Сегодня:

21 ноября 2017 г.
( 8 ноября ст.ст.)
вторник.

Собор всех архангелов.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Поста нет.

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. Архангелов Гавриила , Рафаила, Уриила, Селафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила.


Утр. - Мф., 52 зач., XIII, 24-30, 36-43. Лит. - Бесплотных: Евр., 305 зач., II, 2-10. Лк., 51 зач., X, 16-21.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Слово в день памяти святой равноапостольной великой княгини Ольги

Митрополит Владимир (Иким)

Она предтекла христианству в земле нашей, как зарница пред солнцем,
как утренняя заря пред светом полуденным. Как луна в ночи, так светила она
между людьми неверными. Она и по смерти молит Бога за Русь.

(Преподобный Нестор Летописец)

Святая равноапостольная княгиня Ольга

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!

Среди дремучих лесов северной Руси, на берегу быстрой реки, в кругу людей простых и мужественных возрастала девушка, которой Господь судил стать великой просветительницей великого народа. Она носила славянское имя Прекрасна и действительно отличалась редкой красотой. Но даром, поистине редчайшим в те времена, была чистота ее сердца. Прекрасна обладала и острым глубоким умом, унаследованным от прадеда Гостомысла – первого русского «государственника». Это он, новгородский правитель Гостомысл, некогда подал совет – призвать на княжение варягов, предводителей воинских дружин, ибо видел, как из-за отсутствия твердой власти Русь изнемогает от непрестанных смут. Однако в родичах Гостомысла был слишком силен дух древнерусской вольницы. Они не смогли сжиться с княжеским двором и ушли в весь Выбутскую – в глушь, в лесное раздолье. Здесь, в безвестности, и жила Прекрасна, не зная, что ей предначертано явиться на великокняжеском престоле, просиять всему своему Отечеству звездой премудрости и зарею Божественной благодати.

Совсем иначе, в богатых пирах и молодецких забавах, протекала юность будущего мужа этой скромной северянки, князя Игоря. Он рос «за широкой спиной» великого князя Олега, не имевшего своих детей, любившего и всячески баловавшего племянника Игоря. И пока князь Олег объезжал русские земли, властной рукой собирая дань, чиня суд и расправу, приводя к покорности племена, молодой князь Игорь развлекался, как умел и как хотел. Излюбленной забавой юноши была охота на лесных зверей. И вот во время охотничьей потехи и встретил князь Игорь свою суженую, прекрасную и смелую.

Однажды, бродя по лесу в поисках добычи, князь-охотник оказался на крутом берегу реки. Густой лес на другом берегу показался ему изобилующим зверями, а по реке как раз плыла лодка. Князь окликнул лодочника и приказал перевезти себя на другой берег. Потом, развалившись в лодке, он залюбовался ловкими и точными движениями гребца и вдруг увидел: это не юноша, а девушка, причем очень красивая. Балованный наследник великого княжения не привык сдерживать свои страсти: тут же решил «потешиться» с незнакомкой и высказал это намерение достаточно ясно. Ранее он никогда не встречал отпора: многие девушки-язычницы, дочери разнузданного времени, считали «за честь и за славу» удовлетворить княжескую похоть. Но здесь случилось иное.

Прекрасна с холодным презрением глянула на развратного юнца и сказала: «Зачем, князь, замышляешь дело неисполнимое? Вспомни, что князю для людей должно быть, как правителю и судии, примером добрых дел, ты же теперь близок к беззаконию. Да и то знай, что, хотя я и одна здесь и бессильна перед тобой, ты все-таки не одолеешь меня». Прекрасна была язычницей, но в ее душе жили пока еще неясно осознаваемые ею самой заветы Божии – это называется естественной нравственностью. Она ценила свою чистоту и не желала марать себя грязью, пусть даже и княжеской.

Получив суровую отповедь, балованный юноша впервые в жизни почувствовал, что лицо его покрывает краска стыда. Молча доехал он до берега, вылез из лодки и скрылся в чаще. Охота в тот день оказалась неудачной: мысли князя были заняты другим. Он злился на незнакомую красавицу, «оскорбившую» его отказом, и все же не мог изгнать из памяти светлый ее образ.

Урок, полученный князем Игорем, пошел впрок. Вскоре великий князь Олег задумал «остепенить» племянника, подыскав ему подходящую жену. В Киеве устроили смотрины. Однако, ловя на себе умильно-зазывные взоры киевских боярышень, молодой князь понимал – эти податливые девицы при случае так же посмотрят и на какого-нибудь другого удальца. И князю Игорю вспоминалась при этом неприступная красавица из северных лесов. Наконец, он рассказал о ней дяде, и великий князь Олег отправился добывать для любимого племянника невесту из неблизких краев.

Отыскав Прекрасну, князь Олег сразу оценил выбор своего подопечного. Многоопытный, превосходно разбирающийся в людях, великий князь понял – среди охотничьих забав Игорь на сей раз действительно «выследил красную добычу»: эта умная, сильная и честная девушка будет достойной женою наследного правителя Руси. Сама Прекрасна отнеслась к почетному сватовству спокойно и рассудительно: речь шла уже не о нечистом «баловстве», а о том, чтобы стать честной женой, подругой всей жизни князя Игоря – и этот высокий удел она приняла. А великий князь Олег (его имя чаще произносилось «Ольг») был настолько восхищен своей будущей невесткой, что настоял, чтобы она отныне в его честь назвалась Ольгою. Так впервые прозвучало на Руси это славное имя, имя «утренней зари благодати Божией» над нашим Отечеством.

Брак Ольги и князя Игоря был счастлив для них обоих и еще более счастлив для Русской державы. Князь по праву гордился своей женою: рядом с величавой ее красотой все столичные «павы» казались «гусынями»; беседа с нею была усладительна – с нею князь не знал скуки; рассудительностью она затмевала опытнейших бояр, а что до ее верности – здесь князь был «как за каменной стеной». Правда, поначалу его немного раздражало вмешательство Ольги в «неженские» государственные дела. Однако, став после смерти дяди единодержавным правителем Руси, князь Игорь оценил и это высокое дарование своей княгини – Ольга разбиралась в делах правления куда лучше него, и он мог спокойно доверить ей эти дела, а сам добиваться воинской славы – по тогдашним понятиям, единственно достойной мужчины и князя.

Для самой же Ольги-Прекрасны, умной и чистой, решение вступить в брак означало и решимость полюбить мужа. И она действительно полюбила своего князя Игоря, радуясь тому, что он на ее глазах из взбалмошного юнца превращается в сильного, всеми почитаемого и достойного уважения мужа, и в том есть и ее заслуга (в глубине души Ольга в своем великом князе видела «большого ребенка», тешащегося ратными забавами, питала к нему и материнское чувство). Любовь княгини Ольги к мужу была светла, глубока и полноводна, как северорусская река, на берегу которой она выросла, – эту любовь великая княгиня хранила и после смерти супруга, живя в чистом вдовстве, соблюдая великокняжеский престол для их малолетнего сына.

Князь Игорь много воевал. Он постоянно нуждался в деньгах: дани требовал Хазарский каганат, чьей «полуколонией» была тогдашняя Русь; нужно было содержать – и богато – дружину; да и сам князь с юности привык жить широко. Однажды, истощив прочие средства, князь Игорь захотел обложить усиленной данью древлян – племя, склонное к мятежу и бунтовавшее при восшествии его на великокняжеский престол. Но древляне, возмущенные незаконными поборами, решились умертвить великого князя. Свой замысел они осуществили с языческой жестокостью: тело князя Игоря привязали к двум согнутым стволам деревьев, и он был разорван пополам.

Княгиня Ольга в Киеве безутешно оплакивала любимого мужа, когда ей сказали, что прибыли гонцы от древлян. Великая княгиня умела владеть собой. Спрятав глубокое горе под внешним спокойствием, она вышла к гонцам ненавистного народа, чтобы, как подобает правительнице, узнать, чего хотят эти мятежники. Услышанное потрясло ее своей низостью. Льстиво улыбаясь, древляне заявили: «Не гневайся, что мы убили твоего мужа. Князь наш, Мал, без сравнения лучше Игоря: молодой и красивый. Пойди за нашего князя, и ты будешь нам госпожою».

Вероятно, княгиня Ольга еще не знала всей подлости замысла древлян: через брак своего князька с нею они не только хотели захватить власть над всей Русью, но и сделать эту власть наследственной, убив сына Игоря и Ольги – маленького Святослава. Она могла этого и не знать, но услышанного в тот миг было достаточно. Ей, верной, целомудренной, любящей жене, сразу после смерти мужа предлагают какого-то «молодого красавца»? Ее, чье сердце истекает кровью от невыносимой утраты, сватают – и за кого же? – за убийцу ее любимого?!

Омерзение и гнев заполнили все существо Ольги: она готова была броситься на древлян и ногтями терзать их ухмыляющиеся лица. Но великая княгиня даже сейчас сумела превозмочь свои чувства. Изобразив на собственном лице подобие их ухмылки, она отвечала древлянским послам: «Мне приятна речь ваша. Уже не могу воскресить супруга! Завтра окажу вам всю должную честь».

Да, великая княгиня вполне ублажила древлянскую спесь. На следующий день послы расселись в ладье, на которой приплыли в Киев, и Ольгины слуги на руках понесли эту ладью к княжескому терему. Древляне чванились и величались таким неслыханным почетом, пока их не сбросили в глубокую яму и не начали заживо засыпать землей. И над стонами и воплями этих несчастных прозвучал голос княгини-мстительницы: «Довольны ли вы сею честью?» И послы отвечали: «Пуще нам Игоревой смерти».

Тогда княгиня Ольга была язычницей. А языческое мщение – это даже не ветхозаветное «око за око, зуб за зуб», это древний гнев – безудержный, беспощадный, ненасытимый. Для Ольги-язычницы почтить память убитого мужа означало оросить его могильный курган потоками крови того племени, что было виновно в его смерти.

Княгиня-язычница совершила свою месть. Тысячи древлян погибли, попавшись в ловушки, расставленные для них острым умом Ольги, на могильный холм князя Игоря его вдова сильной рукою швырнула и голову древлянского князька Мала – того самого, за которого ее пытались сватать. Остатки древлянского племени обложила она тягчайшей данью. С торжеством возвращалась в Киев Ольгина дружина из победоносного похода. Но, совершая кровавое дело языческой «справедливости», княгиня Ольга навсегда потеряла бесценное сокровище – душу собственного сына.

В поход на древлянские земли княгиня Ольга взяла с собою и шестилетнего сына Святослава. Первая битва с древлянами началась с того, что князь-ребенок пытался бросить копье во врага – и слабой рукою бросил его так, что чуть не поранил своего коня. От этой неудачи мальчик готов был расплакаться. Но окружавшие его богатыри-варяги воскликнули: «Князь уже начал, потянем, дружина, за князя!» – и ринулись громить древлян. В тот час Святослав на всю последующую жизнь опьянился кровавым вином битвы. Война стала единственной, всепоглощающей страстью сына княгини Ольги.

Князь Святослав стал великим князем. Ему было предначертано явиться «Божиим молотом», вдребезги разбившим Хазарский каганат, в течение нескольких веков терзавший Русь. Жадность Хазарии при сборе дани была одной из причин гибели князя Игоря в древлянской земле. То ли князь Святослав мстил косвенным виновникам смерти отца, то ли просто не желал быть ничьим данником – так или иначе воинственный русич одним стремительным набегом положил конец самому существованию этого государства-«химеры». Иудейская верхушка каганата вновь рассеялась по разным странам, а основное население Хазарии, которое составляло одно из тюркских племен, не оказало никакого сопротивления победоносному князю Святославу – хазарским «низам» несладко жилось под властью корыстолюбивых и хитрых иудейских «верхов». Историк Л. Н. Гумилев предполагает, что остаткам хазарских иудеев удалось отомстить князю Святославу, «многоходовой» интригой подвести этого отважного до безрассудства воина под печенежские мечи.

Когда великая княгиня Ольга познала Истинного Бога, она пыталась обратить к христианству и сына. Но войнолюбивый Святослав больше дорожил мнением воинов-идолопоклонников из своей дружины, чем спасением души, и на увещевания матери отвечал: «Могу ли один принять новый закон, чтобы дружина моя смеялась надо мною?» Святая Ольга была наделена от Господа даром прозорливости, она предрекала сыну «злую смерть и вечную гибель», если он не обратится ко Христу, но тщетно! И скорбь о вечной погибели, надвигающейся на душу сына, стала постоянной кровоточащей раной материнского сердца святой княгини Ольги.

Князь Игорь мало занимался делами правления, а его воинственный наследник Святослав вообще не заботился о внутренней жизни государства, предоставив такие заботы своей матери. Историки называют великую княгиню Ольгу первой истинной правительницей Руси: главным делом всех ее предшественников на великокняжеском престоле была война, а она начала упорядочивать жизнь народа – делить землю на «погосты» (области), устанавливать справедливые размеры оброков, давать простые и ясные указы о том, как люди должны относиться к государству и друг к другу.

Еще оставаясь язычницей, великая княгиня Ольга с годами все более приближалась к образу жизни христианской. В житии ее рассказывается: «Была она своим народом любима как правительница милостивая, как судия праведный и никого не обидящий, налагающий наказание с милосердием и награждающий добрых. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна к нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла. Со всем этим она соединяла воздержную и целомудренную жизнь. Все дела ее, несмотря на ее пребывание в язычестве, были угодны Богу как достойные благодати христианской». Небесный Отец, видя праведность ее жизни, не попустил этой великой душе остаться во мраке язычества, но просветил Светом Своим и сподобил избрания на высочайшее апостольское служение.

Да и была ли княгиня Ольга когда-либо сознательной идолопоклонницей? Ей, с юности взыскующей чистоты, не могли не быть омерзительны многие языческие обряды с их жестокостью, буйством, неистовством, доходящим до свального греха. До времени, пока душа ее находилась под грузом государственных забот, великая княгиня не вникала в смысл древних обрядов. Но вот с совершеннолетием князя Святослава бремя ответственности за державу, лежавшее на ее плечах, стало чуть легче – и княгиня Ольга начала задумываться. Своим острым и глубоким умом она быстро постигла, что поклонение идолам разлагает и развращает людей, ведет к одичанию, разжигает похоть, злобу. А совсем без веры жить нельзя. Но где взять иное и лучшее? Великая княгиня оглянулась вокруг – и прозрела.

Со времен Аскольда, первого в нашем Отечестве князя-христианина, на Руси существовали православные общины. Эти общины были настолько многочисленны, что еще в 945 году, когда князь Игорь заключал договор с греками, «крещеная Русь» приносила клятву в верности этому договору отдельно от прочих, в киевской соборной церкви. Немало христиан было и среди пришлых воинов-варягов. И когда княгиня Ольга обратила внимание на жизнь этих людей, она почувствовала – это то, к чему всегда стремилась ее душа. Язычество не могло воспитать в людях ничего подобного благородству этих людей, красоте их отношений. Христиане служили своему Богу в чистоте и доброте, в милосердии и любви, в совершенстве и святости. Княгиня Ольга сердцем уже тянулась к этой вере, но хотела испытать ее и умом – начала расспрашивать христианских наставников и светлым разумом своим поразилась глубине учения Спасителя, постигла: здесь – истина Божественная. И душа великой княгини Ольги раскрылась для приятия Христовой благодати.

Дабы углубить свои познания о святой христианской вере, княгиня Ольга предприняла путешествие в Византию. Здесь ее ждало испытание: греки, с подозрением относившиеся к славянам, долго продержали ее корабли в Константинопольской гавани, не позволяя русской княгине войти в город. Правительница Руси очень высоко ценила свое великокняжеское достоинство, но здесь, ради познания Божественных истин, она терпеливо перенесла унижение и ожидание. Когда княгиню Ольгу наконец приняли в Царьграде, ее смирение было вознаграждено дружбой Духоносного угодника Божия святого Полиевкта, пребывающего тогда на Константинопольском Патриаршем престоле. Наставляя русскую княгиню в истинах веры, святитель Полиевкт изумлялся ее мудрости и добродетели, прозревал уготованное ей величие в Очах Господних. Перед отъездом своей духовной дочери на ее языческую родину святой Цареградский Патриарх предрек ей: «А возлюбив свет и отвергнув тьму, благословенна ты между женами русскими; благословлять тебя будут сыны русские до последнего рода». А на Честном Кресте, врученном ей святительским благословением, повелел написать: «Русская земля обновилась для жизни в Боге святым Крещением, принятым блаженною Ольгою».

В Крещении великая просветительница Руси приняла имя Елена – имя святой равноапостольной царицы Елены, которую Господь сподобил обрести и воздвигнуть Животворящий Крест Его. Во славе апостольской прошла по Русской земле и святая великая княгиня Ольга.

Из Царьграда святая княгиня Ольга возвращалась на Русь, окрыленная ревностью по Богу, с готовностью просвещать сердца русичей Светом Христовым. К несчастью, ей не удалось обратить к Богу Истинному самых близких людей: сын Святослав упорствовал в грубом язычестве, плохо слушали ее и внуки. Двое из них, Ярополк и Олег Святославовичи, впоследствии так и погибли в братоубийственной распре. Третий же, Владимир, долго блуждавший, сумел прорваться к Свету Божественной Истины, стал великим крестителем Руси. Ему Бог судил взрастить посеянное святою Ольгой. Не имея успеха в своей семье, святая равноапостольная княгиня Ольга зато находила отклик в душах простых русских людей, которые после ее проповеди тысячами обращались ко Христу, и во всем народе появлялось доверие к доброте и святости религии, которую исповедовала премудрая и милосердная великая княгиня. Именно трудами святой равноапостольной княгини Ольги было приготовлено и стало возможным чудо Крещения Руси, явленное при ее внуке, святом равноапостольном князе Владимире.

Став христианкой, великая княгиня Ольга умножила благодеяния, даруемые народу ее мудрым правлением. По всей видимости, особо милостива стала она к древлянам, которым некогда принесла столько зла языческой неистовой местью. Воистину удивительно это свидетельство истории: древляне так полюбили свою былую карательницу, что стали чтить, как святыни, даже те места, на которых останавливалось для ночлега и охоты войско Ольги во время того кровавого похода. Как же велико должно было быть то благо, которое святая княгиня принесла древлянам после своего преображения Божией благодатью, если они простили ей даже смерть своих сородичей?!

Святая равноапостольная княгиня Ольга объехала все земли Руси, всюду проповедуя народу слово Божие и воздвигая кресты – от них исходили чудеса, что способствовало привлечению русичей к христианской вере. Она почтила память первого российского князя-христианина Аскольда, воздвигнув над его могилой храм во имя Святителя Николая, Чудотворца Мирликийского. В своих родных краях святая Ольга сподобилась узреть знамение Господне: стоя на берегу реки Псковы, она увидела три ниспадающих на землю пресветлых луча. Спутникам своим, также видевшим это, равноапостольная княгиня сказала: «Да будет вам ведомо, что изволением Божиим на этом месте, озаряемым трисиятельными лучами, возникнет церковь во имя Пресвятой и Живоначальной Троицы и возникнет город, изобилующий всем». Здесь она также поставила крест, повелела заселить это место, а затем послала золото и серебро на создание храма. Так основался на берегу Псковы Троицкий собор, а вскоре и город Псков – первый оплот христианства в северной Руси.

В глубокой старости, после многих благочестивых трудов отошла к возвеличившему ее Господу духовная мать Руси святая равноапостольная княгиня Ольга. Увенчав Свою избранницу венцом благовестническим, Небесный Отец прославил и честные останки ее. Когда достойный продолжатель ее благодатного дела святой равноапостольный князь Владимир по совету митрополита Киевского Леонтия вскрыл ее могилу, тело святой княгини было обретено нетленным и благоуханным. Она «почила во гробе, как спящая», в Киевском храме Богородицы, и от святых мощей ее по вере молящихся проистекали исцеления и другие чудеса.

Еще долго после кончины святой Ольги, кто помнил ее правление, называли ее «мудрейшей из всех людей» – и поистине разум ее был сильнее, чем у всех русичей того времени, ибо Бог сделал святую княгиню Богомудрой. По слову жития, «начатки просвещения народа нашего Господь соизволил в посрамление жестокосердых мужей явить через блаженную Ольгу. Как прежде проповедницами Воскресения Своего соделал Он жен-мироносиц, так и в земле Русской явил святую веру княгинею Ольгою».

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Из дикой лесной глуши извел Всемогущий Бог простую славянскую девушку Прекрасну, взыскующую чистоты, отметающую от себя греховные соблазны, и соделал ее величайшею из русских жен, просветительницею и покровительницею нашего народа. И каждому русскому человеку, обязанному святой равноапостольной Ольге сокровищем Православия, надлежит помнить: ничто доброе, ничто мудрое, ничто святое, ничто истинно великое не может проистечь из души нечистой, падкой на скверну лежащего во зле мира.

Так да хранит каждый из нас в чистоте бессмертную душу свою, да соделаемся мы хоть в мале достойными благодатного предстательства равноапостольной Небесной ходатаицы на наше Отечество.

Воспоем днесь Благодетеля всех Бога, прославльшаго в России Ольгу богомудрую: да молитвами ея подаст душам нашим грехов оставление.

Аминь.

vn001

Источник: Владимир (Иким), митр. Слово в день памяти святой равноапостольной великой княгини Ольги. // Журнал Московской Патриархии. – 1994. – № 7–8. – С. 14–20.

См. также: