Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Вопрос Архиерею. Ответы на вопросы за август 2016 года

На вопросы телезрителей и посетителей портала «Православие и современность» отвечает

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин

?Очень хочется получить разъяснение по поводу послушания в храме. Раньше (лет 10-15 назад) не было проблем найти помощников в трапезную или для уборки храма. Сегодня прихожане отговариваются занятостью, плохим самочувствием. Часто ссылаются на то, что они пришли молиться, а не мыть тарелки. Как достучаться до современных «молитвенников»? Новые номера «Православной веры» расходятся быстро, так как лежат в свободном доступе, бесплатно. Кто-то прочитает и расскажет другим о бескорыстном труде на благо своей души.

(Белова О.В., г. Аткарск)

— Да, действительно, меняются времена, и меняется отношение людей не только к храму, но и ко всему, в том числе и друг к другу. Оно все больше коммерциализируется. Это не всегда означает, что в эти отношения вмешиваются денежные интересы, но очень часто свидетельствует о торжестве принципа «ты — мне, я — тебе». Очень жаль, что и к Церкви многие люди относятся сегодня таким же образом. Это стало обычным даже среди тех, кто более или менее регулярно ходит в храм. Среди наших прихожан появилось много людей, которые приходят в Церковь как в магазин — с целью получить что-либо. Представьте: если Вы придете в магазин, скажем, купить хлеба, и вас попросят помочь в нем навести порядок — наверняка Вам покажется это странным, и Вы откажетесь. Подобное отношение людей к Церкви сегодня очень характерно. И вопреки расхожему мнению, виновато в этом не столько наличие «торговли в храме» — распространение свечей, иконок и т.п., сколько, повторюсь, общие изменения в обществе и в сознании людей.

Что с этим делать и как бороться? Очень важно, чтобы люди чувствовали, что храм — это их дом, чтобы они воспринимали храм как самое дорогое для них место на земле. Чтобы они понимали, что именно от них самих зависит само его существование, каким будет этот храм — будет ли он действительно достойным домом Божиим или будет напоминать запущенный сарай.

Есть еще одна сложность. На заре нашего церковного возрождения, в начале 1990-х годов, большинство храмов восстанавливалось, если не руками, то на средства самих прихожан. При этом люди объединялись, сплачивались, действительно относились к своему храму как к родному дому. Сейчас многие храмы мы строим или реставрируем на средства благотворителей. С одной стороны, очень хорошо, что есть люди, готовые жертвовать на это благое дело. Но с другой стороны, большинство прихожан остается от него в стороне — храм воздвигается без их прямого участия, и потом им очень трудно понять, что они тоже ответственны за его судьбу. Отказываться от помощи благотворителей? Тогда двух третей храмов, которые открыты сегодня, просто не было бы.

Ситуация, как мы видим, непростая, но не безнадежная. И, конечно, основную роль в воспитании правильного отношения к храму должен играть священник, настоятель храма. Он должен не только объяснять людям смысл церковной жизни, стараться объединить приход, но и первым показывать пример заботы о людях и о храме.

?Ваше Высокопреосвященство! Весьма благодарен Вам за обстоятельный ответ на мой предыдущий вопрос о «погребальной земле». В своем ответе Вы использовали ссылку на Ваше интервью газете «Православная вера» (№ 11 (288), май 2005 г.) «Нужно работать над своим сердцем», в котором также говорите многое о современной практике отпеваний, и не только. Для меня Ваши высказывания обладают авторитетом, поэтому ряд утверждений, которые я обнаружил в этом тексте, повергли меня в настоящий шок. А именно: «отпевание на дому или в морге — это, на мой взгляд, измена священником своему пастырскому долгу (кроме тех, достаточно редких случаев, когда это обусловлено решительной необходимостью). Ведь зачастую отпевания совершаются на коммерческих условиях через похоронные бюро и агентства... Здесь тебе и гроб, и венчик, и священник, входящий в набор услуг. И если духовенство участвует в этом надругательстве над святым — это позор и предательство своего служения. За это обязательно придется отвечать перед Богом, потому что священник, который так поступает, нарушает присягу, данную во время рукоположения. А, кроме того, он развращает людей, которые считают себя православными христианами. Вместо того, чтобы дать им четкие понятия о вере, о Церкви, о смысле священнического служения, что здесь происходит? Вместо хлеба людям кладут в руку камень».

Три месяца назад я стал настоятелем небольшого городского храма. 95%(!) отпеваний совершаются в нашем храме от похоронных агентств. Причем примерно четыре из пяти совершаются на улице (перед домом усопшего), в доме или в «похоронном зале» агентства. Насколько я знаю, как правило, сами родственники по неведомым для меня причинам предпочитают стоять почти час на виду у соседей и прохожих, на ветру, мерзнуть, слушая лай собак, шум машин, крики и смех играющих на площадке детей, музыку из окна соседей, но все же не нести гроб в храм. Уговоры и объяснения приносят плоды – еще лет 5 назад отпевание в храме в нашем городе было экзотической редкостью. Но переломить ситуацию в головах пока не удается.

Практика сотрудничества с агентствами характерна для всей нашей епархии, и в ней видны, кажется, даже плюсы – священник только отпевает и говорит проповедь, а всю остальную работу делают агентства.

Отпевания я изо всех сил стараюсь совершать одинаково – как в храме, так и где-либо еще. Даже стараюсь по возможности брать с собой певчих для более благолепного служения.

Отпевания представляют из себя серьезную статью дохода нашего небогатого храма. Для примера – недавно я подсчитал, что, только за счет отпеваний мы можем примерно за год собрать сумму на фундамент для нового храма (сейчас мы служим в приспособленном помещении).

Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыка! Прошу Вас – объясните мне, почему Вы настолько против отпеваний вне храма, что даже называете это, по сути, предательством священнического долга?

(Иерей Алексей)

— Уважаемый отец Алексей! То, как Вы совершаете отпевание, о чем Вы пишете в своем письме, у меня не вызывает никакого отторжения. И то, что Вы делаете, став настоятелем в той ситуации, которая сложилась до Вас и независимо от Вашего к ней отношения, Вы делаете правильно.

Когда я говорил, что меня возмущает деятельность похоронных агентств и отпевание вне храма, я имел в виду ту практику, которую наблюдал в начале своего архиерейского служения и с которой, к сожалению, нередко приходится сталкиваться и по сей день, преимущественно в больших городах. Когда отпевания, совершаемые через похоронные агентства, превращаются просто в личный приработок для священника, и отпевание превращается в нечто, не имеющее никакого отношения к церковной жизни. Как это происходит чаще всего? Есть похоронные агентства, работающие по определенному прейскуранту. В этом прейскуранте, вместе со всякого рода церковными принадлежностями, которые, в общем-то, эти люди не имеют права распространять, вписаны также отпевание и сорокоуст. За отпевание берутся деньги с родственников усопшего. Небольшая часть из них выдается в руки священнику, а остальное идет не на храм, а этому похоронному бюро. И священник, с которым это бюро «сотрудничает», может быть запрещенным в священнослужении, а может быть и вообще просто ряженым, но никого это не волнует. Деньги с «клиента» за отпевание взяты, венчик положен, «земля» из соседней песочницы взята, а отпевания может быть и вообще никто не совершал. В число услуг подобных ритуальных контор входит еще и сорокоуст, за который тоже берутся деньги — и никто не знает, доходят ли эти сорокоусты до какого-нибудь храма, поминает ли кто-то этих покойников?

И когда священники участвуют в этом, то есть придают этому беззаконию видимость законности — вот эту ситуацию я и назвал нарушением присяги.

Почему еще я против этого. Само по себе существование ритуальных агентств оправданно: это нормально, когда они берут на себя хлопоты, действительно очень сложные для родственников в этой ситуации. Если только при этом, пользуясь печальным положением этих несчастных родственников, их не обдирают как липку. Вы пишете, что родственники по непонятным причинам не хотят везти гроб в храм. Но это как раз можно понять. Дело в том, что за то, чтобы доставить и занести гроб в храм, похоронное агентство требует с них столько денег, сколько у них просто нет. Фактически именно вот эти похоронные агентства силой отучили людей от того, чтобы покойника для отпевания приносили в храм. Им это не выгодно. Если это большой город, им надо ехать в церковь, зачастую через пробки, надо там стоять и ждать, пока совершится отпевание, потом ехать на кладбище. А у них еще несколько заказов… И когда священники с этим соглашаются, не протестуют против творящегося беззакония, когда ради денег, которые они положат себе в карман, они закрывают глаза на вопиющее нарушение и канонов, и церковных правил, да и просто элементарной человеческой порядочности, — это, конечно же, нарушение священнической присяги.

То, что Вы стараетесь, чтобы отпевания совершались в храмах — очень хорошо. Может быть, когда-нибудь эту единственно правильную практику мы вернем в нашу жизнь.

А Вам я желаю от всей души помощи Божией в строительстве храма, и желаю на протяжении всех лет Вашего служения всегда сохранять такое, как сейчас, правильное устроение и неравнодушное отношение к своим священническим обязанностям.

?Здравствуйте, уважаемый Владыка! Меня унижают и оскорбляют самыми низшими словами, но от этого у меня наоборот идет какое-то высокомерие. Я молчу на оскорбления, но внутри еще больше себя уважаю и от этого сама себя хвалю. Как с этим быть?

(Дарья)

— Уважаемая Дарья! Очень плохо, что кто-то Вас обижает. К сожалению, такое бывает в жизни человека. Но если мы стараемся быть христианами, никакого высокомерия ни в коем случае у нас не должно быть. Терпеть — надо, молчать — надо, учиться смиряться, можно пропускать оскорбительные слова мимо ушей, но вот саму себя хвалить не надо, это неправильно. С этими чувствами в себе надо бороться.

?После поездки в Оптину пустынь нам подарили «икону» трех новомучеников: иеромонаха Василия, иноков Трофима и Ферапонта. Однако они еще не канонизированы. Как относиться к таким «иконам»?

(Николай)

— Уважаемый Николай! Иеромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт действительно пострадали за Христа, и многие люди почитают их память. Но поскольку они пока не канонизированы Церковью, то никаких икон быть не должно. Портреты, в том числе в иконописном стиле, — пожалуйста, фотографии — пожалуйста. Относиться к ним нужно с благоговением, просто почитая память этих людей. Но икон нет и пока быть не может.

?Добрый день, уважаемый Митрополит! Меня зовут Наталья, живу в Германии. Моя знакомая является свидетелем Иеговы, и всячески склоняет меня к этому. Она ловко очень пользуется Библией, ссылаясь то на одни стихи, то на другие. Я крещенная в Православной Церкви. Как мне ей ответить, что свидетели Иеговы являются сектой?

— Уважаемая Наталья! Я мог бы Вам порекомендовать ряд материалов, в том числе размещенных на нашем епархиальном сайте, об организации, которая называет себя «Свидетелями Иеговы». Деятельность этой секты запрещена уже в целом ряде стран.

Однако, я думаю, что этого недостаточно. Очень обидно, что сектанты изучают Священное Писание (хотя толкуют его совершенно превратно), что они собираются вместе и активно проповедуют свое учение. В то же время многие люди, называющие себя православными христианами, никак не участвуют в церковной жизни и не знают своей веры. Что касается ловкого использования Библии Вашей знакомой, о котором Вы говорите – это родовой признак всякого сектантства. Они приучены буквально к жонглированию выдранными из контекста цитатами, которые заучивают по специально составленным пособиям. Для того, чтобы им противостоять, нужно знать Священное Писание не хуже, а лучше чем они.

Вы сможете быть убедительной в разговоре со своей подругой только в том случае, если сами станете сознательной христианкой. В Германии очень много православных приходов. Обычно после Литургии в воскресные и праздничные дни там проводятся встречи прихожан и беседы со священником. Их контакты Вы сможете найти на официальном сайте Берлинско-Германской епархии Русской Православной Церкви.

vn001

Источник: Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии.

См. также: