Сегодня:

19 сентября 2018 г.
( 6 сентября ст.ст.)
среда.

Чудо Архистратига Михаила в Хонех.

Седмица 17-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Воспоминание чуда Архистратига Михаила , бывшего в Хонех (Колоссах) (IV). Мчч. Евдоксия, Зинона и Макария (311-312). Мчч. Ромила и с ним многих (ок. 107-115). Прп. Архиппа (IV). Мчч. Кириака, Фавста пресвитера, Авива диакона и с ним 11-ти мучеников (ок. 250) Сщмч. Кирилла, еп. Гортинского (III-IV). Прп. Давида (VI). Сщмч. Димитрия пресвитера (1918). Сщмчч. Иоанна и Всеволода пресвитеров (1937). Киево-Братской (1654) и Арапетской икон Божией Матери.


Еф., 223 зач., III, 8-21. Мк., 51 зач., XI, 23-26. Архангела: Евр., 305 зач., II, 2-10. Лк., 51 зач., X, 16-21.

Цитата дня

Мир, как детей, обма­ны­ва­ет нас, настоящие ценности выменивает на погремушки.

Протоиерей Иоанн Гончаров.

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Патриарх Сербский Ириней как верный союзник Ватикана

Ольга Четверикова, Русская народная линия

n003m

В ночь на 9 декабря Патриарх Сербский Ириней посетил в Белграде синагогу «Сукат шалом» и зажег одну из восьми свечей в традиционном иудейском светильнике ханукии – символе Хануки, которую официальный сайт патриархии называет «еврейским праздником свободы и света», сообщает официальный сайт Сербской Православной Церкви. Вместе с Патриархом Иринеем ханукальные свечи зажгли президент Сербии Борис Тадич, епископ Бачский Ириней, главный Муфтий Сербии Хаджи Мухаммад Эффенди Юсуфспахич, апостольский нунций в Сербии Орландо Антонини, министр религий Боголюб Шиякович.

Напомним, что в соответствии с правилами Святых Апостолов, данное действие можно оценить как апостасийный акт. В известных правилах говорится следующее.

Правило 45: «Епископ, или пресвитер, или диакон с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям церкви: да будет извержен».

Правило 65: «Аще кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолиться: да будет и от чина священного извержен, и отлучен от общения церковного».

Правило 70: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще кто из списка клира, постится с иудеями, или празднует с ними, или приемлет от них дары праздников их, как то, опресноки, или нечто подобное: да будет извержен. Аще же мирянин: да будет отлучен».

Правило 71: «Аще который христианин принесет елей в капище языческое, или в синагогу иудейскую, в их праздники или возжет свечу: да будет отлучен от общения церковного».

 

Данный отступнический шаг Патриарха Сербского является логическим результатом той экуменической политики, которую он начал открыто проводить после своего вступления в должность. Она направлена на подрыв духовной опоры сербского народа и обеспечение идейной поддержки режима Тадича, встраивающего Сербию в евроатлантический порядок на правах бесправного и находящегося под внешним управлением псевдогосударства.

Уже сразу после интронизации Патриарх Ириней поспешил заявить о своих прокатолических взглядах. В ходе своей первой пресс-конференции он предложил провести экуменическую встречу с папой Римским в 2013 г. в Сербии (это будет первый в истории страны визит понтифика), где собираются отметить 1700-летие издания Миланского эдикта Константина Великого, положившего конец гонениям на христиан. По его замыслу, на эту встречу должны быть также приглашены лидеры Поместных Православных Церквей, которые, таким образом, смогут вступить в непосредственный контакт с папой Римским. Как указал Патриарх Ириней, «с помощью Божией диалог сможет преодолеть то, что произошло в прошлом, и выйти на новый путь». Эту готовность Патриарха к диалогу с папой Римским пресс-секретарь Ватикана Федерико Ломбарди назвал тогда «открытым и экуменическим подходом», который св. престол принимает «с глубоким удовлетворением».

В сентябре 2010 г. в ходе своего визита в Австрию, где Патриарху Иринею был присужден титул «покровителя» экуменической организации «Pro Oriente», он вновь призвал к усилению экуменического диалога с католиками, заявив, что преодоление разделения Церквей Востока и Запада является «императивом истории» и осуществить его необходимо путем достижения некого «единства в многообразии». Он открыто заявил о своем желании, чтобы все Поместные Православные Церкви перешли на новый календарь для сближения с папистами и совместного празднования Пасхи.

Поскольку такие откровенные заявления не могли не вызвать соответствующей реакции со стороны правоверных христиан, Патриарх Ириней начал преследование антиэкуменически настроенных представителей сербской православной общественности. Главной жертвой этих преследований стал тогдашний епископ Рашко-Призренский и Косовский Артемий, твердо стоящий на позициях сохранения чистоты православного вероучения и известного своими антимодернистскими, антизападными и патриотическими взглядами. Еще в мае 2010 г. он был отстранен от служения под предлогом «выхода на пенсию», затем против него началась многомесячная кампания в СМИ, которая, по признанию ряда сербских владык (как сообщала газета «Пресс»), стала результатом заговора, организованного в Ватикане. И, наконец, уже совсем недавно, во второй половине ноября, на внеочередном заседании Архиерейского Собора Сербской Православной Церкви было принято решение о лишении владыки Артемия епископского сана. На этом же заседании было подтверждено решение о подготовке к празднованию годовщины Миланского эдикта в Сербии.

Политика Патриарха Иринея должна привлечь особое внимание православной общественности, поскольку вступление им на путь отступничества, являющийся абсолютно приемлемым и нормальным для католицизма, в глазах членов Православной Церкви является вопиющим вызовом Христианству, открытым игнорированием позиции и интересов православных сербов, испытавших на себе всю тяжесть жесточайшей и циничной экспансии Ватикана.

 


Сергей Белозерский, «Радонеж»

Ханука отмечается в память освящения иудейского Храма, некогда оскверненного язычниками и освобожденного еврейскими повстанцами во время Маккавейских войн. Ханука традиционно не была значительной памятной датой в иудейском календаре; выдвижение этого праздника на первый план произошло в среде американских евреев ХIХ-ХХ веков, и носило, в значительной степени, контрмиссионерский характер — соседи-христиане широко отмечали Рождество, украшали елки, обменивались подарками, посылали друг другу поздравительные открытки, приглашали друзей на угощение. Многие евреи — особенно дети — вовлекались в общее веселье к немалому огорчению раввинов. Кроме того, огромные коммерческие возможности, связанные с Рождеством — вся индустрия поздравительных открыток, подарков, елочных украшений и тому подобного — оставались совершенно закрытыми для еврейских предпринимателей.

Поэтому праздник Хануки постепенно выдвигается как декабрьский праздник, альтернативный Рождеству — и, в значительной степени, использующий его элементы, например ту же елку, украшениям которой придавался уже не христианский, а иудейский смысл. Разумеется, иудеи имеют полное право отмечать свои праздники и сами решать, какой из них они считают более важным. Вопрос в том, стоит ли христианам присоединяться к этому празднованию.

Можем ли мы надеяться на то, что в качестве ответного вежливого жеста главный белградский раввин придет в Церковь на рождественскую службу и воспоет там вместе со всеми “Христос раждается, славите?” Может быть, он хотя бы зажжет свечи пред иконой Величайшей из Дщерей Израилевых? Нам едва ли стоит на это рассчитывать, и упрекать тут раввина не в чем - он следует установлениям своей религии, и не будет нарушать их ради каких-либо политических жестов. Этот отказ, конечно, не будет означать, что он человек нетерпимый, враждебный или недружелюбный – он, возможно, человек самый что ни на есть приветливый и сердечный, просто даже по очень большой дружбе и сердечному расположению он не станет идти на компромиссы в вопросах веры. Это совершенно понятно, и, не разделяя убеждений раввина, мы могли бы с уважением отнестись к его твердости. В конце концов, Господь обратил и сделал Апостолом язычников весьма ревностного, а не теплохладного иудея.

Заслуживал бы Патриарх Ириней упрека, если бы он вежливо уклонился от участия в обряде нехристианской религии? Было бы это актом враждебности или нетерпимости? Ничуть не больше, чем таким актом был бы отказ раввина зажигать свечи перед иконами. Между религиями существуют принципиальные различия – и добрососедство должно исходить из факта признания этих различий. В конце концов, само слово “терпимость” предполагает не отсутствие разногласий, а готовность к добрососедским отношениям с теми, с кем Вы не согласны.

Как сообщается, само зажигание свечей было даже не иудейским, а скорее гиперэкуменическим мероприятием: “Вместе с Патриархом Иринеем ханукальные свечи в синагоге зажгли президент Сербии Борис Тадич, епископ Бачский Ириней, главный муфтий Сербии Хаджи Мухаммад Эффенди Юсуфспахич, папский нунций в Сербии Орландо Антонини, министр религий Боголюб Шиякович”. Наверное, главного муфтия мы тоже не увидим возжигающим свечи перед иконами – и, конечно, от него этого никто и не требует.

Но стоит ли православным людям – и, тем более, православным иерархам – принимать участие в подобных мероприятиях? По-видимому, сербские иерархи видели какие-то серьезные причины сказать “да”. Не наше дело их судить; но все же приведем некоторые причины, по которым всем остальным православным, наверное, не стоит следовать их примеру.

Такой публичный акт, широко освещаемый в СМИ, есть некоторое послание “городу и миру”, и нам стоит подумать о том, как оно может быть понятно – помня заповедь Апостола “Не подавайте соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни церкви Божией (1Кор.10:32)”. Как это послание будет воспринято различными людьми? Принесет ли оно пользу Церкви?

Если говорить о “рядовых телезрителях”, то это будет воспринято как подтверждение популярного тезиса “все религии учат одному и тому же”, между ними нет принципиальной разницы, и поэтому не стоит затруднять себя следованием хотя бы одной из них. Большинство из тех, кто так думает, не знают слова “постмодернизм”, но исходят именно из постмодернистского взгляда на истину. Постмодернизм — философия, согласно которой объективная, онтологическая истина вообще недостижима, а любых разговоров об истине стоит избегать, как потенциальных источников конфликтов. Несмотря на свою внутреннюю противоречивость (истинно ли положение, что истина недостижима?) постмодернизм пользуется огромным влиянием в современной европейской (и североамериканской) культуре. Проявление притязаний на истину, любое свидетельство о своих взглядах, как об истинных, рассматривается постмодернизмом как нечто неприличное, проявление недружелюбного, конфликтного характера.

Как иронически прокомментировал ситуацию один англиканский епископ, "неважно, во что верит человек — важно, чтобы он не верил в это всерьез". Постмодернизм обычно избегает воинствующего атеизма — ведь утверждать, что Бога нет, значит тоже притязать на истину. Однако он тихо, "по умолчанию" атеистичен — с его взглядом на мир несовместима вера в Бога, открывающего людям объективную, ясную и определенную истину о Себе и о путях спасения. С постмодернистской точки зрения притязания всех религий на истину одинаково неосновательны — не потому, что истина лежит где-то еще, а потому, что она в принципе недостижима. Это не значит, что постмодернизм обязательно враждебен религиозной практике; вовсе нет. Религии воспринимаются как исторически выработанные людьми способы взаимодействия с миром и друг другом, способы удовлетворения своих социальных, психологических и эмоциональных нужд. Типичная постмодернистская фраза (хотя ее могут произносить люди, вообще не слышавшие слова "постмодернизм") — "Если Ваша религия вам помогает, я рад за Вас". "Хорошие" с точки зрения постмодернизма религиозные лидеры вообще не ставят вопроса об истине; между ними возможна определенная конкуренция за потребителя, но не спор о Божественном Откровении.

Миссия Церкви состоит в свидетельстве о Христе; это предполагает по возможности вежливое, благоразумное и кроткое, но вместе с тем недвусмысленное уклонение от всего, что с этим свидетельством несогласно. С ним несогласно постмодернистское верование в то, что “истина не онтологична” и его простонародная интерпретация “все религии учат одному и тому же”. Верить, что Иисус из Назарета есть предреченный Пророками Мессия, Сын Божий и Спаситель Мира; полагать, что Он Пророк, но никоим образом не Сын Божий и не Спаситель; или вообще отказываться видеть в Нем Божьего посланца - это совсем не одно и то же. Следует избегать ситуаций, в которых наши действия могли бы быть поняты как согласие с убеждениями, которых мы не разделяем - и, оставаясь христианами, разделять не можем.

Если говорить о Церкви, то такие действия могут вызвать глубокое смущение даже у людей, безусловно верных священноначалию, и послужить на пользу только тем, кто возводит на него тяжкие обвинения и подстрекает к расколам. Опасность соблазнить малых сих, верующих во Христа, слишком реальна, чтобы можно было пойти на нее, ради того, чтобы понравиться людям внешним.

Но поможет ли это хотя бы отношениям с внешними? Может быть, это расположит к Церкви сердца европейских политиков и косвенно поможет ее служению? Каких именно политиков? Если говорить европейских левых, и, шире, о всех тех, кто настоял, например, на исключении из конституции Евросоюза всяких упоминаний о христианстве, то едва ли их суровые сердца смягчатся при виде Патриарха, зажигающего ханукальные свечи. В их светлом будущем нет места христианству в каком бы то ни было виде - впрочем, и иудаизму тоже. Этих людей не устроят никакие компромиссы, никакая частичная капитуляция - только полное исчезновение “религиозных предрассудков”. “Либеральная” религиозность, которая испуганно приспосабливается к их взглядам и требованиям, возможна только как попутчик – до своего окончательного исчезновения.

Если говорить о политиках консервативного толка, многие из которых прямо ассоциируют себя с христианским наследием нашего континента, то у них такие гиперэкуменические действия вызовут то же чувство смущения и неловкости, что и у церковной паствы вообще.

А если некое действие может только создать ложное впечатление у внешних, глубоко смутить и обеспокоить верных, ничуть не смягчить врагов и обескуражить друзей – стоит ли его совершать?

 

 

 

 

Добавьтe Ваш комментарий

Ваше имя (псевдоним):
Ваш адрес почты:
Заголовок:
Комментарий:
  Картинка с секретным словом
Секретное слово: