Сегодня:

20 июня 2018 г.
( 7 июня ст.ст.)
среда.

Собор Ивановских святых.

Седмица 4-я по Пятидесятнице.
Глас 2.

Монастырский устав: cухоядение (хлеб, овощи, фрукты).

Сщмч. Феодота Анкирского (303). Прав. Павла Таганрогского (прославление 1999) Сщмч. Маркеллина, папы Римского, и мчч. Клавдия, Кирина и Антонина (304). Сщмч. Маркелла, папы Римского, мчч. Сисиния и Кириака диаконов, Смарагда, Ларгия, Апрониана, Сатурнина, Папия и Мавра воинов и Крискентиана, мцц. Прискиллы , Лукины и Артемии царевны (304-310). Мцц. Калерии (Валерии), Кириакии и Марии в Кесарии Палестинской (IV). Собор святых Ивановской митрополии . Сщмч. Андроника , архиеп. Пермского (1918). Сщмч. Александра, Александра, Валентина, Вениамина, Виктора, Александра, Павла, Владимира, Игнатия, Михаила, Николая, Павла, Николая, Николая пресвитеров, Григория диакона и мчч. Афанасия и Александра (1918). Сщмч. Петра пресвитеров (1919).


Рим., 105 зач., XI, 2-12. Мф., 42 зач., XI, 20-26.

Цитата дня

Мир, как детей, обма­ны­ва­ет нас, настоящие ценности выменивает на погремушки.

Протоиерей Иоанн Гончаров.

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Неделя 8-я по Пятидесятнице. О том, как правильно заботиться о земных нуждах

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Мф., 58 зач., 14:14-22

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Чудо умножения хлебов и рыб. Византия, XIV в.

Святые отцы, составившие устав православного богослужения и, в частности, установившие порядок евангельских чтений, в праздничные и воскресные дни предлагают нам особенно знаменательные евангельские повествования. Большинство людей обременены заботой о хлебе насущном и не имеют возможности посещать богослужения каждый день, поэтому все особенно полезное и важное для нашего утверждения в вере и благочестии, для возбуждения в нас ревности – предлагается читать именно в воскресенье. И мы обязаны с особенным вниманием вникнуть в сегодняшнее евангельское повествование и постараться извлечь из него пользу.

Сегодняшнее Евангелие рассказывает о чуде умножения хлебов Господом нашим Иисусом Христом. Это чудо Спаситель сотворил дважды, для того чтобы было понятно, что это не случайность: Господь совершает великие дела не поневоле, не движимый какой-либо необходимостью, но по Своему желанию и самовластно. Почему же не более, чем дважды? Вот как раз об этом мы и попытаемся сейчас подумать. Почему Господь Иисус Христос не умножает хлебы многократно, каждый раз для всех нуждающихся? Почему Он не освобождает нас совершенно от заботы о хлебе насущном – хотя и Своими поучениями, и самим этим чудом предлагает нам заботиться прежде всего о духовном?

Вот как описывает Евангелие великое чудо умножения хлебов: «Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их» (ст. 14). Конечно, люди стекались к Спасителю и ради исцелений, и ради того, чтобы послушать Его Божественную проповедь и узнать «сокрытое от творения мира» (см. Мф. 13:35) – то, что пришел возвестить людям Сын Божий. Иногда они пренебрегали заботой даже о самых необходимых вещах, лишь бы только получить желаемое, в особенности исцеление. Вот и тогда произошло нечто подобное, и Господь, сжалившись, исцелил множество больных людей. Однако они следовали за Ним в пустыню, и так как прошло слишком много времени, то небольшие запасы пищи, которые они взяли с собой, иссякли. «Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селение и купили себе пищи» (ст. 15). Надо понимать, что место было пустынно, но Иудея (или, как сейчас мы говорим, Палестина, Святая Земля) – страна очень маленькая и в то благоприятное для нее время довольно заселенная. Нужно было отпустить людей купить пищу, чтобы они хоть как-то себя подкрепили, если Спаситель желал еще удержать их при Себе, может быть, для поучения или для того, чтобы исцелить тех, кто еще не был исцелен. Но неожиданно Господь Иисус Христос произносит слова, странные для учеников, – они показались бы такими и любому из нас, если бы он там оказался. «Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть» (ст. 16). Конечно, это было сказано в преддверии чуда, которое Господь намеревался совершить, но ученики этого не поняли. Такую невозможную вещь как умножение хлебов не только трудно было себе представить – это оказалось и совершенно неожиданным. Даже какой-нибудь мечтатель не смог бы вообразить такое чудо, до той поры совершенно небывалое.

«Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы» (ст. 17). Ученики отреагировали на слова Спасителя просто, по-человечески, не зная и не рассуждая о том, что Он намеревается сделать. Господь же дает апостолам приказание, вновь неожиданное, и ученики, привыкшие к беспрекословному послушанию, повиновались Ему, хотя и не понимали, о чем идет речь, что же хочет совершить Спаситель. «Он сказал: принесите их мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу» (ст. 18–19). Из того, что Спаситель велел народу возлечь на траву, можно сделать вывод, что время было весеннее: зимой травы еще нет, а летом в южных странах она мгновенно выгорает. Только в краткий промежуток времени, где-то два весенних месяца, там можно видеть свежую траву. И, ученики, привыкшие беспрекословно повиноваться Господу Иисусу Христу, имевшие истинное послушание, хотя и не понимали, что должно произойти, однако передали повеление Спасителя всем людям, и те возлегли на траве. Нужно иметь в виду, что, конечно же, никак иначе там и нельзя было принимать пищу, потому что место было пустынным. В то время среди иудеев распространился эллинский обычай вкушать пищу полулежа: обычно левой рукой опирались на подушку, а правой брали кушанья. Люди по привычке возлегли на траве кругами, потому что тогда ложа устраивались вокруг стола и люди возлежали головой к нему, здесь же и ложем и столом служила трава. Господь взял хлебы и рыбу, преломил их, как было в обычае того времени – раньше пищу не разрезали ножами, как сейчас, – и раздал ученикам. Как произошло чудо умножения хлебов, Евангелие точно не описывает. Умножились ли эти пять хлебов и две рыбы сразу же или они умножались в руках учеников, когда те стали раздавать пищу народу, – об этом мы можем только догадываться. Возможно, были какие-то корзины, в которые ученики сложили эти умноженные пять хлебов и две рыбы, и из них раздавали всем, находившимся там людям, которые возлегли на траву и ждали насыщения. Однако из последующих евангельских повествований ясно, что это чудо стало известно всем, и значит, каким-то образом его все видели, поэтому можно предположить, хотя и это только догадка, что хлебы умножались прямо в руках учеников, потому что иначе трудно было бы всем там присутствовавшим и вкушавшим хлеб узнать о совершившемся чуде.

«И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей» (Мф. 14:21). Евангелист говорит, что «ели все и насытились», – и делает примечание, что осталось еще много кусков хлеба и рыбы. Почему так получилось? Известное психологическое явление: когда человек голоден, ему представляется, что он может съесть много, когда же насытится, то видит, что пожадничал. Видимо, и тогда проголодавшиеся люди взяли столько, сколько им казалось необходимо, а когда насытились, то оказалось, что взяли много лишнего, – и это лишнее составило двенадцать коробов. Мы видим, каким изобильным было это умножение хлебов, какую оно принесло пользу: насытило пять тысяч человек, кроме женщин и детей. Как на особую подробность евангелист указывает на то, сколько ело взрослых мужчин, которые, как известно, нуждаются в гораздо большем количестве пищи, чем женщины и дети. Такими деталями: осталось двенадцать коробов, ели все и насытились, было пять тысяч мужчин, кроме женщин и детей, – подчеркивается вещественная сторона чуда. Кажется, что эти подробности не нужны (ведь и так все удивительно), но они подтверждают реальность происшедшего. И далее евангелист замечает, что «тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ» (ст. 22).

Великое, необыкновенное чудо! Приблизительно то же самое Спаситель совершил через некоторое время еще раз. Но какой же вывод сделали люди из этого чудесного, небывалого события? Неважно, будем ли мы говорить именно о первом умножении хлебов или о втором подобном чуде – суть от этого не изменится. Вот что говорит евангелист Иоанн: когда Спаситель после умножения хлебов чудесным образом перешел по воде в лодку учеников и таким образом перебрался на другой берег, то люди, насытившиеся хлебом, стали Его искать. «И, найдя Его на той стороне моря, сказали Ему: Равви! когда Ты сюда пришел? Иисус сказал им в ответ: истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились» (Ин. 6:25-26). Народ, вместо того чтобы ужаснуться этому чуду и прославить Господа – Сына Божия, явившегося в мир, начал искать Спасителя исключительно ради человеческой заботы о насыщении. Отсюда можно понять, почему Спаситель совершил это чудо всего лишь два раза: иначе люди сделали бы вывод не о том, что нужно беспрекословно верить Господу, что необходимо искать прежде всего духовного, не заботясь о телесном, а о том, что можно всячески пренебрегать повседневным трудом и обычными добрыми делами. Они пребывали бы рядом с Господом не ради бескорыстного служения истине, даже не ради спасения души, а только из желания насытиться.

К сожалению, этот мотив и в нашей душе действует, как правило, более сильно и откровенно, чем мотивы сугубо духовные. Мы ревностнее молимся Господу и искреннее прибегаем к Нему тогда, когда у нас есть какая-либо телесная нужда. Когда же речь идет о спасении души, об избавлении от тех или иных грехов, то мы, к сожалению, бываем к этому совершенно безразличны и наша ревность ослабевает. Болезни, нужда, бедность, какая-то непредвиденная скорбь – вот что заставляет нас усиленно молиться. А если мы испытываем нужду духовную: необходимость избавиться от своей греховности, насытить душу благодатью, – то молитва в нас едва действует и мы молимся, пожалуй, только по обязанности. Тогда упрек Спасителя «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса (не ради духовного. – иг. А.), но потому, что ели хлеб и насытились», – относится и к нам. Нам кажется, что мы любим Бога, но мы прибегаем к Нему с молитвой только ради того, чтобы получить удовлетворение своих земных потребностей, и забываем о Царствии Божием. Конечно, Господь, как Милосердный, и нас насыщает земными благами, подобно тому как насытил пять тысяч людей хлебом. Но нужно понимать, что такое расположение нашей души неправильно и несовершенно. Однако и сами ученики Спасителя, как говорит евангелист Матфей, не вполне осознавали, что произошло. Казалось бы, это необыкновенное чудо совершилось их руками и они были первыми свидетелями, прежде всего, величия Божия, – но и они еще не до конца могли понять то, что сделали сами, по благословению Господа. «Переправившись на другую сторону, ученики Его забыли взять хлебов. Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» (Мф. 16:5–6). Конечно, речь шла об учении фарисеев и саддукеев и об их душевном расположении, которое можно назвать лицемерием. «Они же помышляли в себе и говорили: это значит, что хлебов мы не взяли. Уразумев то, Иисус сказал им: что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли? Еще ли не понимаете или не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали? ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали?» (Мф.16:7–10). Ученики также не имели той веры, какую должны были бы приобрести, взирая на чудо насыщения хлебами нескольких тысяч человек и даже, можно сказать, сами совершая его. Они не сделали верный вывод из того, что видели, и не поняли того, что им как ближайшим ученикам Христовым, Его апостолам, в первую очередь надлежало понимать: что нужно заботиться только о небесном, духовном и совершенно забыть обо всем земном, потому что Господь, если захочет, может удовлетворить все наши земные нужды.

Чудо умножения хлебов было совершено именно в доказательство того, что Господь печется о нас, хотя бы Его попечение и не выражалось каким-то сверхъестественным образом. Мы имеем возможность вкушать от своих трудов, и это, как говорит древний мудрец Екклесиаст, есть дар Божий, потому что иногда человек, трудясь и вдаваясь в великую суету, не может вкусить от трудов своих (Еккл. 2:24; 3:13). Мы вкушаем пищу и получаем пользу от нее: эта пища превращается в нашу плоть и кровь, дает нам силы и продлевает жизнь. Это, хотя и кажется нам совершенно привычным и само собой разумеющимся, также есть великая милость Божия, постоянно совершающееся чудо, не менее великое, чем насыщение хлебами пяти тысяч человек.

Уместно здесь вспомнить заповедь Спасителя: «Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). Мы должны были бы всегда искать Царствия Божия, в каждое мгновение нашей жизни. Даже занимаясь необходимым трудом ради своих телесных нужд и нужд наших близких, мы должны помнить о Боге, чтобы и трудясь не погрешать, не нарушать заповедей, не уклоняться от евангельского пути, начертанного нам Господом Иисусом Христом.

Мы живем спустя многие века после окончания земной жизни Спасителя, когда нас вразумляет уже не Он Сам, а Евангелие и святые отцы, объясняющие нам, как правильно относиться к Господу и окружающей нас действительности. Взирая на столь давно совершившееся необыкновенное чудо умножения хлебов, мы должны понять, что обязаны заботиться прежде всего о духовном, искать именно его. Даже при стремлении удовлетворить телесные потребности для нас на первом месте должно быть духовное, а уже на втором – сами наши нужды. Этот обязательный для всякого христианина подвиг – не только для монашествующих, уединившихся и ушедших от мира – мы совершаем прежде всего непрестанной молитвой, непрестанным трезвением и хранением ума. Все мы должны следовать евангельским путем. Авва Дорофей говорит, что монашествующие отличаются от мирян только двумя обетами: нестяжания и целомудрия, – все остальное совершенно обязательно для тех и для других. Мы все обязаны исполнять Евангелие, и поэтому не думайте, что монахи должны быть ревностными, а миряне могут сделать себе послабление в отношении, допустим, заповеди о любви к ближнему или необходимости заботиться прежде всего о духовном.

Святые отцы, как мне кажется, предлагают сегодня это чтение о насыщении пяти тысяч пятью хлебами для того, чтобы успокоить нас и умиротворить. Они как бы говорят нам: «Не думайте о земном, не заботьтесь о нем чрезмерно, потому что Господь ни на одно мгновение не забывает о вас».

Люди, которые окружали Господа и ждали от Него вразумления, помощи, исцеления, относились к Нему не как к человеку, обладавшему врачебным искусством, но как к Тому, Кто совершает чудеса, низводит благодать Божию, многоразлично всем помогает. Если мы, подобно им, будем стремиться к духовному, то и Господь, пусть не явно сверхъестественным, но, тем не менее, чудесным образом о нас позаботится и не попустит нам такого труда, который вынуждал бы нас отвлекаться от единения с Ним. Ведь что означало чудо умножения хлебов? Ученики предложили Спасителю: «Пусть эти люди пойдут в окрестные селения и купят себе пищу», но Спаситель, желая на некоторое время удержать людей при Себе, чтобы они получили духовную пользу, совершил это чудо. Поэтому если мы будем искать духовной пользы, то Он позаботится и о нас, чтобы ничто не помешало нам пребывать в единении с Ним – Господом Иисусом Христом, Сыном Божиим. Аминь.

18 августа 2002 года.

vn001

Источник: Сайт Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря.

См. также: