Сегодня:

18 ноября 2018 г.
( 5 ноября ст.ст.)
воскресенье.

Свт. Тихон, Патриарх Московский и Всея Руси.

Неделя 25-я по Пятидесятнице.
Глас 8.

Поста нет.

Мчч. Галактиона и Епистимии (III). Свт. Ионы , архиеп. Новгородского (1470). Свт. Тихона , патриарха Московского и всея Руси. Апп. от 70-ти Патрова, Ерма, Лина, Гаия, Филолога (I). Свт. Григория, архиеп. Александрийского (ок. 813-820). Сщмч. Гавриила пресвитера (1937).


Утр. - Ев. 3-е, Мк., 71 зач., XVI, 9-20. Лит. - Еф., 224 зач., IV, 1-6. Лк., 39 зач., VIII, 41-56. Свт.: Евр., 318 зач., VII, 26 - VIII, 2. Ин., 36 зач., X, 9-16.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Неделя 23-я по Пятидесятнице. Кто может проповедовать Евангелие?

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Лк., 38 зач., 8:26-39

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Господь Иисус Христос со своими учениками переправился через озеро. «И приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени» (ст. 26–27). По-славянски сказано: «иже имяше бесы от лет многих», то есть в течение многих лет. Я думаю, здесь недаром говорится о том, что человек этот был бесноватым уже многие годы. Любую болезнь тем труднее излечить, чем дольше она длится. Тем паче, когда речь идет о душевной болезни, о бесновании. Человек становится привычным жилищем для демонов, и они, конечно же, не желают его покидать. Ведь, только пребывая в человеке, они обретают некоторый покой для себя. Будучи существами, преисполненными всякой злобы, они не могут найти никакого утешения ни в себе самих, ни в окружающем мире. Как некие голодные звери, никогда не насыщающиеся, они постоянно терзаются духовным голодом. Только наслаждаясь мучениями человека, демоны несколько, если так можно выразиться, умиротворяются. Зло не может «успокоиться» не только потому, что стремится распространиться на все окружающее, но и потому, что в самом себе не имеет покоя.

«И в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах» (ст. 27). Человек этот был до того безумен, что совершенно не стыдился своей наготы, жил в самых диких местах, «в гробах», как здесь говорится, и пугал людей, которые проходили через это место. Тот, кто сталкивался с проявлениями безумия, знает: если человек лишился стыда, это признак того, что он почти полностью лишился рассудка, потому что стыд глубоко заложен в естество человека. Люди, которые без стыда обнажают свое тело, находятся, может быть, не в полной степени, но хотя бы отчасти, под влиянием демонов. Бесстыдство – это результат демонического действия.

«Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни» (ст. 28–29). Боясь, что этот человек в безумии своем сам себя погубит, на него пытались наложить узы – железные цепи. Представьте себе, какой нечеловеческой силой он должен был обладать, чтобы суметь растерзать эти узы. Бес сказал устами этого человека: «Не мучь меня». Что это значит? Что плохого в том, что Господь Иисус Христос повелел бесу выйти? Для человека это, конечно, было хорошо, мука для него прекратилась бы. Но в этом случае говорил не человек, а бес. Так и мы часто противимся действию Божественной благодати, противимся исполнению заповеди не потому, что заповедь плоха и мучительна. Исполнение любой заповеди, несомненно, приносит в наши сердца утешение, мир и покой, примиряет нас с совестью. Но грех, зло, демон, который пребывает в нас (не своим существом, как в этом бесноватом, а своими внушениями, своими действиями), внушает нам, что исполнять заповеди мучительно.

«Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, – потому что много бесов вошло в него» (ст. 30). Легион – это военное подразделение древних римлян, численностью от четырех с половиной до шести тысяч человек. Бесноватый не имел возможности скрывать от Сына Божия свое имя, а Спаситель нарочно задал такой вопрос, чтобы обнаружилось: не один бес, не один демон находился в этом человеке, но целое полчище – легион. В этом названии видна сила демонов. Поскольку римский легион в то время был символом непобедимого войска, то и здесь это имя говорит о количестве и могуществе демонов. Тем самым в исцелении бесноватого всемогущая сила Спасителя и Его слава проявляется еще более, чем в некоторых других случаях.

«И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну» (ст. 31). Здесь, конечно, под бездной подразумевается ад, а не какое-нибудь глубокое море или озеро. Почему бесы не желали идти в бездну? Пребывая в земном мире и, в особенности, обитая в человеке, демоны получают некоторое утешение. Внушая человеку те или иные греховные мысли, понуждая его к греховным делам, демоны услаждаются этими чувствами и делами человека. Они сами на деле не могут совершить греха, потому что не имеют тела, но услаждаются, так сказать, испарениями наших страстей. И поэтому пребывание на земле в какой-то мере насыщает злобой их ненасытную утробу. В аду это невозможно, там внутреннее зло демонов оборачивается против них самих, они бесконечно терзаются, мучают самих себя и друг друга. Зло, как уже было сказано, не может найти покоя в самом себе, ибо оно есть некая болезнь и нарушение порядка. А нарушение порядка возможно только тогда, когда порядок есть. Если насытить страсти чем-то внешним невозможно, то они обрушиваются на самого демона или злого человека и начинают терзать его ненасыщаемым, бесконечным голодом. Это страшная мука, в особенности для существ, которые всецело злы, какими являются демоны.

«Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им» (ст. 32). Для чего Господь это сделал? Он мог бы сразу отправить их в бездну. Но, во-первых, Он хотел показать, какая сила владела этим бедным душевнобольным человеком и что было бы с ним, если бы Господь не покрывал его и не оберегал от страшной смерти. Во-вторых, нужно было наказать гадаринских жителей, которые, будучи иудеями, по закону Моисееву не имели права держать свиней – животных, запрещенных к употреблению в пищу. Это считалось тогда страшным, тяжким грехом.

«Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло» (ст. 33). Здесь говорится «большое стадо свиней», другие евангелисты уточняют, что их было две тысячи. И вот представьте себе, что две тысячи свиней взбесились. Если огромное стадо сильных животных не могло и мгновения терпеть беснования, то что было бы с этим человеком, гадаринским бесноватым, если бы Господь не охранял его? Он тоже мог бы низвергнуться в это озеро или погибнуть как-то иначе. Но Промысел Божий – над всеми людьми. Даже над теми, которые как будто совершенно чужды Бога: над бесноватыми и над людьми, которые, может быть, еще хуже бесноватых. Ведь этот человек, лишившись ума, повиновался демонам невольно, бессознательно. Гораздо хуже тот, кто подчиняется им и исполняет их повеления добровольно. Вероятно, легче изгнать демона из человека, чем исцелить его от страстей. Те из нас, которые хоть как-то пытаются бороться со своими страстями, знают, что это очень тяжело. Это страшная борьба, иногда кажущаяся безнадежной. Порой думаешь, что никогда не наступит исцеление от страсти или хотя бы некоторое освобождение от нее. А тот, кто не борется со страстями и видят цель своей жизни в наслаждении блудом, пьянством, сребролюбием, властью, бывает еще хуже, чем бесноватый, и может причинить гораздо больше зла.

«Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях» (ст. 34). Конечно, на них напал страх. Я думаю, и пастухи, пасшие свиней, понимали, что становятся соучастниками нарушения закона Моисеева.

«И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись» (ст. 35). Здесь вновь указывается на то, что является характерным признаком безумия: этот человек прежде не носил никакой одежды, поскольку не имел стыда. А то, что он оделся, свидетельствовало о его душевном выздоровлении. Поэтому будем очень внимательны к своему внешнему виду, но не для того, чтобы нам быть соблазнительными и льстить своему тщеславию, а чтобы, наоборот, никого не соблазнять, бесстыдно обнажаясь, подобно бесноватым. Видя преображение этого человека, люди ужаснулись – настолько они привыкли к его безобразному виду. Здесь говорится только об основных признаках его внутренней перемены. Конечно, она отразилась и на его лице: представьте себе лицо человека безумного, который не владеет собой, и лицо человека, совершенно здравого, сидящего у ног Иисуса и слушающего Его поучения, может быть, с выражением благодарности.

«Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся» (ст. 36). Но вместо того, чтобы возблагодарить Бога за исцеление своего соотечественника, гадаринский народ возроптал на Господа за то, что у него погибло стадо свиней. Они не смели высказать этого вслух, потому что боялись Иисуса, видя Его способность творить чудеса, но внутренне они вознегодовали и предпочли человеку свиней.

«И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился» (ст. 37). Страх в них был, видимо, оттого, что совесть обличала их еще в чем-то. Может быть, это было не единственное их стадо свиней, а может, у них были еще какие-то нарушения закона. И они боялись, что, если примут проповедь Иисуса, то Он снова их накажет. Возможно, они, как и мы теперь, боялись, что придется от многого отречься, если принять до конца евангельское учение и до конца исполнить требования Церкви. Посмотрите трезво на себя, загляните в свою совесть! В жизни каждого из нас бывают случаи, когда мы знаем, что нужно исполнить заповедь, но от этого у нас будут неприятности или нам придется чего-то лишиться. Нас объемлет великий страх, и мы стараемся выбросить эту заповедь из головы, забыть о ней, вытравить из своего сознания. Разве мы не уподобляемся в таком случае гадаринским жителям? Не живем ли мы своим духом в гадаринской стране?

«Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним» (ст. 38). Может быть, он боялся, что беснование повторится, или из чувства благодарности желал постоянно находиться возле Господа Иисуса Христа. «Но Иисус отпустил его, сказав: возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог» (ст. 38–39). Хотя гадаринские жители отвергли Господа, Он не отверг их. Не имея возможности Сам проповедовать, потому что Его прогнали оттуда, Он послал исцеленного бесноватого, чтобы тот проповедовал вместо Него. Это тоже урок нам, здесь есть чему подражать: незлобию, кротости, любви к ближнему, которые проявил Господь Иисус Христос, хотя и был унижен гадаринскими жителями.

«Он пошел и проповедовал по всему городу, что сотворил ему Иисус» (ст. 39). Гадаринский бесноватый, может быть, не рассказывал ничего особенного, ведь он всего один раз видел Иисуса. Но, говоря о своем исцелении, он самим своим видом доказывал действительность этого чуда, доказывал Божественную силу Господа Иисуса Христа. Весь город видел его, многие, наверное, выходили из своих домов, вступали с ним в беседу или просто издалека смотрели на него – и это также была проповедь, проповедь делами. И мы, хотя мы люди немощные и грешные, желаем проповедовать, например, своим близким, чтобы обратить их в Православие и привести к настоящей христианской жизни. Если мы не можем проповедовать словом, потому что его не принимают, то будем проповедовать своими делами. Будем проповедовать при помощи тех изменений, которые происходят в нашей душе, когда мы из людей страстных и грешных превращаемся в людей с чистой совестью и добродетельных. А если это не так, то кто примет нашу проповедь? Кто принял бы проповедь гадаринского бесноватого, когда он был еще болен? Когда он был еще одержим легионом демонов? А мы, одержимые многочисленными страстями, часто добровольно предаваясь им, тем не менее, желаем, чтобы другие приняли наше учение и наставление, несмотря на наши грехи. И если не принимают – удивляемся и осуждаем людей, хотя виноваты в этом в большей степени мы сами, потому что учим одному, а делаем другое и бесконечно часто соблазняем своих собратьев, друзей и родственников. И наоборот, мы можем ничего не говорить, но если люди увидят нашу доброту, кротость, смирение, чистоту, трезвенность, то это будет для них лучшим доказательством того, что христианство – это та самая сила, которая может изменить человека. Тогда поневоле они прислушаются к тому, что мы говорим, а может быть, и сами начнут расспрашивать, даже когда мы будем молчать.

Конечно, прежде всего, нужно понимать этот рассказ именно как реальное событие – как великое чудо, бывшее на самом деле, но нужно постараться извлечь из него и духовные уроки. Каждый из нас может сравнить себя с гадаринским бесноватым, ибо каждый из нас одержим многими страстями. Чем больше человек от действия молитвы и благодати познает самого себя, тем больше он находит в себе страстей. Иногда человек доходит до такого состояния, что видит в себе целый легион, тысячи страстей. Видит, что каждый его шаг, каждое движение ума, каждое слово сопровождается не одной, а несколькими страстями, что даже доброе дело сопровождается иногда отвратительными грехами, например тщеславием. Когда мы подаем милостыню, к этому примешиваются и тщеславие, и жадность, и раздражительность, и презрение к ближнему, если этот бедный человек вызывает в нас своим внешним видом отвращение. И можно было бы привести много примеров того, что каждый наш добрый поступок сопровождается многочисленными грехами, которых мы не замечаем. Человек, который познал самого себя и пришел в здравый духовный разум, по учению святых отцов, видит свои грехи во множестве, подобном песку морскому. Иначе говоря, видит себя подобным гадаринскому бесноватому, в котором был легион грехов и страстей. Как гадаринский бесноватый вынужден был сказать Господу Иисусу Христу, что в нем легион бесов, так и мы, чем более приближаемся к Господу, тем больше осознаем свою греховность. А признание своей бесконечной греховности перед самим собой, перед своей совестью и пред Господом уже является началом исцеления. Не думайте, что когда вы видите множество своих грехов, то это означает, что вы стали еще грешнее, чем были раньше. Когда человек находится в миру, вне Церкви, вне веры, он совершает грехи тяжкие, смертные, но почти не замечает их. Покаявшись, обратившись в истинную веру, человек отвращается от страшных грехов и на некоторое время как будто успокаивается, но затем начинается процесс самопознания. Ведь покаяние – это самопознание, смирение – это самопознание. Постепенно человек начинает видеть в себе бесконечное множество греховных наклонностей и дурных привычек, отчего приходит в уныние. Но не нужно унывать: грехи не умножились в тебе, они были в тебе всегда, просто ты их не замечал, а теперь начал видеть. Старайся и впредь быть возле Бога, старайся стяжать Господа Иисуса Христа в своем сердце – и Он постепенно исцелит тебя. Может быть, не сразу, как гадаринский бесноватый, но и ты очистишься, облечешься в ризу добродетелей и обретешь здравый смысл, для того чтобы жить по воле Божией. Аминь.

16 ноября 1997 года.

vn001

Источник: Сайт Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря.

См. также: