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

О соотношении внутреннего и внешнего в человеке

Протоиерей Иоанн Гончаров

Прот. Иоанн Гончаров

Как говорит Православное Бого­сло­вие, человек сотворен на грани двух миров — духовного и материального. Соотношение духа и тела — один из главных вопросов духовной жизни, ибо сохранением разумного равновесия между внутренним и внешним как раз и совершается спасение человека от зла, растления и смерти.

В Православии дух и плоть не противопоставляются друг другу — и то, и другое вместе есть Богом созданный человек. Сама реальность такого противо­по­став­ления возникла после грехопадения, когда дух стал противиться плоти, а плоть — духу. Грех разладил их гармоническое соотношение.

Первородный грех состоял в том, человек остановил свое внимание на внешнем, видимом, посчитал главным конкретное, ощутимое, усладительное. Адам через это простое захотел стать богом, захотел уклониться от трудной и длительной работы над своим сердцем. Внутренний разлад, который наступил вследствие греха, есть изначальная и самая большая трагедия жизни, поэтому преодоление его есть самая насущная задача человека.

Изменение соотношения в пользу плотского привело к тому, что обещанные Богом небесные блага люди стали искать на земле и в плоти, и породило многочисленные страсти, приземлившие душу и растлившие тело. Человек стремится удовлетворить запросы своей бесконечной природы земными, пустыми, подчас постыдными, удовольствиями. Приобщившись страстных радостей он не хочет (а часто и не может) отказаться от них, даже при реальной угрозе физического уничтожения.

Но страстные радости, которыми сатана соблазняет человека, — ложь, их нет в сущности. Они иллюзорно существуют в разыгравшемся воображении. Это призраки, болотные огоньки, это мечты падшего духа-разрушителя. Они могут быть только в кино, а в жизни их нет. Эта воображаемая ложь вытягивает из человека жизнь; гоняясь за бесплотными огоньками, он теряет ум и совесть, сам становится призраком. Когда сила воображения отыскивает злые, похотливые образы и наслаждается ими, то человек становится пленником этих разнузданных мыслей, наслаждается грязью, ибо воображение — это открытая дверь для бесов. Потому Святая Церковь всегда заботится о том, чтобы человек знал свои уязвимые места и с осторожностью относился ко всему, что приходит с этой стороны.

Сердце человека сотворено Богом для переживания блаженства, оно всегда стремится к благу, к радости, к красоте, и оно имеет способность посредством веры переживать это в себе, переноситься мыслью и ощущением сердца в будущее, к Небу. Обращение же мысли сердца к земле, к плоти — для человека убийственно. Бесы стараются повернуть зеркало ума от небесного к земному, от духовного к чувственному, и тогда начинается трагедия страстей, ибо в отличие от небесных благ, которые существуют в реальности вечного и превосходят всякое воображение, страсти идеализируются, в страстях желаемое выдается за действительное. И суть греха состоит в том, что сатана стремится этот воображаемый мир сделать реальным через реальную душу человека, т.е. уродство и безумие сделать достоянием Вечности.

Душа человеческая знает, что есть радости совестные, умные, благодатные, радости тихие и глубокие, как лесные озера, от которых веет свежим ветром вечного покоя. Это радости чистоты, благородства, это радость покаяния, животворящая сердца. Море настоящих радостей, в сравнении с которыми страстные радости — обман и безобразие. Но только умные радости — это дорога в гору. Закон Божий, закон жизни влечет человека к Небу, к Вечности, к Богу. Страстные радости — дорога под гору, они тянут человека вниз, в плоть, в могилу.

Чтобы избыть себя от лжи, нужно идти путем Креста, распиная плоть со страстьми и похотьми. Другого пути не существует. Любовь Истины, явленная человеку на Кресте, показала этот единственно возможный путь спасения от безумия греха, но он, естественно, не нравится плотскому мудрованию человека, который в воображаемых страстях как бы нашел себя, утвердил в себе ложную надежду на возможность их удовлетворения.

Но нет, нет другого пути для приведения в порядок человеческого естества, которое провалилось в плоть. Это вещает нам Истина, не верить Ей нельзя. Но если все-таки не верить, то что остается? Ложь. Ложь утверждается вместо Истины, и начинаются поиски возможных вариантов жизни во лжи, что и есть история человечества, написанная кровью.

Во лжи жить нельзя. Реальность в нереальном неотвратимо растворяется. Это очевидно не только для веры, но и для разума. Разум понимает гибельность обманов, которые проявляются в пороках, — иллюзия наркомании, иллюзия пьянства, иллюзия радости плоти, ведь результаты излишеств говорят сами за себя. Суть человека не в страстях, это его преходящая плотская часть, которая сама по себе исчезает. В Евангелии Иисус Христос говорит: «Дух животворит, плоть не пользует ни мало» (Ин. 6: 63), т.е. жизненные начала — в душе. Можно бы не поверить и этому, но не поверить Любви Истины — это значит обречь себя на гибель. Через смерть души гаснут вечные перспективы, которые на подсознательном уровне питают дух, сохраняя в человеке человеческое начало.

В Православии все направлено на то, чтобы воссоздать цело-мудрие (умную целостность) человека. Не дробное, а цельное, правильное мудрование, понимание происходящего во всех сложнейших взаимосвязях. Цело-мудрие — это духовная и телесная чистота, а значит, свобода от греховных влечений, от страстей.

В непостижимом соединении духа и плоти заключена уникальность человека и уникальность смысла его жизни — временное, преходящее преобразить в вечное, одухотворить плоть, сделать её причастницей вечной жизни. И нет Духа, кроме Святого, который животворит. Но Дух этот не приходит, если нет Креста, которого не хочет плотский человек, предпочитая горы обманов.

Путь Креста начинается с воздержания. Разумное воздержание во всем сохраняет человека от погружения в стихийность материального мира, порабощающего дух, когда живое, разумное поглощается мертвым, безумным. Принципом формирования нормального соотношения духа и плоти является воздержание в форме поста. Пост представляет собой сложное явление и имеет отношение как к телу, так и к душе. Внешне он является законом для чрева, а по сути — законом для души, ибо настоящий пост предписывает воздержание от зла в делах, словах, мыслях и ощущениях. Пост приводит в порядок всего человека, устраняя перекосы. Всё в нём выравнивается, становится на свои места.

Далее, восходя на Крест, человек постепенно обретает первозданную гармонию соотношения духа и плоти, т.е. входит в образ небесной красоты. И получается, что Крест Христов, посредством страдания, созданного отказом от иллюзорного мира страстей, возвращает человека в Рай, в первозданное состояние. И приговор Бога согрешившему человеку: «В поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт. 3: 19) — это не столько наказание, сколько способ сохранения его, ибо только в воздержании человек остается человеком. Хлеб — символ Бога, дающего жизнь миру. Человек ищет хлеба и тем самым ищет Бога.

Бог труден, как труден хлеб. Трудный Бог — настоящий Бог, легкий бог — это бог века сего, который ослепляет умы, стремится насытить грех, а сытый грех становится неуправляемым.

Православие — трудная религия, религия преодоления, чтобы дух возобладал над плотью, разум — над безумием, добро — над злом, жизнь — над смертью. Православие — врачебница для заболевшего грехом человека. Православие — это путь к истинной свободе, к свободе от хаоса страстей, от греха, все перепутавшего в человеке. Православие — это восстановление божественного порядка в сотворенном Богом мире.

Православие — это путь к Небу на земле.

vn001

Источник: Протоиерей Иоанн Гончаров. Многие поищут войти, но не возмогут. – 3-е издание, дополненное. – Изд-во Миръ, 2002.

См. также: