Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Евангелие дня

Протоиерей Александр Шаргунов


nt016m

Мк., 63 зач., 14:3-9


Когда был Иисус в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, — пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову. Очевидно, Симон был когда-то прокаженным, и получил это имя за свою болезнь. И если он принимает гостей, значит, он теперь исцелился. Больше мы ничего не знаем о нем. Что касается женщины — даже имени ее не дано. Все повествование сосредоточено на том, что она совершила.

Ее поступок был совершенно неразумен. Невозможно видеть, как такая огромная сумма тратится в одно мгновение. Цена мира составляла триста динариев. Триста динариев — это триста рабочих дней деревенского труженика. На двести динариев можно было накормить хлебом пять тысяч человек, как мы читаем в другом Евангелии (Ин. 6:7). Чудо любви, которое Господь совершил, насыщая пять тысяч человек пятью хлебами, соединяется с чудом этого приношения. Оно столь же драгоценно, потому что в нем — выражение ответной любви ко Господу.

«Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира?» Там были те, кто дал объяснение этому худшее, чем оно заслуживало. Они сказали, что это была пустая трата. Они изображали заботу о нищих: «Можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим». Любовь к нищим не может быть оправданием отсутствия любви ко Христу. Как часто строгий суд любящим Бога выносят те, кто, находясь в Церкви, не знают, каким сокровищем она обладает. «Какая напрасная трата», — говорят они, не понимая, что без первой заповеди о любви к Богу никогда не может быть исполнена вторая заповедь о любви к человеку. Этот «здравый смысл», который все более торжествует в мире, может вторгаться и в Церковь.

Христос же видит в поступке этой женщины явление великой веры и великой любви. Она приносит свой дар прежде Его страданий, приближение которых ощущается только любящей душою. «Она доброе дело сделала для Меня, — говорит Господь. — Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете». В том, что делает женщина, Господь видит нечто более важное, чем заботу о нищих. Речь идет о помазании Его тела, которое она не сможет совершить после Его смерти. Когда три жены-мироносицы придут ко гробу в воскресение утром с ароматами в руках, чтобы исполнить положенное, тела Господа уже не будет во гробе.

«Она предварила помазать тело Мое к погребению». Все мысли и чувства Господа — о предстоящей Крестной смерти. И это заповедь нам — хранить память смертную. Многие подвижники Христовы заранее приготовляли себе гроб и все необходимое для погребения еще при жизни — такое благословение они приняли от Христа Воскресшего. Ибо невозможно принять воскресение, не приняв вначале смерть. Вход Господень в Иерусалим был вступлением в смерть, и глава Его была помазана на погребение.

Господь был помазан при жизни, за трапезой у Симона прокаженного в Вифании за два дня до смерти. Нам показано, что смерть не имеет над Ним никакой власти, и что жизнь торжествует. Так пророчески возвещается воскресение. Те, кто будет проповедовать Евангелие, будут говорить об этой безымянной женщине, но, прежде всего, — о том, что помазание Господа было не над мертвым Его телом. Потому что невозможно удержать в смерти Того, Кто входит Крестом в жизнь.

Он кровь Свою прольет за нас, и какую цену имеют по сравнению с этим все наши дары? Она на главу Его излила миро, чтобы было сияние любви над Его головой — не только Божественное, но и человеческое. Она разбила сосуд, чтобы отдать все, до капли. Христу должно быть принесено все, что мы имеем. Настоящая любовь не может ограничиться чем-то малым, не может подсчитывать, сколько нужно дать, чтобы это казалось приличным. Она отдает самое дорогое. И, отдавая все, что имеет, она понимает, что дает недостаточно. Приносим ли мы Господу благоухание такой любви — которая всем сердцем, всею душой, всею мыслью, всею жизнью нашей?

Это благоуханное миро до скончания века наполняет собою Церковь. Свет, который приносит эта женщина, светит во тьме наступающей ночи, окружающей Господа. Среди почти всеобщего отступничества и равнодушия эта верность Христу особенно драгоценна. И в наши дни, когда тьма все более нарастает, не может быть ничего дороже.

Господь заповедует нам всегда помнить об этом мужественном благочестии. «Где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала». Ибо сердце Евангелия — Крестная смерть и Воскресение Христово. Кто чтит Христа, будет почтен Им. Где исповедание Креста Христова, там рядом — радость Воскресения.



vn001

См. также:

Протоиерей Александр Шаргунов. Евангелие дня.
Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский. Толкование на Евангелие от Марка