Сегодня:

21 ноября 2017 г.
( 8 ноября ст.ст.)
вторник.

Собор всех архангелов.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Поста нет.

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. Архангелов Гавриила , Рафаила, Уриила, Селафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила.


Утр. - Мф., 52 зач., XIII, 24-30, 36-43. Лит. - Бесплотных: Евр., 305 зач., II, 2-10. Лк., 51 зач., X, 16-21.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Как сделать богослужение понятным, или еще раз о церковнославянском языке

Протоиерей Сергий Точёный

В то время, продолжая речь, Иисус сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение.

Мф. 11:25-26

Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать?

Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас?

Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде?

Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь.

Но есть из вас некоторые неверующие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его.

И сказал: для того-то и говорил Я вам, что никто не может прийти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего.

С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним.

Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?

Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали,
что Ты Христос, Сын Бога живаго.

Ин. 6:60-69


p045m

Дискуссии вокруг того, как сделать богослужение более понятным (которые выродились в дебаты по вопросу «надо ли переходить на служение на русском языке?») кипят, но странное дело — мало кто ставит под сомнение саму идею «понятности» богослужения, как будто доказанным фактом является соизволение Божие на открытость богослужения всем и каждому! Поскольку речь не о наших секретах, а о Тайнах Божиих, то попробуем разобраться, каков взгляд на эту проблему самого Бога, благо в Святом Евангелии есть информация к размышлению на эту тему.

Целью жизни христианской, как известно, является стяжание благодати Святого Духа. Пост, молитва (келейная и общецерковная), добрые дела и т.п. есть только средства к достижению этой цели [1]. Одним из этих средств является Богослужение. «Наибольшая понятность богослужения для всех» объявляется теперь абсолютным благом. Так ли это? Если это так, то возникает много вопросов, которые все можно свести к одному недоумению: почему Бог в принципе создает тайну?

Вот только некоторые из множества этих вопросов: Почему десять заповедей даны только Моисею Боговидцу и только на одном языке? А как же другие народы, разве они недостаточно любимы Богом? Почему тогда на несколько тысячелетий они вообще лишены какого-либо понятия об этих заповедях? Почему создается только один перевод Священного Писания – на греческий язык (Септуагинта)? Почему создается опять же только один перевод на славянский – тот язык, на котором люди не разговаривали (для лучшего понимания Св. Писания и богослужения было бы логичнее создать перевод каждому народу на разговорном языке)? Почему, если говорить о доступности богослужения, Христос Спаситель Литургию (Тайную Вечерю) учреждает не в присутствии, например, пяти тысяч человек (кроме жен и детей), а в закрытой горнице, уединившись с двенадцатью учениками (даже Матерь Божия не была допущена, не говоря об апостолах от семидесяти)? Как все это согласуется с тем, что Бог есть Любовь («Благословен Бог, всем человеком хотяй спастися и в познание Истины прийти…» [2]?) Т.е. Бог хочет, чтобы все познали Истину! Бог всемогущ, следовательно, Он может сделать столько переводов, сколько надо (вплоть до того, что может в память каждого непосредственно, как на жесткий диск, «загрузить» всю необходимую библиотеку (Ветхий и Новый Заветы плюс все, что благопотребно), благо, по современным оценкам память человека составляет от одного до 125 млн Гб.). Почему же доступ к живительному и спасительному знанию остается таким затрудненным?..

Чтобы разобраться во всем этом прежде всего необходимо понять, каким образом душа приходит ко Христу Спасителю? Обратимся к св. ап. Павлу: «Но как призывать Того, в Кого не уверовали? как веровать в Того, о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? И как проповедывать, если не будут посланы? как написано: как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!» (Рим. 10:14-15) Т.е. сначала душа слышит проповедь о Христе, – и проповедовать надо, конечно же, на понятном (в нашем случае – на русском) языке. Однако это уже давно в Русской Православной Церкви имеет место быть: проповедники обращаются к слушателям именно на русском языке, и я не слышал, чтобы сейчас кто-нибудь использовал церковнославянский язык для проповеди. Т.е. в этом аспекте (в вопросе проповеди) проблем для привлечения людей в церковь нет, и никто не скажет, что я не хожу в церковь, потому что никогда в своей жизни не слышал ни одного слова о Христе Спасителе на понятном языке.

Далее св. ап. Павел продолжает: «Но не все послушались благовествования. Ибо Исаия говорит: Господи! кто поверил слышанному от нас? Итак, вера от слышания, а слышание от слова Божия…» (Рим. 10:16-17). Когда современный человек слышит словосочетание «Слово Божие», то это ассоциируется у него с Библией. В самом деле, проповедь должна опираться на Священное Писание, но и Священное Писание тоже давно доступно, существуют тексты на понятном языке. И не в этом проблема (никто не скажет, что не смог познакомиться со Св. Писанием в силу того, что Его нет на родном языке).

«Но спрашиваю: разве они не слышали? Напротив, по всей земле прошел голос их, и до пределов вселенной слова их. Еще спрашиваю: разве Израиль не знал? Но первый Моисей говорит: Я возбужу в вас ревность не народом, раздражу вас народом несмысленным. А Исаия смело говорит: Меня нашли не искавшие Меня; Я открылся не вопрошавшим о Мне. Об Израиле же говорит: целый день Я простирал руки Мои к народу непослушному и упорному» (Рим. 10:18-21).

Вот, оказывается, в чем проблема: дело не в том, что человек не понял чего-то самого важного, самое важное как раз все понимают – принять Истину означает то, что Ее нельзя будет просто так после принятия игнорировать. Понятность тонкостей богословия отходит на второй план, а на первом оказывается отношение каждой конкретной души к своему Создателю. Народ Израиля называется непослушным не потому, что не слышал проповеди на родном языке, а потому, что не воспринял услышанного: «народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Ин. 12:40). Слышание проповеди и Св. Писания, таким образом, имеет прежде всего нравственный аспект, т.е. нужно слышать сердцем, а не интеллектом – это необходимое и достаточное условие правильного Богопознания (без чего, собственно, не может быть правильного восприятия проповеди, Св. Писания, Св. Предания и богослужения).

Известно, что когда человек хочет, то ищет способ, а когда не хочет – ищет причину (которая суть только повод прикрыть свое нежелание).

Спаситель, конечно, проповедовал на разговорном языке (в синагоге, однако, читал, по-видимому, не на разговорном [3]), и в то же время мы видим, что Он не пытался делать свои слова чересчур доходчивыми (супердоступными и сверхпонятными), изъясняясь притчами, так что даже ближайшие ученики и апостолы подчас не понимали, спрашивая наедине разъяснений, на что «Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют» (Лк. 8:10). Но, может быть, апостолы впоследствии должны были разъяснить это народам, однако, и здесь Спаситель их (и нас) предостерегает: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф. 7:6). Премудрость («Дух Премудрости, Дух Разума, Дух Страха Божия» [4]) дается смиренным, имеющим страх Божий, и к аналитическому складу ума непосредственного отношения не имеет.

Услышав проповедь Христа, достаточно много людей отошли от Него, на что Спаситель сказал: «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:44). Если душа услышала о Боге, то она понимает, что надо не просто декларативно принять некоторые философские истины, восхищаясь их красотой, а поменять весь образ своей жизни: для начала раньше вставать и позже ложиться; найти время для келейной (домашней) и общественной (на богослужении в церкви) молитвы, а также для чтения Священного Писания и святых отцов; отказаться от многого того, что любила ранее, и начать делать то, о чем и не подозревала, – в общем впустить в свою жизнь Христа.

Итак, мы имеем душу, которая, слыша проповедь о Христе (на понятном языке), стоит на распутье: она еще не понимает всех тонкостей богословия, но ей уже ясно, что если она пойдет путем исполнения заповедей Христовых, то от многого придется отречься! А она еще пока не готова (или ей кажется, что она не готова). И вот тут на помощь приходят «причины», по которым душа «не может» стать подлинной (т.е. не только по природе и (или) по названию) христианкой: «Я не хожу в церковь, – говорит она, – потому что там „злые старушки“» («попы на мерседесах», «служат на непонятном языке» и т.д. и т.п.), и вообще «Бог в душе должен быть!» [5] И все вокруг с пониманием относятся к этим «причинам», потому что большинству такая позиция удобна (т.к. позволяет не трудиться над собой и чувствовать при этом себя спокойно), а, следовательно, созвучна [6]. Странное получается дело: мы, вроде, не в XIX веке живем, т.е. все у нас поголовно умеют читать и писать; и не в XX, когда желающих читать духовную литературу было достаточно, да только нужных книг днем с огнем сыскать нельзя было (чего не скажешь о современности). Мало того, в школе все один иностранный язык выучили, а те, кто учился в ВУЗе, и второй (а кто-то больше). Как же слышим мы от этих образованных разносторонне людей (как недавно от одного журналиста в программе «НТВшники»), что они придут в церковь когда служба будет совершаться на русском языке?

Ларчик просто открывается: если душа готова полностью отречься от прошлой жизни (в которой не было места Богу) ради исполнения заповедей Христа, то разобраться с пониманием текстов на церковнославянском языке (при умении читать и наличии изданий с параллельными текстами) далеко не самое трудное дело; гораздо сложнее любить врагов своих, чем к двум иностранным языкам прибавить знание нескольких слов на церковнославянском [7]. Если же кто выставляет непонимание богослужения как основное препятствие на пути души к Богу, то это «детский лепет». При обилии книг на русском (а также с параллельными текстами) насколько надо не хотеть, чтобы не пытаться сделать усилие к познанию текстов богослужения, потому что «малопонятное» слово в конце концов можно набрать в поисковике и через секунду гугл, яндекс или любой другой выдаст его значение.

Итак: кто хочет – ищет способ, а кто не хочет – причину.

В чем же суть предложения внести изменения для достижения большей понятности богослужения? Не в том ли, чтобы пойти навстречу тем, кто сам слишком занят более важными делами и «затрудняется» идти ко Христу, т.к. им тяжело сделать усилие над собой (открыть книгу с параллельными текстами)? Но поможет ли это?

Во-первых, все сразу понятным не станет: по данным современной науки мы знаем, что в лекции (проповеди, книге) должно быть не более 11% незнакомой информации, потому что все, что превышает этот процент, человеком не усваивается. А для современного светского человека вся Библия есть незнакомая информация; должны пройти годы (а то и вся жизнь), прежде чем весь этот объем незнакомой поначалу информации уляжется по своим полочкам (что не мешает получать благодать с первых же мгновений обращения ко Христу Спасителю и быть полноценным во всех отношениях членом Матери-Церкви).

Во-вторых, устраняя «причину» того, что душа не идет в Церковь, мы все же понимаем, что малопонятность богослужения – лишь повод, а настоящая причина заключается в нежелании исполнять заповеди Христовы (может быть, желание есть, но перспектива изменения всего образа жизни пугает и вгоняет в ступор). Устранение же повода при сохранении причины – это то же самое, что борьба с сорняками путем их скашивания при сохранении корня. Устраним одну причину, найдется другая, третья и т.д.

Препятствия на пути души к Богу были, есть и будут, но это не должно пугать: «Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е» (Мф. 11:12), т.е. душа должна мужественно встречать трудности на своем пути: «Чадо, аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение» (Сир. 2, 1), потому что «м ногими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие » (Деян. 14, 22).

Поэтому св. Иоанн Креститель и говорит: «приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мк. 1:3). Люди должны сделать в сердцах своих путь Господу прямым: «всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими и узрит всякая плоть спасение Божие» (Лк. 3:5-6). Прп. Максим Исповедник говорит, «что всякий человек, услышавший вопиющий в пустыне глас, приготовивший, в соответствии с дарованным [ему] смыслом созерцания, путь для Господа, соделавший прямыми стези Его, наполнивший через срывание мыслимых и лукавых гор [свой] дол - душу, ...выпрямивший посредством воздержания кривизны добровольных страстей, то есть движения наслаждения, и через терпение выровнявший и сделавший гладкими неровные пути невольных искушений, случившихся с ним..., обретя чистое сердце, узрит спасение Божие..., согласно [сказанному]: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5:8)» [8].

Но что же это? В ответ на призыв покаяться и исправить сердца, мы слышим: «А вы сами приготовьте мне скатертью дорогу в Царствие Небесное. Я посмотрю, подумаю, и, может, так и быть соглашусь зайти в церковь».

Недаром Христос Спаситель сказал: «Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали» (Мф. 11:16-17). Нет, на словах никто не против того, чтобы войти в рай, если, конечно, предложат приемлемые условия, да и то потом, а пока есть дела и поважнее [9].

Говорят еще, что люди не знают дорогу в храм! Но когда надо (а это обычно бывает, когда кто-то родился или умер, женится или экзамен сдает), то быстро находят. Вспомните «Хромую лошадь»! На 3-й, 9-й и 40-й день все близкие погибших были в храме, т.е. дорогу нашли-таки. Но никто не задался вопросом, а что эти христиане (!!!) делали в субботу вечером в увеселительном заведении? Почему они не пошли в храм на Всенощное Бдение, а устроили альтернативное всенощное бдение в том подвале? Ответ прост: в храме надо напрягаться (образно говоря «подниматься в гору»), а в подвальчике можно расслабиться («катиться вниз»)! Говорю не с целью осудить тех людей [10] – мы сострадаем и молимся об их упокоении, но живым эта трагедия, увы, уроком не стала: посмотрите, сколько людей молятся в субботу на Всенощной (или на Литургии в воскресенье), а сколько, искренно считающих себя православными, расслабляются в ресторанах и торговых центрах [11].

Итак, поможет ли большему пониманию перевод богослужения на русский язык (речь не об издании книг с параллельными текстами, а о служении на русском языке)? Не верится, что сторонники наибольшей доходчивости Священного Писания и Богослужения не знают того, что «никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2Пет 1:20, 21). Духом Святым можно получить правильное понятие, а не умом человеческим. А Дух Святой дается смиренным, т.е. настоящее Познание имеет нравственное измерение (о чем выше уже было сказано), а не интеллектуальное! В результате мы должны все же прийти к пониманию того, почему св. ап. Павел говорил кажущиеся многим странными, а кому-то и чересчур жесткими, слова: «кто не разумеет, пусть не разумеет» (1Кор. 14:38).

Тем более каждый из нас знает множество примеров, когда и по-русски сказанное на слух не воспринимается и требует объяснений. Приведу всего один пример: один мой знакомый в песне «Не для меня» вместо слов «и сердце девичье забьется с восторгом чувств не для меня» слышал «и сердце девичье забьется. Хвост – орган чувств не для меня» [12]. Было бы смешно, если б не было так грустно (впрочем, каждый таких примеров может привести множество – переспрашивать, иногда несколько раз, приходится и на работе, и в семье)! Не так уж давно были те времена, когда многие и многие на слух из хриплых магнитофонов старались воспринять тексты песен Высоцкого или «Битлз». С какой жадностью приникали к радиоприемникам, чтобы услышать радио «Свобода» или «BBC». И не мешали помехи и глушилки. Когда надо услышать – услышат и разберут (впрочем, это касается всех сфер деятельности: на концерт любимого певца или на матч любимой команды попадут – и никакая сила не остановит)! Что говорить про чудеса изобретательности работников, когда им надо уйти пораньше с работы, или студентов, плохо подготовившихся к экзамену! А теперь те же люди приводят множество «уважительных причин», по которым они не могут попасть в храм и уразуметь спасительные глаголы.

Итак, тем, кто ради лучшего устройства в жизни земной изучил несколько иностранных языков (а изучить язык значит не читать и переводить со словарем, а думать на этом языке), но не готов для жизни вечной выучить несколько труднопонятных слов (как поется в кондаке на праздник Усекновения главы св. Иоанна Предтечи, «не закон бо Божий, ни живый век возлюби, но притворный, привременный»), перевод богослужения вряд ли поможет. Ждать, что фанаты футбола или хоккея, услышав, что богослужение совершается на русском языке, покинут стадионы и стройными рядами пойдут в храмы, как минимум наивно, – слишком разное направление деятельности души (с кружкой пива в пабе смотреть матч не то же самое, что молиться («кровь проливать» [13]) на богослужении в храме).

Но что же мы все о них: ведь есть и другие – те, кто не побоялся трудностей и в свое время вошел в церковную ограду, стараясь исполнять заповеди Христа Спасителя (как уж у кого получается – это другой вопрос). Для тех, кто «восходит в гору», безусловно, надо стараться сделать богослужение максимально доступным и понятным, а для этого есть несколько вполне выполнимых не революционных способов:

1. Что касается неизменяемых молитвословий, необходимо не только стараться разъяснять их смысл (в том числе через издание книг с параллельными текстами на русском и церковнославянском), но и стремиться к тому, чтобы люди заучивали их наизусть.

2. Относительно изменяемых молитвословий, вполне возможно раздавать на время службы тексты тропарей, стихир и канонов прихожанам (пусть русскими буквами написанные, как во многих храмах это делают во время пения акафистов).

3. Хор и чтецы: иногда понять, что поют или читают, помогает только то, что знаешь текст наизусть. Иногда даже это не спасает (настолько безобразно чтение или пение). Вот это, действительно, проблема – никакой перевод здесь не в силах что-то изменить. Необходимо, чтобы певцы и чтецы работали над дикцией, и уж, конечно, не с листа пропевали (прочитывали) богослужебные тексты, а готовились к службе заранее. Возможно, потребуется создание «Курсов повышения квалификации» для регентов, певцов и чтецов (может быть и диаконов, и священников) с целью улучшения дикции и пр.

4. Синтаксис: проблему понятности текстов можно решить за счет синтаксиса (введение знаков препинания поможет регентам, чтецам и певцам правильно разбивать текст на смысловые фразы, облегчая и читающим (поющим), и внимающим понимание богослужения).

5. Ограниченный список непонятных слов: есть несколько десятков (пусть даже более) малопонятных слов. Почему бы не опубликовать конкретный список этих слов (список этот вполне конечен) с тем, чтобы обсудить каждое слово в отдельности, с рассмотрением возможности замены его на более понятное. Одно дело, когда на венчании вместо «венчай я» говорят «венчай их», а другое, когда вместо «слава Тебе, Христе Боже, Упование наше» говорят «слава Тебе, Христе Боже, Надежда наша». Если я не встречал еще людей, которые с ходу без контекста поняли бы, что «я» – это «их» (здесь замена возможна, хотя «их» звучит, на мой взгляд, несколько неблагозвучно по сравнению с «я»), то также не встречал тех, кто не понимает смысла слова «упование» (здесь, видимо, имеет место быть замена ради замены) [14]. Возможна, кстати, замена некоторых слов и выражений на «дониконовскую» редакцию, например, «всяку ныне житейскую отвержем печаль» вместо «отложим попечение» (замена вышедших из употребления, или поменявших свой смысл слов на более понятные (благозвучные) всегда была и ранее (напр. в Акафисте Благовещению «оставиша Ирода яко блядива» заменено в современной редакции на «оставиша Ирода яко буесловяща»), однако, это не значит, что не существует противников таковых замен).

И последнее: чтобы понимать даже домашние (келейные) молитвы, приходится попотеть, но не потому, что они непонятны [15]. Через какое-то время утренние и вечерние молитвы выучиваются наизусть, но мысли все равно куда-то умудряются убежать. Можно поступить дома так, как советует свт. Феофан Затворник [16]. Но такой способ невозможен во время молитвы общественной, коей является богослужение – нельзя подстроиться сразу подо всех. Тут можно послушать совета Оптинских старцев, которые утверждали, что только благодаря Иисусовой молитве ум и сердце могут собраться воедино [17]. Однако думать, что молитва Иисусова есть «таблетка» от рассеяния внимания, будет слишком наивно [18]. Пять слов умом сказать не так-то просто, как кажется, но все же это есть единственный (не без труда) путь к сосредоточению ума и сердца для возвышения их к Богу в молитве: блажен, кто достигнет этого, – у него не будет проблем с пониманием богослужения [19], а кто не достигнет, тому все остальные средства и способы не в силах будут помочь: если мысли убегают и не могут сосредоточиться на богослужении, то какая разница, на каком языке, с какой дикцией и в каком темпе поют и читают — царь все равно на Воробьевых горах свой дворец в это время строит [20].

Итак, будем стараться делать Благую Весть о Христе доступной, равно как будем стараться делать богослужение понятным, осознавая при этом, что настоящий доступ к пониманию богослужения дает Господь Бог не всем, но лишь тем, кто входит в храм «с верою, благоговением и страхом Божиим»!

22 сентября 2011 г.


См. также другие статьи на эту тему:

Проект документа «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века»
Архимандрит Рафаил Карелин: «О мистической красоте церковного языка»
Ради мира церковного проект о церковнославянском языке следует снять с рассмотрения
Архимандрит Рафаил Карелин: «Заметки к статье на сайте Богослов.ру»
Священное слово и человеческое восприятие
Церковнославянский язык – это наш язык для беседы с Богом
В Москве прошел крестный ход в защиту церковнославянского языка




Источник: Портал Богослов.Ru