Сегодня:

20 октября 2018 г.
( 7 октября ст.ст.)
суббота.

Мученик Сергий Римлянин.

Седмица 21-я по Пятидесятнице.
Глас 3.

Поста нет.

Мчч. Сергия и Вакха (290-303). Свт. Ионы , еп. Ханькоуского (1925). Мчч. Иулиана пресвитера и Кесария диакона (I). Мц. Пелагии Тарсийской (290). Мч. Полихрония пресвитера (IV). Прп. Сергия Послушливого, Печерского (ок. XIII). Прп. Сергия Нуромского (Вологодского) (1412). Обретение мощей прп. Мартиниана Белоезерского (1514). Сщмч. Николая персвитера (1942). Иконы Божией Матери Псково-Печерской, именуемой "Умиление" (1524).


Мчч.: Евр., 330 зач., XI, 33 - XII, 2. Лк., 106 зач., XXI, 12-19. Ряд.: 2 Кор., 174 зач., III, 12-18. Лк., 20 зач., V, 27-32.

Цитата дня

Мир, как детей, обма­ны­ва­ет нас, настоящие ценности выменивает на погремушки.

Протоиерей Иоанн Гончаров.

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Слово в день Рождества Пресвятой Богородицы

Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской

Неплодства (Иоакима и Анны) преложение (разрешение),
мирское благих разреши неплодство.

(Канон праздника 1-й, песнь 8-я)

Рождество Пресвятой Богородицы

Эти слова нынешнего праздничного канона означают то, что неплодный в добродетелях духовных мир «разрешился» от этого неплодства чрез рождение Богородицы, разрешившей неплодство Иоакима и Анны. Как в древности процвел сухой Ааронов жезл (Чис. 17:8), так ныне чрез «тогда убо образуемое, ныне же действуемое» [*] рождение от бесплодных Иоакима и Анны Пресвятой Девы открылась возможность для человеческого естества произрастить лучший цвет свой Христа, Спасителя мира.

Сколь неплоден был духовно мир пред пришествием Христовым на землю, об этом засвидетельствовала с очевидностью история; ибо как было в дни Ноя, когда «всякая плоть растлила путь свой» (Быт. 6:11,12), за что была обречена на погибель в водах потопа, так было и в первое пришествие Сына Человеческого (Лк. 17:26 и далее), когда Сам Он явился на земле во плоти, чтобы спасти духовно-растленный от плотских похотей мир (Рим. 1:24-32); так будет и во второе пришествие Христово, когда по крайней привязанности к благам и страстям земным духовно-бесплодная по неверию во Христа часть человечества уподобится соляному столпу (Лк. 17:31-32). Конечно, были и в языческом мире добродетели, но добродетели лишь человеческие, в которых большею частью под внешним покровом добра таились глубоко внутри укоренившиеся страсти, в особенности же гордость, чуждая истинной любви к людям (какова, например, добродетель стоиков).

Такими духовно-бесплодными остаются и доселе народы, не уверовавшие во Христа, как, например, японцы, которые, восприняв у европейских народов образ христианской добродетели, не приносят действительного духовного плода в самой жизни, так как, имея одинаковые по видимости с христианскими народами добродетели, остаются внутренно чуждыми последним и только ради тщеславной похвалы пред европейскими народами, которым хотят казаться народом цивилизованным, стараются быть подобными им в христианском образе жизни.

Впрочем, оставив язычников, обратимся к самим народам, называемым христианскими. Не делаются ли и они все более и более духовно бесплодными по мере того, как утрачивают веру во Христа? Ибо о чем, как не о духовном бесплодии их, свидетельствует уменьшение веры их в возможность осуществления христианских добродетелей? Этот упадок христианской веры у современных народов с особенною силою выразился в учении, хотя и окончившего безумием, мыслителя Ницше, который говорил, что христианские добродетели: смирение, сострадание, любовь и другие ведут человечество к упадку, что не добродетельнее должно быть человечество для того, чтобы достигнуть совершенства, а злее. О чем, как не о крайнем упадке веры в силу добра, во всепобеждающую  силу любви, образ которой явил нам Христос, свидетельствует это преклонение пред силою зла, господствующего в мире, являющегося законом естественной жизни разве лишь до тех пор, пока она не преобразована духом Христова учения? В сердцах многих из современных людей остается уже без всякого отзвука призыв Церкви Христовой возлюбить Бога: им кажется невозможным любить Бога, Который невидим, так как у них все более и более ослабевает самая вера в Бога как Существо живое, невидимо и чудесно действующее непрестанно в мире, они хотят говорить только о делах любви к ближним, которых видят и которым считают возможным делать добро собственными силами, не прибегая к помощи Божией. Но не явно ли, что любви к себе подобным гораздо менее стало в ослабевших верою во Христа людях, чем в христианах первых веков, о которых замечает писатель книги Деяний апостольских: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» (Деян. 4:32). Не обладают ли современные маловерующие люди более гордыми словами о непрестанно вперед идущем духовном росте человечества, чем подобными делами любви, по слову Писания: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1Пет. 5:5)? И не об этом ли духовном бесплодии свидетельствует та неотзывчивость современных людей на слово назидания духовного, холодность, с какою встречают они даже знаменитых и в свое время увлекавших всех своим словом учителей жизни духовной?

Не чрез свои добродетели должен был быть восстановлен в людях истинный образ Божий, по которому они созданы, но чрез неведомое миру смирение, привлекающее к людям Божественную благодать (Притч. 3:34). Такое смирение и явила в Себе Пресвятая Дева, наименованная от Ангела и действительно соделавшаяся Благодатною (Лк. 1:28,30). Чрез Нее, как «предопределенную скинию яже к Богу нашего примирения», по словам церковных песней [*]), «восстановлена скиния падшая священного Давида», «всех человеков персть в тело создася Божия» [*]) (Ам. 9:11-12, Деян. 15:16-17), то есть образовалась пречистая Плоть Христова во утробе Пресвятой Девы и все человечество составило единое Тело Христово, которое есть Церковь (Еф. 1:22-23). Чрез смирение лишь Пресвятой Девы, Которой происхождение уподоблено у пророка произрастанию жезла от усеченного корня Иессеева (Ис. 11:1), то есть рода Давидова, униженного, лишенного величия человеческого пред пришествием Христовым на землю, возрастило человечество цвет своего естества и начали приносить плод жизни духовной «благопокоривые языки» [*]. Ибо смирение вселило в Нее ту веру, чрез которую Она с полною покорностью предала Себя предначертаниям Промысла Божия, устроявшего спасение человеческое.

Исполнимся же, братие, и мы такого же смирения в добродетелях своих, каким исполнена была Пресвятая Дева, чтобы подобно Ей привлечь к себе благодать, уготовим чрез это смирение душу свою для «Делателя мыслей наших и Насадителя душ наших», чтобы Он и «неплодную землю» нашего сердца «благоплодну показал» [*], чтобы более легкими сделались болезни нашего духовного возрождения, которые столь усиливаются вследствие упадка смиренной веры и умножения гордости духовной в людях с течением веков. И пусть как святая Церковь призывает нас воспевать в дни настоящего праздника: «ктому жены в печалех не родят чад, радость бо процвете, и живот всем человеком в мире жительствует» [*], так легко и радостно будет совершаться духовное возрождение наше, после того как чрез рождество Богородицы разрешено духовное неплодство мира и «воссияло нам Солнце правды, Христос Бог наш» [*] Аминь.

Произнесено в церкви Олонецкой Духовной семинарии
8-го сентября 1904 года.
(Олонецкие Епархиальные Ведомости. 1904. № 18. С. 543–546.)

vn001

Источник: Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской: житие, поучения, почитание, акафист. — М.: Благовест, 2011.

См. также: