Сегодня:

19 октября 2017 г.
( 6 октября ст.ст.)
четверг.

Апостол Фома.

Седмица 20-я по Пятидесятнице.
Глас 2.

Поста нет.

Апостола Фомы (I). Сщмч. Иоанна пресвитера (1937).


Утр. - Ин., 67 зач., XXI, 15-25. Лит. - Флп., 244 зач., III, 1-8. Лк., 31 зач., VII, 17-30. Ап.: 1 Кор., 131 зач., IV, 9-16. Ин., 65 зач., XX, 19-31.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Слово в Неделю 16-ю по Пятидесятнице, о приумножении Божественной благодати

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Мф., 105 зач., 25:14-30

Притча о талантах

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Все люди, сотворенные Богом, от первого человека до тех, которые будут жить до конца существования всего нашего видимого мира и своими глазами увидят его кончину, одинаковы. Различия между нами ничтожны, мы сами их преувеличиваем. Из-за нашего эгоцентризма и самолюбия нам кажется, что в сравнении с другими людьми мы представляем из себя нечто особенное, исключительно важное и ценное. Поэтому в отношении нравственных принципов мы очень снисходительны к себе и весьма строги к другим. Евангельское учение Господа нашего Иисуса Христа обращено к человеку такому, какой он есть: оно как бы преодолевает самомнение человека, считающего себя достойным снисхождения, а потому оно никогда не потеряет своей актуальности.

Евангелие учит и пробуждает совесть человека, заставляет посмотреть на себя трезво, поэтому слова Господа нашего Иисуса Христа никогда не устареют. Эти слова были сказаны на еврейском языке, записаны на греческом, затем переведены на разные языки мира, в том числе на славянский, а сейчас мы читаем их на русском языке. Тем не менее, они остаются словами Господа Иисуса Христа, потому что смысл их вечен и касается каждого человека. Поэтому, услышав поучение Господа нашего Иисуса Христа, отнесемся к нему как к обращенному к каждому из нас: «Это слово, хотя и прозвучало давно, но относится именно ко мне, ибо я ничем не отличаюсь от тех людей, которые своими ушами слышали голос Господа и видели Его своими очами».

«Сын Человеческий поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое» (ст. 14). Господь наш Иисус Христос вознесся на небеса, но оставил нам Свою Божественную благодать – это и есть Его имение. «И одному дал Он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился» (ст. 15). Каждый человек наделен определенной силой: у одного большая ревность и усердие, у другого – меньшая, а у иного совсем мало ревности в духовной жизни. Это и означают слова: «Одному дал пять, другому два, а иному один, каждому по его силе». Человеку дается столько благодати, сколько он может, так сказать, реализовать, насколько он может потрудиться – не больше. Если человек знает собственные силы и понимает, сколько может понести, например, вьючное животное или какую нагрузку выдержит стена возводимого здания, тем паче всеведущий Бог знает, что по силам каждому из людей.

«Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрел другие два» (ст. 16–17). Благодать, дарованную нам в Таинстве Крещения как залог, мы должны умножить, то есть потрудиться, совершая добрые дела, и приобрести «благодать на благодать» (Ин. 1:16). Все добродетели: молитва, милостыня, любовь к ближнему, покаяние и смирение – умножают благодать Божию, дарованную нам в святых Таинствах. Иному, может быть, изначально дается больше, в зависимости от его способностей. Понимать это можно по-разному: например, что в самих Таинствах человек получает больше благодати или сподобляется принять те Таинства, которые другой по какой-то причине не принял. Например, человек принял Таинство Рукоположения и стал дьяконом или священником. Можно понимать и так, что один принял постриг и стал монахом, а другой остался мирянином Каким образом дарована эта благодать, не самое важное: пусть каждый применяет ее в своей собственной жизни, – главное, что иной имеет более благодати, а иной менее.

«Получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего» (ст. 18). Этот человек как будто бы не сделал ничего плохого, он просто сберег серебро своего господина. Часто мы, православные христиане, проводя сравнительно добродетельную жизнь, этим гордимся, кичимся, хотя едва ли кто-то из нас может похвалиться хотя бы тем, что он только сохранил дарованную в Таинствах благодать. В Евангелии же человек, совершивший как будто бы доброе дело – сохранивший имение господина, порицается как преступник.

«По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего» (ст. 19–21). «В малом» – потому что та благодать, которую мы получаем на земле, и вообще все земные наши дела и добродетели, малы по сравнению с тем, что мы получим в вечной жизни. Если мы были верны в той малой благодати, которая дарована нам на земле, то мы будем поставлены «над многим» – нам будет даровано Царствие Небесное. Человек, живущий на земле, не может постигнуть того, какие потоки благодати, Божественной сладости напоят помилованную душу. Апостол Павел, восхищенный на небеса, сказал, что он «слышал глаголы неизреченные, которые ухо человеческое не может слышать» (см. 2Кор. 12:4). Он же говорит, что ум человеческий не может представить, какую благость уготовал Господь любящим Его (см. 1Кор. 2:9). О ней невозможно рассказать человеку, который ничего подобного не испытал.

В человеческом языке нет слов, чтобы передать те чувства, которые будут испытывать люди в будущем веке и вкусить которых отчасти сподобились величайшие из подвижников, такие как апостол Павел, другие апостолы, святые отцы, жившие в более позднее время. Люди, испытавшие действие Божественной благодати, не находили слов для того, чтобы это передать, они могли сказать только то, что вечное блаженство неописуемо.

«Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего» (ст. 22–23). Священное Писание имеет обыкновение повторять одни и те же слова для того, чтобы они произвели на нас большее впечатление и врезались в нашу память. Эта мнимая примитивность на самом деле заставляет задуматься над словами Писания, придает им большее значение.

 «Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое» (ст. 24–25). Кажется, что этот человек имел страх Божий: он говорит, что боится господина, а потому сохранил все то, что он ему дал. Однако слова господина «Лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью» (ст. 26–27) показывают, что рассуждение: «я скрыл твое серебро, потому что ты человек жестокий» – на самом деле лукавство, оправдание своей лени. Об этом и говорит Господь: «Если ты действительно Меня боялся, то почему же ты не отдал серебро Мое торжникам, не попытался Мое серебро умножить? Это было тебе по силам, и ты сам об этом знаешь, Я не дал тебе больше того, что ты можешь сделать (в начале притчи сказано: «Каждому дано было по силам его»). Умножить этот один талант было тебе по силам. Почему же ты не отдал его торжникам, то есть добродетелям, добрым делам, упражняясь в которых, ты мог бы умножить благодать? Ты не сделал этого потому, что ты ленивый человек, и теперь лукаво оправдываешься».

«Посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант, и дайте имеющему десять талантов» (ст. 27–28). Почему в притче сказано отнять у него талант и дать имеющему десять талантов? Потому что если мы не умножим в земной жизни ту благодать, которая дарована нам в Таинствах Крещения, Миропомазания, Исповеди и Причащения, то она будет у нас отнята в будущей жизни, мы ничем не будем отличаться от язычников, а может быть, нам будет хуже, чем им.

Некоторые люди считают, что участие в Таинстве полезно в любом случае, но это католическое, а не православное представление. Многие думают, что если они любой ценой уговорят человека креститься или исповедаться и причаститься, то все это пойдет на пользу, но это не так. Таинство может послужить человеку в осуждение, и крещеный человек, умерший без истинного покаяния, не совершивший добрых дел, которые подобало бы совершать христианину, все потеряет и уподобится язычникам. Об этом и говорится в словах: «Возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (ст. 28–29). Тот, кто имеет благодать, будет иметь ее с избытком, а тот, кто ее не имеет, потеряет совсем. Это можно понять из другого евангельского чтения, может быть, более точно передающего слова Спасителя: «И то, что он мнит имеющим, будет у него отнято» (см. Лк. 8:18). Многие думают, что поскольку они крещены, или приняли монашеский постриг, или имеют священный сан, то это уже им законно принадлежит. Но если человек будет нерадиво исполнять свой христианский долг, в каком бы чине он ни был призван, – мирянина, монаха или священника, благодать будет у него отнята. Тебе принадлежит не то, что, по твоему мнению, ты имеешь. Ты должен ощущать, что пребываешь в благодати. Если же ты этого не чувствуешь, значит, и того, что, как тебе кажется, преподано в тех или иных Таинствах, ты лишишься. Если ты мирянин, значит, должен чувствовать благодать в своем сердце. Если священник – должен чувствовать благодать священства, а не просто осознавать, что она есть, потому что должна быть. Конечно, благодать должна быть, но если человек ее не чувствует, следовательно, ее нет.

«Итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!» (ст. 28–30).

«Негодный раб будет выброшен во тьму внешнюю…» Человек, находящийся вне действия Божественной благодати, пребывает во «тьме внешней». Он сам себя таким сделал. Как слепой не может увидеть даже очень яркого света, так и человек, лишивший сам себя тех органов, которыми, так сказать, воспринимается и усваивается Божественная благодать, становится чуждым Божественного света и, таким образом, сам себя обрекает на «внешнюю тьму». «Плач и скрежет зубов» означают горькое сожаление о том, что время земной жизни упущено, благодать, дарованная нам в Таинствах, не отдана торгующим, то есть добродетелям, приумножающим и возвращающим ее нам же.

Конечно, это – притча, не нужно думать, что господин, то есть Господь, заинтересован в умножении Своего богатства, как какой-нибудь человек, который отдает деньги своим служащим и ждет, чтобы они увеличили его доход. Богатство, которое нам даровано и нами приумножается, нам же и достается. Закапывая его в землю, то есть употребляя все силы своей души на земное, мы и в этой жизни сами себя лишаем сладости общения с Богом, и в будущей жизни подвергаем опасности свою вечную участь.

Не нужно надеяться на то, что перед смертью мы исповедуемся, причастимся и Господь нас простит, даже если мы всю свою жизнь прожили нерадиво. Таинство Исповеди и Причастия перед кончиной – это тоже дар Божий. Иной человек, может быть, всю жизнь мечтает о том, что покается перед смертью, а Господь ему такой возможности не даст. Может случиться и так, что формально такая возможность будет, но человек потеряет память и не сможет ничего сказать. Бывали у меня такие страшные случаи, когда человек не мог исповедать ни одного греха из-за склероза, это страшно слушать. Спрашиваю его: такой грех был? – Нет. – А такой был? – Нет. Все-все спросил – ничего нет. Страшно, просто страшно. Родственники позвали меня к нему, а человек уже не способен каяться… Поэтому не надейтесь на Таинство Покаяния перед кончиной. Не потому, что оно ничего не значит, но потому, что это дар Божий и надо еще заслужить возможность умереть с покаянием. Но даже если предположить, что у нас будет возможность подробно исповедаться перед смертью, покаяться в грехах, зачем пренебрегать тем временем, которое у нас есть сейчас? В каком бы возрасте Господь нас ни призвал, мы должны потрудиться изо всех сил, тогда и то, быть может, малое время, которое осталось до нашей кончины, Господь вменит нам в великие труды. Случается и наоборот: например, мы воспитаны в вере с детства или призваны в юном возрасте, но живем нерадиво, думая, что когда-нибудь потом за себя возьмемся: начнем исправляться, молиться, заниматься, так сказать, образованием своей души, а годы идут, мчатся, незаметно приходит старость, и нет на все это уже ни времени, ни сил, ни способностей. Поэтому пусть пожилые люди не отчаиваются и все то время, которое у них еще есть, усердно трудятся, делают все, что представляется для них возможным, не упускают никакого случая сделать что-то доброе – помолиться ли, помочь ли кому в чем-то. А молодые пусть не впадают в беспечность и не думают, что времени у них много. Время летит как молния – не успеешь оглянуться, а жизнь уже окончена, и ничего сделать невозможно.

Будем стараться приумножить Божественную благодать, которая нам дарована: пять ли талантов, два ли таланта, один ли – не будем об этом думать, а употребим все наши силы на приумножение этой благодати. Тогда еще в этой жизни мы утешимся ожиданием радости от общения с Господом и в будущую жизнь перейдем с надеждой и весельем, а не со страхом, не со скорбью, не с плачем и скрежетом зубов.

Аминь.

22 сентября 1996 года.

vn001

Источник: Сайт Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря.

См. также: