Сегодня:

25 мая 2019 г.
( 12 мая ст.ст.)
суббота.

Священномученик Ермоген, патриарх Московский и вся Руси.

Седмица 4-я по Пасхе.
Глас 3.

Поста нет.

Свт. Епифания , еп. Кипрского (403). Свт. Германа , патриарха Константинопольского (740). Прославление сщмч. Ермогена , патриарха Московского и всея России, чудотворца (1913). Свтт. Савина, архиеп. Кипрского (V) и прочих свтт. Кипрских. Свт. Полувия, еп. Ринокирского (V). Мч. Иоанна Валаха (1662) (Рум.). Прп. Дионисия Радонежского (1633). Второе обретение мощей прав. Симеона Верхотурского (1992). Сщмч. Петра, пресвитера (1937). Мц. Евдокии (после 1937). Собор новомучеников в Бутове пострадавших.


Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Уже и секира при корне дерев лежит

Собор Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

Протоиерей Александр Шаргунов

Иоанн Предтеча

Крещение Господне — начало проповеди Иисуса Христа. Мы слышим за Божественной литургией начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия. Этого Евангелия, благой, радостной вести, в которой нераздельно соединены судьбы человеческие с тайной Бога. Это весть от начала, которое у Бога, в Превечном Совете. И история человечества от начала до конца в ведении и видении Господнем, и мы не должны ничего страшиться. И мы принимаем участие в Божием Совете, не в отдаленном будущем, когда все победит Господь, а сейчас, среди того, что совершается вокруг нас.

Приготовить пути Господу, идущему сегодня к людям, прямыми сделать стези Его, призван каждый из нас. Слушая слова Предтечи, обращенные к иудеям, мы размышляем о нашем русском народе, о втором Крещении Руси, которое не то, что не состоялось, но не исполнило нашу жизнь крепости Господней. Не потому только, что в последние времена, как сказано, люди будут более сластолюбивы, чем боголюбивы; и не потому только, что враг оказался более чем когда-либо изощрен, но и потому, что для Церкви это явилось временем упущенных возможностей. После празднования тысячелетия Крещения Руси миллионы людей жаждали услышать живое слово о Христе, народ, казалось, был открыт для принятия веры, толпы приходили в храмы, но чудо не совершилось.

Кто услышит сегодня глас вопиющего в пустыне? Из пустыни пришел Предтеча в города и веси, которые духовно были тоже пустыней. Как близко находится раскаленная эта пустыня у Мертвого моря к нашей сегодняшней жизни! Как очевидным должно бы было стать теперь для всех, что жизнь без Бога делается пустынной. И не забудем еще одного, очень понятного для нас факта: великое молчание пяти веков предшествовало пророческому голосу Иоанна. Ни на перекрестках улиц, ни в городских воротах не появлялось в течение этого времени после Малахии ни одного пророка. Если толпы бежали к Иоанну из Иерусалима, со всей Иудеи и окрестностей Иордана, то это было потому, что происходило событие поистине невероятное.

У нас в России Хрущев обещал всему народу показать по телевизору незадолго до тысячелетия Крещения последнего попа. И когда с началом перестройки все увидели на экранах первого священника и услышали колокольный звон, сердца многих дрогнули. Но вскоре всем дано было убедиться, что это только заставка, красивый узор, который к тому же почему-то непременно должен перемежаться с непристойностями.

Для нашего спрессованного времени, где все совершается со страшным ускорением, так что один год может засчитываться за десять, семьдесят лет коммунистического пленения были не менее, чем те пять веков. И сегодня, несмотря на новые страшные испытания и разочарования, после столь долгого молчания мы знаем, что народ наш, как некогда Израиль, исполнен ожидания. Это ожидание глубоко, оно бесконечно глубже, чем могут видеть политики и социологи, хотя, конечно, не на поверхности его — надежда, как некогда у Израиля, избавиться от национального унижения и окружающего всех растления.

Слово Предтечи — молитва покаяния святого Патриарха Тихона, читаемая в наших храмах. Она ставит в один ряд убийство и пьянство, разжжения и соблазны и учит духовному реализму, призывая нас быть рассудительными и трезвенными в проповеди нашей.

Святой Иоанн Креститель предстоит перед народом и предупреждает о грядущем суде, о Дне Господнем. Его окружают толпы народа и представители официальных религиозных течений. И вот его грозное слово к тем, кто лицемерно входит в храм Божий и формально принимает Крещение: «Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния… Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь». Что же делать? Покаяться, обратиться, то есть изменить путь, изменить свое сердце. Жизнь должна повернуться на сто восемьдесят градусов.

Но когда Иоанн обращается к простым людям, он не требует от них ни подвигов, ни того, чтобы они жили, как он, в пустыне. Пусть делают только то, что доступно совести каждого человека. К этим толпам, которые приходили к нему, ища очищения через крещение, которое он совершал в Иордане, святой Предтеча обращается с обычными, понятными всем без исключения требованиями. Как актуальны они всегда, и особенно сегодня, и как непросто оказывается для человеческого сердца достигнуть того, что заключено в словах пророческой простоты!

Что же нам делать? У кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же. Кто-нибудь, наверное, мог требовать от мытарей, сборщиков налогов, чья деятельность была связана с корыстью и вымогательством, оставить это занятие как недостойное — Иоанн требует исполнять его честно. И то же самое он говорит воинам — никого не обижайте и довольствуйтесь своим жалованьем; какие бы деньги вам ни предлагали, не совершайте насилия.

Кажется, слишком простые и не особенно духовные слова. Но не забудем никогда, что их говорит первый из людей, кому дано было созерцать тайну Пресвятой Троицы. И эти слова, оказывается, могут стать решающими для судеб народа и человечества. Только тому, кто стремится жить по доброй совести, открываются глубины крещения. После святой апостол Петр скажет: «Крещение есть обещание Богу доброй совести, которая спасает нас Воскресением Христовым» (1Пет., 3:21).

Погружение в Иорданскую воду не было новым обрядом, но своим пророчеством Предтеча придает ему новый смысл. И самое главное — и в этом все его служение — велиим гласом он возвещает, что вслед его, после него, позади него идет Некто, Который в действительности Сильнейший его. Настолько сильнейший, что он считает себя недостойным исполнить служение раба, наклонившись, развязать ремень обуви Его: «Я крещу вас в воде, но Он будет крестить вас Духом Святым».

Господь покажет, что значит Его Крещение. Водою и Кровью, истекающими из прободенного копием ребра, водою и Духом Святым, огнем Пятидесятницы. Мы, священники, крестим сегодня тоже водою, но Господь, Который идет впереди каждого человека, через смерть и Воскресение присутствует всегда среди таинства Церкви и крестит всех Духом Святым. Когда мы произносим страшные, святые слова, небо сочетается с землей, Бог соединяется с человеком. Но принятие этого дара нами и теми, кто входит в воду, зависит от того, насколько мы все, стоящие здесь, оказываемся достойными этих слов.

Почему проповедь Иоанна была столь действенной и толпы выходили слушать его и принимали Крещение, которое было только тенью того, что совершается сегодня? Постараемся в меру своих сил научиться у большего из рожденных женами двум существенным вещам, определяющим все его служение. Это был человек, который поистине любил Бога и который поистине жил благовестием. Не только его слова — вся его жизнь была обличением современной ему жизни. Пустыня, в которой он жил, его одежда из верблюжьего волоса, и пояс кожаный на чреслах (имеющие мягкие одежды живут во дворцах, говорит Христос), и пища беднейших из бедных — акриды и дикий мед — все это вопиет о его великой простоте и причастности до конца тому, что у народа, всем его страданиям и нищете.

Не о бессмысленном внешнем подражании, как он сам учит, идет речь, а о том, чтобы боль и раны народа стали нашей личной болью и нашими личными ранами. О том, что проповедь о сокровищах на небесах невозможна для тех, кто думает, как собрать сокровища на земле. И слова о блаженстве нищеты не могут достигнуть никого, если они произносятся из душевного и телесного комфорта.

Вот образ мужества в обличении зла и растления, который дает святой Иоанн Предтеча для Церкви на все, и особенно наши, последние времена. Заключение в тюрьму и смерть Иоанна подтверждают слово Христово, что этот человек перед сильными мира сего — не тростник, ветром колеблемый. И именно это является причиной его смерти. Не напоминает ли нам этот ночной пир Ирода и развратное плясание среди нищеты народа то, что происходит порой сегодня в России? После рек крови, вместо покаяния — хохот сатанинского веселья, и вот-вот потребуют на блюде главу проповедника покаяния, чтобы исполнились пророчества о новых гонениях на Церковь.

Из пустыни, из ее одиночества, из молитвенного молчания и тишины говорит нам Иоанн, и ничего не слышно, кроме голоса Бога, кроме тех слов, с которыми вышел Христос на проповедь после Крещения: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Оттого что он так Бога любил, так дорог ему был народ, и он говорил то, что глубинами сердец люди знали и узнавали, что они жаждали услышать. И когда Иоанн призывал к покаянию, в глубинах сердец человеческих обреталась решимость ответить на этот призыв. И другой Иоанн, апостол любви, возвещает: «Я не говорю вам то, что вы не знаете, но то, что вы знаете, о том говорю вам».

Никакое слово не обладает такою силой, как то, которое обращено к совести человека, и это слово становится неодолимым, когда оно произносится человеком, который заслужил право его произносить. Люди долго ждали подлинного слова Божия, и они услышали его от Иоанна. Он был узнаваем, он пришел от Бога, и слушать его было — узнавать Бога, без Которого нет человека. И он был услышан, потому что говорил о том, что превосходит человеческие силы.

Он не заслонял собою Христа — придут лжепророки и антихрист, которые попытаются это сделать. Он пришел, чтобы встретить Бога и устраниться, открыть всем Того, Кто больше и сильнее его. И люди слушали его, потому что он указывал на Того, в Ком все нуждались.

Для многих теперь ясно, что Россию спасти может только чудо. «Господи, воздвигни нам мужей силы и разума!» — молимся мы молитвой святого Патриарха Тихона. Таких, как Иоанн Кронштадтский, перед которым тысячи людей накануне грядущих бедствий исповедовались в храмах со слезами покаяния. Или впору уже прийти самому Илии, второму Предтече Пришествия Христова, в духе и силе которого пришел Иоанн Креститель? Потому что, судя по Писаниям и по характеру нынешнего народа, как говорит преподобный Силуан Афонский, конец близ, при дверех. Но в Твоей власти, Господи, — говорит он со всею Церковью, — творить чудеса. И нет большего чуда, чем любить грешника в его падении. И проповедь о секире, лежащей у дерева, и о страшном огне хочет открыть сердцу народа Духа Святого, сходящего в виде голубине, — любовь.

Если бы все, кто принимает Крещение, принимали его на самом деле, проповедь покаяния охватила бы весь мир, явилась бы спасительной для всех, потому что меньший в Царстве Небесном больше его, больше величайшего пророка.

20 января 2014 года.

vn001

Источник: Общественный комитет «За нравственное возрождение Отечества».

См. также: