Беседы о главном

Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Какой он, преподобный Паисий Святогорец?

Александра Родионова

«Хочу оставить монаха»

Преподобный Паисий Святогорец

Преподобный Паисий родился в 1924 году в семье, из которой происходил еще один греческий святой — преподобный Арсений Каппадокийский. Он и дал будущему старцу имя при крещении — Арсений. Родители хотели назвать ребенка в честь деда — Христос. Однако преподобный Арсений сказал: «Хорошо, вы хотите оставить кого-то, кто пошел бы по стопам деда. А разве я не хочу оставить монаха, который пошел бы по моим стопам?».

Уже в детстве Арсений был уверен в своем будущем пути. Когда его спрашивали, кем он станет, когда вырастет, он с твердостью отвечал: «Монахом». В школьные годы он много читал Священное Писание и жития святых, собрал целую коробку житий.

Даже если Он был просто Человеком…

Старец Паисий вспоминал один эпизод из своего детства: «С одиннадцатилетнего возраста я читал жития святых, постился и совершал бдения. Мой старший брат отбирал у меня жития и прятал их. Но ему не удалось добиться своего. Я уходил в лес и продолжал читать. Тогда один из друзей моего брата, Костас, сказал ему: “Я тебе его исправлю”.

Костас пришел к нам в дом и начал рассказывать мне теорию Дарвина. Тогда я поколебался и решил: “Пойду помолюсь, и если Христос — Бог, то Он явится мне, чтобы я перестал колебаться в вере. Он даст знак — тенью, голосом или чем-то подобным”. Э, настолько в те годы у меня хватало ума. Уединившись, я начал класть поклоны и молиться несколько часов подряд. Но я ничего не увидел и не услышал. Совершенно выбившись из сил, я остановился. Тут я вспомнил одну сказанную Костасом фразу: “Я признаю, что Христос был Человеком выдающимся — праведным, добродетельным. Его соплеменники позавидовали Его добродетели и осудили Его на смерть”. Тогда я решил: “Раз Христос был таким, то — даже если Он был просто Человеком — Его стоит полюбить, послушаться и принести себя в жертву ради Него”».

Связь с главштабом и с Богом

Когда в Греции началась гражданская война, Арсений был призван в действующую армию, где служил три с половиной года радистом.

Он вспоминал: «Однажды наш полубатальон попал в окружение, против нас было больше тысячи мятежников. Мы окопались за скалами, которые представляли собой как бы естественное оборонительное сооружение.

Я присоединился к ребятам, стал носить ящики с боеприпасами, а в промежутках бегал к рации, пытаясь соединиться с главным штабом. После многих попыток я установил связь и сообщил, что мы находимся в опасности. На следующий день, когда мятежники приблизились к нам так близко, что мы уже слышали их брань, — прилетела наша штурмовая авиация и разбила их в пух и прах».

Старец рассказывал об этом случае тем, кто спрашивал его о том, какую пользу приносят людям монахи, отдалившиеся от общества. «Монахи — это радисты Церкви. Если своей молитвой они устанавливают связь с Богом, то Он спешит на помощь и помогает более действенно. Лишний одиночный выстрел погоды не сделал, а вот когда прилетела авиация — это решило судьбу сражения».

Агнец трепещет, как живой ягненок

После службы в армии Арсений впервые посетил Афон. Однако пробыл там недолго — только измучился в поисках наставника и вернулся к семье по просьбе отца, которому в то время было сложно справляться с хозяйством после женитьбы старшего сына.

От родных он не скрывал, что от монашеского пути не отказался. Но говорил им, что остается в миру от того, что еще не готов к монашеству — чтобы близкие не переживали из-за того, что исполнение его желания задерживается из-за них.

В марте 1953 года Арсений вновь отправился на Афон и оказался в монастыре Эсфигмен.

Старец рассказывал об одном переживании того времени: «Я помогал в церкви, неся послушание пономаря во время всенощных бдений. Однажды, стоя в алтаре, я наблюдал за совершавшим проскомидию священником. Когда священник произнес слова “жрется Агнец Божий”, я увидел, что Агнец на дискосе трепещет, как живой ягненок, которого режут. Разве мог я после этого случая дерзнуть еще раз приблизиться к священнику во время проскомидии! Из этого видно, что Таинство начинается еще с проскомидии, что бы там ни говорили некоторые»…

27 марта 1954 года послушник Арсений принял рясофорный постриг с именем Аверкий.

У Бога Свой план

Отец Аверкий искал уединения. После Эсфигмена он жил в монастыре Филофей, где был пострижен в мантию с именем Паисий.

Он пытался уйти дальше от людей. Даже однажды договорился с лодочником, который должен был отвезти его на пустынный остров. Но лодочник почему-то не выполнил обещания и не пришел в оговоренное время…

Еще раздумывал о том, чтобы стать послушником у старца в отдаленном скиту. Однако и этого не получилось: тот старец скончался. Отец Паисий потом говорил: «Какая же меня ждала беда, если бы я перешел к отцу Петру! После его кончины я остался бы один и без тормозов бросился бы в аскезу. Что бы сделал со мной диавол!».

Старец Паисий затем и вовсе оказался вдали от Афона — в монастыре Стомион: «Я хотел одного, но у Бога был Свой план. Однако впоследствии оказалось, что я перешел туда главным образом для того, чтобы помочь восьмидесяти совратившимся в протестантство семьям вернуться в Православие».

Садик Божией Матери

Отец Паисий, еще будучи в армии, дал Богоматери обет потрудиться на восстановлении Ее сгоревшей обители. «Я думал, что поскольку стал монахом, то Божия Матерь не взыщет с меня исполнения этого обета. Но, видно, Она этого хотела»,— рассказывал он.

Старец называл Стомион «садиком Святой Богородицы» в напоминание о саде Божией Матери — Святой Афонской Горе.

Пречистая Дева не оставляла попечения о старце. Он вспоминал: «Когда заливали бетон, пришли помочь семьдесят человек. Неожиданно, в самый разгар работы, мастера говорят мне: “Не хватает двадцати мешков цемента”. Что тут делать? Я оказался в трудном положении. “Оставлять работу недоделанной нельзя”,— говорят мастера. Я поспешил в церковь, зажег свечку и на коленях стал просить Божию Матерь о помощи. Потом вернулся к мастерам и велел им продолжать заливать бетон, не убавляя количества цемента в растворе. А когда мы закончили, у нас осталось еще пять лишних мешков цемента!».

В Стомионе отец Паисий пробыл до 1962 года и отправился оттуда на Синай, закончив восстановление обители и сделав, пожалуй, главное дело в этом месте — изгнал оттуда протестантов, которые одно время стали очень активно проповедовать и увлекли за собой жителей близлежащих селений.

Если же у тебя нет друзей святых, то дружи с дикими животными

На Синае старец переселился в келью святых Галактиона и Епистимии, которая отстоит от монастыря на расстоянии чуть меньше часа пешего пути.

О жизни там он рассказывал так: «Пустыня избавляет человека от страстей. Если ты отнесешься к пустыне с почтением и подстроишь себя под нее, то она даст тебе прочувствовать свое утешение.

Я дружил с двумя куропатками. Птицы прилетали посидеть со мной за компанию и меня утешить. Куда бы я ни шел, они — слыша мои шаги — прилетали и садились рядом.

У диких животных я нашел больше любочестия, чем у многих людей. Лучше дружить с животными, чем с людьми мира сего. Если — после Бога — ты хочешь иметь истинного друга, то подружись со святыми. Если же у тебя нет друзей святых, то дружи с дикими животными».

О пользе мучения

Преподобный Паисий Святогорец

В конце 1966 года отец Паисий перенес серьезную операцию — ему удалили долю левого и небольшую часть правого легкого, в которых было много воспалительных очагов. Операция длилась около десяти часов с сильным кровотечением, которое врачи никак не могли остановить. Хирургическое вмешательство дало осложнение на глаза — зрение в левом сильно упало.

Но и тут старец увидел только повод благодарить Бога: «Эта болезнь принесла мне большую пользу. Раньше, читая в Священном Писании о Страстях Господних, я воспринимал это просто как исторический факт. И о мучениях святых — также. Отныне же я буду им сопереживать, потому что и самому мне довелось пережить небольшую боль. Вот уже двадцать пять дней, как я не могу прийти в себя от страданий».

Не Христос ко мне, а я к Нему

Так каким же был преподобный Паисий? Его житие не уместить в небольшую статью — огромный том написан и издан. И даже самых ярких эпизодов всех не пересказать.

Приведу один из последних — перед самой кончиной, в июле 1994 года.

С трудом и страданиями (у старца был рак, давший метастазы в печень), но самостоятельно преподобный приходил в храм причащаться. Когда ему предлагали, чтобы священник причащал его в келье, он отказывался, говоря:

— Не Христос должен идти ко мне, а я к Нему.

Наверно, это и есть главный ответ на вопрос, каким он был. Всё время стремящимся ко Христу.

Просто? Обычно? Так про всех святых говорят? Наверное. Святые — очень простые люди. Они просто идут к Нему. Только этот простой путь надо выбрать и никуда не сворачивать. Несмотря на то что у Бога может быть Свой план, а не наш. Несмотря на лишения, трудности и страдания.

Преподобный Паисий Святогорец смог, и мы можем, знакомясь с ним через книги, молясь ему, что-то понять. Понять эту сложную простоту выбора.

Газета «Православная вера» № 1 (525)

vn001

Источник: «Православие и современность».