Сегодня:

14 декабря 2017 г.
( 1 декабря ст.ст.)
четверг.

Пророк Наум.

Седмица 28-я по Пятидесятнице.
Глас 2.

Пища с растительным маслом.

Прор. Наума (VII до Р.Х.). Прав. Филарета Милостивого (792). Мч. Анании Персянина.


Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Святой апостол и евангелист Матфей

Тропарь апостола и евангелиста Матфея, глас 3:

Усе́рдно от мы́тницы к зва́вшему Влады́це Христу́,/ я́вльшуся на земли́ челове́ком за бла́гость,/ Тому́ после́довав, апо́стол избра́нный яви́лся еси́/ и благове́стник Ева́нгелия вселе́нней велегла́сен./ Сего́ ра́ди чтим честну́ю па́мять твою́, Матфе́е богоглаго́ливе,/ моли́ Ми́лостиваго Бо́га,// да грехо́в оставле́ние пода́ст душа́м на́шим.

Кондак апостола и евангелиста Матфея, глас 4:

Мыта́рства и́го отве́рг,/ пра́вды и́гу притя́глся еси́/ и яви́лся еси́ купе́ц всеизря́днейший,/ бога́тство прине́с ю́же с высоты́ прему́дрость./ Отону́дуже пропове́дал еси́ и́стины сло́во/ и уны́лых воздви́гл еси́ ду́ши,// написа́в час Су́дный.

Св. апостол и евангелист Матфей

Во времена Христа вся Иудея была римской провинцией. Как и все завоеванные области, она была обложена податью в пользу Рима. Для сбора этих податей учреждены были особые должности сборщиков, которые назывались мытарями. Иудеи с ненавистью сносили свое порабощение и с неудовольствием платили подати римлянам. Ненависть эту перенесли они и на сборщиков податей, потому что видели в них орудие ненавистной, чужеземной, языческой власти. С мытарей не требовалось строгой ответственности, и они часто позволяли себе всякие злоупотребления и притеснения, чтобы самим обогатиться. По народному понятию, имя мытаря означало человека без чувств, жестокосердого, способного ко всякому злому делу, вообще – человека отверженного. Большинство считало предосудительным и даже осквернением иметь сношение с мытарями как явными грешниками, входить в их дома, вместе с ними пить и есть. Между тем римское правительство назначало для сбора податей лиц преимущественно из местных жителей, так как они хорошо знали, какими средствами обладают их соседи. И когда иудей брал на себя обязанности мытаря, он среди других мытарей был человеком, особо презренным в глазах ревностного иудея, как изменник национального и религиозного чувства. Одним из таких мытарей, родом из иудеев, был некто Матфей, по прозванию Левий, сын Алфея (см.: Мк. 2:14; Лк. 5:27; Мф. 9:9).

nt015m

Матфей жил в галилейском городе Капернауме, лежавшем на северо-западном берегу Галилейского моря. Он был человеком небедным: имел свой дом и порядочное состояние, которым, быть может, и был обязан своей должности мытаря. Его, как и всех ему подобных, конечно, чуждались и презирали соотечественники. Но на самом деле Матфей не был совсем дурным человеком, и если и был человеком небезукоризненным и даже грешным, то, во всяком случае, не только не хуже, но и много лучше гордящихся своею мнимою внешнею праведностью фарисеев. И Господь остановил на нем, всеми презираемом, Свой божественный взор. Вот как это было. Господь поселился в том же приморском городе Капернауме, в котором жил Матфей. Матфей мытарь, конечно, не один случай имел слушать учение Христа и быть свидетелем Его чудес в Капернауме, где, по слову Самого Господа, чудеса Его совершались в таком обилии, что если бы в Содоме явлены были силы, явленные в Капернауме, то он оставался бы до сего дня (см.: Мф. 11:23). Сердце Матфея располагалось к Божественному Чудотворцу. Господь видел и знал усердие мытаря и его готовность к вере. И вот однажды Господь вышел из шумного Капернаума и пошел к морю, сопровождаемый народом. Там, на берегу Галилейского моря, Матфей имел мытницу, т. е. место для сбора пошлин – возможно, с судов, приходивших морем в Капернаум. Идя к морю, Господь поравнялся с тем местом, где была мытница Матфея: глаза Господа остановились на мытаре, сидящем за таким непривлекательным делом. «Иди за Мной», – сказал Он вдруг мытарю. И Матфей встал и пошел за Христом. Он не раздумывал и не удивлялся, как так: Учитель и Чудотворец зовет его, презренного мытаря, – он раньше стремился ко Христу и теперь всем сердцем внял словам Его и беспрекословно пошел за Ним. Как бы в благодарность за милостивое снисхождение к нему Господа, Матфей приготовил в доме своем большое угощение и просил Христа вместе с учениками прийти к нему. Пригласил Матфей и многих собратий по званию, мытарей, и других своих близких и знакомых. Господь, видя любовь Матфея и зная, что пример его мог служить ободрением и для других мытарей, не отрекся от приглашения; Он, милосердый, допустил быть с Собою за одним столом мытарей и грешников, чтобы Своим снисхождением и божественным словом Своим привлекать их к покаянию и спасению. Но иудейские учители, книжники и фарисеи, не хотели видеть в этом высокое дело милосердия. «Что это Он ест и пьет с мытарями и грешниками, оставляя нас в стороне?» – с чувством обиды подумали они. И они начали роптать и громко показывать свое неудовольствие. Как будто желая восставить учеников Христа против Него, книжники и фарисеи с укоризной обратились к ним: «Как это Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Да и вы для чего с ними едите и пьете?» Христос услышал эти слова. «Не здоровым нужен врач, а больным, – сказал Он учителям народным. – Подите лучше подумайте, что значит это изречение: “милости хочу, а не жертвы”. Я пришел призвать к покаянию не праведников, а грешников».

Фарисеи поняли, что против них направлены слова Христа. Пристыженные Его ответом, они хотели отомстить и Учителю, и ученикам – порицанием в слабости правил Его, выставляя на вид, что, с такою снисходительностью к грешникам, они сами не отличаются ни особенным воздержанием, ни молитвами. Чтобы более подкрепить слова свои, фарисеи пригласили на свою сторону случившихся там учеников Иоанна Крестителя. Указывая на пример Иоанна, уважаемого и Христом, и на свой пример, на пример людей, которых Он унижает, фарисеи предлагают Ему вопрос: почему ученики Его не постятся и не творят молитв, подобно ученикам фарисейским и Иоанновым. В ответной речи Христос отвечал, что Он находит неблаговременным возлагать на учеников Своих, еще слабых, бремя строгой жизни и тяжких заповедей, что Он поступает с ними снисходительно, пока они не будут совершенно обновлены и укреплены Духом Святым (см.: Мк. 2:13-22; Лк. 5:27-39; Мф. 9:9-17). Трапеза и беседа кончились. Матфей своим примером показал силу и истину слов своего Небесного Гостя, сказавшего, что Он пришел не праведников, а грешников призвать к покаянию. Не видно, чтобы кто-либо из фарисеев, этих мнимых праведников, внял учению Господа. Матфей же, мытарь, человек, по общему мнению, грешный, остался верным учеником Христа. Оставив все свое достояние, Матфей пошел за Христом (см.: Лк. 5:28) и с этих пор уже не отлучался от Него. В скором времени он был сопричислен к лику 12 избранных апостолов (см.: Лк. 6:15; Мк. 3:18). Вместе с другими учениками Господа Матфей сопровождал Его в путешествиях по Галилее и Иудее, внимал Его учению, видел бесчисленные Его чудеса, ходил с проповедью к погибшим овцам дома Израилева, был свидетелем страданий и смерти Спасителя и славного Его вознесения на небо.

После вознесения Господня святой апостол Матфей вместе с другими апостолами проповедовал Евангелие в Иерусалиме и его окрестностях. Наступило время разойтись апостолам из Иерусалима по разным странам с проповедью о Христе, и святой Матфей отправился к другим народам, для обращения их к вере. Пред отбытием апостола из Иерусалима на дело всемирной проповеди иерусалимские христиане из иудеев просили его передать для них письменно дела и учение Иисуса Христа. На исполнение этой просьбы дали свое согласие и прочие бывшие в то время в Иерусалиме апостолы. Святой Матфей, исполняя общее желание, написал свое Евангелие. Это – первая по времени книга из всех книг Нового Завета, и потому с нее начинается Новый Завет. Святые евангелисты при написании своих Евангелий сообразовывались всегда с духовными нуждами тех лиц, для которых изначально оно писалось – отсюда и происходят их некоторые особенности, отличительные черты каждого Евангелия. Святой Матфей писал свое Евангелие первоначально для палестинских христиан из иудеев и имел главным намерением раскрыть в нем, что Иисус, Которого иудеи называли сыном плотника и распяли на Кресте, есть истинный Мессия, обещанный Богом и предвозвещенный пророками в Ветхом Завете Спаситель. Поэтому он начинает Евангелие с родословной Мессии как сына Давидова и Авраамова и в самом повествовании, где только представляется случай, ссылается на пророчества, которые предызобразили жизнь, деяния и уничиженное состояние Иисуса Христа на земле. Вообще же евангелист Матфей благовествует в своем Евангелии преимущественно о воплощении и человечестве Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова. Эта отличительная особенность Евангелия святого Матфея выражается и на его иконах, на которых он изображается вместе с ангелоподобным челове- ком. Евангелие свое Матфей написал на еврейском языке, на котором в то время говорили палестинские иудеи, тогда как все прочие книги Нового Завета писаны были апостолами на языке греческом, бывшем повсюду тогда в употреблении. Но в самом же скором времени оно было переведено на греческий язык, а еврейский подлинник совсем утрачен.

Уйдя из Иерусалима, святой Матфей проповедовал Евангелие многим народам. Он прошел с проповедью Сирию на Евфрате, Персию, Парфию, Мидию и, наконец, азиатскую Эфиопию, или Индию, где и запечатлел мученическою смертью за имя Христово свои апостольские труды. Укрепляемый благодатью Божией, Матфей пришел в Эфиопию, в землю антропофагов, т.е. людоедов. Это было дикое и зверообразное племя. С самого начала он имел здесь утешительные успехи в благовестии Христовом. В городе Мирменах он обратил несколько человек в веру Христову и поставил им епископом некоего Платона. Создал святой Матфей для новообращенных и небольшой храм. Положив эти небольшие начатки христианства, святой Матфей непрестанно молился Богу об обращении ко Христу всего племени. Однажды он удалился на близлежащую гору, где, по обыкновению, пребывал в посте и молитве. И вот явился ему Сам Господь в образе прекрасного юноши, с жезлом в руке. Он благословил апостола, подал ему жезл и велел водрузить этот жезл около созданной в Мирменах церкви. «Жезл этот, – говорил Господь, – силою Моею вкоренится, вырастет высоко и принесет обильные плоды, которые величиной и сладостью превзойдут все другие плоды, а от корня его истечет чистый источник. Омывшись в воде источника, антропофаги получат прекрасную наружность, а вкусив от плодов дерева того – оставят зверообразные нравы и сделаются добрыми и кроткими…» Приняв жезл от рук Господа, святой Матфей пошел исполнить повеление Его. На дороге встретили апостола жена и сын Фульвиана, владевшего городом. Оба они были одержимы беснованием. «Кто послал тебя сюда с этим жезлом, на погибель нашу?» – начали кричать они диким, угрожающим голосом, увидев апостола. Святой Матфей именем Христовым исцелил обоих, и они смиренно пошли за ним. Войдя в город, Матфей водрузил жезл около храма, как повелел ему Господь. И вот на глазах у всех совершилось поразительное чудо. Жезл вырос в высокое ветвистое дерево, с большими, красивыми и сладкими плодами, а от корня выросшего дерева истек чистый ручей. Тогда весь город собрался к храму. Всякий сам хотел увидеть чудо, вкусить плодов и напиться светлой воды из источника. Между тем апостол стал на возвышенном месте и начал проповедовать слово Божие. Все присутствовавшие уверовали во Христа и тут же, в чудотворном источнике, приняли Крещение. Между уверовавшими и крещеными были жена и сын Фульвиана, исцеленные апостолом от беснования.

Исцелив жену и сына Фульвиана, святой Матфей привлек к себе его удивление и почтение. Но когда увидал Фульвиан, что народ оставляет идолов и слушает учение апостола, то пришел в сильный гнев. По внушению злого духа, замыслил он умертвить святого Матфея. Тогда ночью святому Матфею явился Христос, ободрил его, велел возложить надежду на Него и обещал Сам пребывать с ним в наступающих для него мучениях. Настало утро. Апостол, восстав от сна, молился в храме с верующими. Сюда-тο послал Фульвиан четырех воинов взять апостола. Но только они приблизились к храму, как окружила их непроглядная тьма, так что и назад они едва могли вернуться. В страхе говорили они: «Голос его мы слышали, самого же не только взять, но и видеть не могли». Еще сильнее разгневался Фульвиан. Он послал множество воинов и приказал им во что бы ни стало привести святого Матфея и убивать тех, кто станет его защищать. Но и эти воины ничего не могли сделать. Небесный свет осиял святого апостола, и они, не в состоянии будучи смотреть на него, в ужасе бросили оружие и побежали назад, полумертвые от страха. Исполнившись ярости, Фульвиан, в сопровождении толпы слуг, сам пошел взять апостола. Но едва он приблизился к апостолу, как мгновенно ослеп. Он начал умолять апостола простить ему согрешение его и возвратить зрение. Святой Матфей сотворил крестное знамение над глазами Фульвиана, и тот прозрел. Но совершившееся над ним чудо его не вразумило, злоба на святого Матфея все еще не улеглась – ослепленный этой злобой, он думал, что чудо было делом не силы Божией, а чародейства апостола. И он замыслил сжечь святого Матфея как волхва. Фульвиан взял его за руку и повел к своему дому, как будто хотел оказать ему особенную честь. Но святой Матфей предвидел тайные движения его сердца и лукавые помыслы его. «Хитрый мучитель! – обратился он к Фульвиану. – Скоро ли совершишь ты, что замыслил сделать со мною? Делай, чему научил тебя сатана, – я готов все перенести за Господа моего…» Тогда, по приказанию Фульвиана, святого Матфея положили навзничь на землю и большими гвоздями крепко прибили к ней руки и ноги его, а на него самого положили множество сухих ветвей и хвороста, сверху засыпали смолой и серой и все это зажгли. Они думали, что святой Матфей должен сгореть в этом пламенном костре. Но внезапно огонь охладел, пламя угасло, и все увидели апостола живым и невредимым и славящим Бога. Весь народ пришел в великий ужас и воздавал хвалу Богу, Которого исповедует святой Матфей. Только Фульвиан продолжал оставаться в ослеплении. Еще в большую пришел он ярость и начал поносить святого апостола, называя его волхвом и говоря, что он чародейством угасил огонь и остался невредим. Снова принесли, по приказанию Фульвиана, дров и хворосту, больше прежнего, положили на пригвожденного к земле святого Матфея, облили все смолой и зажгли. Принес Фульвиан и 12 золотых идолов своих, поставил их вокруг костра, думая, что при помощи их удастся сжечь апостола в пепел. Между тем святой Матфей, объятый пламенем, молился Богу, чтобы показал силу Свою, явил ничтожность языческих богов и посрамил надеющихся на их помощь. И вот пламя со страшным шумом обратилось на идолов. Они, как воск, в одну минуту растаяли, и многие из стоявших рядом были опалены огнем. Из расплавившихся идолов вышло пламя в образе змея и устремилось на Фульвиана. Он бросался из стороны в сторону, пытаясь избежать огня, но пламя его везде настигало. Тогда он смиренно стал просить святого апостола избавить его от погибели. Святой апостол угасил пламень, гнавшийся за Фульвианом. Спасенный правитель решил извлечь святого Матфея из огня и оказать ему всякие почести. Но святой апостол сотворил предсмертную молитву и предал Господу душу свою. Тогда, по повелению Фульвиана, принесли золотой одр, положили на него тело святого Матфея, совершенно невредимое от огня, покрыли драгоценными одеждами и с честью внесли в царский дом. Фульвиана, однако, продолжали еще одолевать сомнения, вера его не была еще полною и совершенною. «Если Тот, Кто сохранил Матфея невредимым от огня, не допустит его потонуть в море, – сказал он окружающим, – то воистину Он единый Бог, и мы поклонимся Ему и отринем всех богов наших, которые не могли и себя сохранить от огня». После этого Фульвиан велел сковать железный ковчег, положить в него мощи апостола, наглухо запаять ковчег со всех сторон оловом и бросить в море. В следующую за тем ночь Матфей явился епископу Платону и сказал: «Иди утром на морской берег, на восток от дома властителя, и возьми там мощи мои, вынесенные из моря на берег». Наутро епископ в сопровождении множества христиан отправился к морю и действительно в указанном апостолом месте нашел железный ковчег с мощами святого Матфея. Услыхал об этом и Фульвиан. Он пришел также со множеством народа к морю, чтобы своими глазами видеть совершившееся чудо. Тогда он уверовал во Христа. Припав к ковчегу, молил он апостола простить соделанные против него прегрешения. В скором времени после того епископ сподобил Фульвиана Святого Крещения и дал ему при Крещении имя Матфея. Святая Церковь установила празднество в честь святого апостола Матфея в день его преставления – 16 ноября (29 ноября по н. ст.).

vn001

Источник: Жития святых славных и всехвальных апостолов.
— М: Сибирская Благозвонница, 2012. С. 51-55.