Беседы о главном

Сегодня:

19 ноября 2017 г.
( 6 ноября ст.ст.)
воскресенье.

Варлаам Хутынский.

Неделя 24-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Поста нет.

Свт. Павла исп., патриарха Константинопольского (350). Прп. Варлаама Хутынского (1192). Мцц. Текусы, Александры, Полактии, Клавдии, Евфросинии, Афанасии и Матроны (III). Прп. Луки Тавроменийского (800-820). Прп. Луки , эконома Печерского (XIII). Свт. Германа , архиеп. Казанского (1567). Прп. Варлаама Керетского (XVI). Сщмч. Никиты, еп. Орехово-Зуевского, Анатолия, Арсения, Николая, Николая, Константина пресвитеров., прмчч. Варлаама и Гавриила, Гавриила, прмцц. Нины и Серафимы (1937). Сщмч. Василия пресвитера (1938).


Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

«Отдай сердце твоё Мне»

10.07.2010 10:53

В чём соль христианства? Кто такие святые, чем они отличаются от простых людей и как нам, чадам XXI века, достичь святости, размышляет благочинный Красносельского благочиния, настоятель храма Прмч. Андрея Критского протоиерей Валерий ШВЕЦОВ (С-Пб епархия).

 

Соль христианства в том, чтобы сердце каждого человека стало алтарём Господним и упокоилась в нём благодать Духа Святаго. Но часто случается, что, придя в церковь, мы быстро осваиваемся, научаемся, как надо себя вести, перенимаем православные обычаи, обряды и Таинства, каемся в совершённых грехах, однако забываем, что это только начало. А дальше надо серьёзно потрудиться над собственным сердцем, возделывая его покаянием. Когда же нам говорят, что в этом идеал христианской жизни, — мы пожимаем плечами, думая, что только святые могли так жить, ибо Господь дал им особую благодать достигнуть святости, и всё это не для нас... Но поймите: святые были такими же людьми, как и мы. Их от нас отличает только то, что они возжелали войти в глубину общения с Богом, возжелали отдать своё сердце Всевышнему. Ведь ещё в Ветхом Завете Господь сказал: «Сын мой! Отдай сердце твоё Мне» (Притч. 23,26). А если святые теряли благодать, — теряли радость общения с Богом, они слёзно каялись.

Почитайте дневники св. Иоанна Кронштадтского. Мы видим, что он имел такую же природу, как и мы, — немощную и удобопреклонную ко греху. Да, в нём возрастал новый человек, но и ветхая природа оставалась такой же, как у нас. Вот батюшка пишет, что как-то кухарка плохо приготовила завтрак (у него был больной желудок), он рассердился и даже поднял руку, чтобы ударить её, но опомнился. Он почувствовал, что теряет благодать, мир и душевный покой, ниспадает из состояния любви — из рая — в ад. Сердце его сжалось, похолодело, он понял, что если не остановится, не покается и не будет прощён, то погрузится в состояние духовной смерти. И батюшка ищет такой глубины покаяния, чтобы получить прощение, чтобы сердце его снова открылось Богу. Ещё случаи. Однажды батюшка уединился в саду на полчаса — свободного времени так мало! — но тут пришли деревенские бабы, стали отвлекать его глупыми вопросами. О. Иоанн досадует, но спохватывается и кается. Или едет он в карете, задумавшись о чём-то серьёзном, а следом бегут дети и клянчат у него монетки. Он рассеивается мыслью и гневается на детей, но тут же осознаёт, что согрешает. И снова долгая молитва и искреннее раскаяние. Так было до конца его жизни, как и у каждого из нас.

Святость — это не есть что-то особое, это обычная жизнь. Нам это трудно понять, ибо святость была нормой раньше, у первых христиан, а грех — исключением. Ныне, наоборот, грех стал нормой, а святость — исключением. Тем не менее святые ничем не отличаются от нас, просто они полны решимости жить с Богом и стяжать благодать, а при потере оной обязательно возвращать её покаянием. Так св. Мария Египетская, осознав ужас своей распутной жизни, бежала от соблазнов в пустыню, чтобы никто к ней не мог прийти с льстивыми уговорами и дабы самой не поддаться искушению вернуться к греховной жизни. А как поступал киево-печерский подвижник св. Иоанн Многострадальный? Чувствуя, что ослабевает в борьбе со страстями, ужесточил свой подвиг, закопал сам себя по пояс в землю и пребывал в этом состоянии около 25 лет.

Как редко достигают чистоты сердечной даже св.подвижники, показывают слова прп. Пимена Великого: «Многие из отцов наших были сильны в подвигах; но сильных по чистоте помыслов — один или два». Высочайший и недостижимый образец чистоты сердца на земле — Иисус Христос. А среди людей одна Пресвятая Богородица более всех приблизилась к совершенной чистоте сердца. Но и мы должны стремиться к этому идеалу.

Что для этого нужно? Отрешиться от всего земного. Вспомните, как ко Христу подошёл юноша, соблюдавший заповеди, и спросил, что делать ему, чтобы иметь жизнь вечную. Иисус ответил: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твоё, и раздай нищим... и приходи, и следуй за Мною». Услышав это, юноша опечалился, потому что был очень богат (Мф. 19,16-22). Человеку трудно отказаться от всего и последовать за Христом, но христианин должен оторвать своё сердце от всего житейского, чтобы там пребывал Бог. В этом и есть смысл нашей жизни — сохранять нашу связь со Христом. Всё остальное Господь берёт на себя — что нам пить и есть, во что одеться. Сказано: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Мф. 6,33). Мы же извращаем истину Божьих слов и ищем счастья земного, а считаем, что приложится Царство Божие. Но если будем искать Царства Божия, то все проблемы Господь возьмёт на Себя, разрешит все житейские трудности. А коли сами возжелаем их решать, Отец Небесный даёт нам полную волю: «Хорошо, Я отойду. Но если позовёшь Меня, Я приду и помогу тебе устроить твою жизнь так, чтобы ничто тебе не мешало быть со Мной». Когда же человек поймёт, что его счастье в жизни с Богом?

Архимандрит Иоанн Крестьянкин, насельник Псково-Печерского монастыря, почивший в 2006 году, говорит, что мы приходим к Богу и просим — Господь даёт, мы уходим, тратим, что получили, как блудные дети, возвращаемся и опять просим. Господь снова даёт, мы снова тратим. И так без конца. Будто не понимаем, что счастливы можем быть, только когда возжаждем быть с Ним и никогда с Ним не разлучаться. А Бог, как родитель, всё даст, ибо ни в чём не имеет недостатка. Но мы продолжаем создавать толчею возле Бога. Зачем? Ведь «знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6,8). А нам надо помнить о главном нашем христианском делании — о восхождении «еже по подобию», т. е. об уподоблении Богу, обожении. Один из 70-ти апостолов, св. Карп, был епископом в македонском городе Берии. Много язычников обратил он в веру Христову, а если христиане соблазнялись вновь в идолопоклонство, Карп молился о погибели и соблазнителя, и соблазнившегося. И было ему однажды видение: на краю адской пропасти стояли совращённый в язычество христианин и его совратитель. Но явился Сам Христос и милостиво подал им руку. Карпу же сказал: «Подражай Мне, и не желай смерти грешника, но желай, чтобы он обратился и жив был».

Да, мы имеем природу, удобопреклонную ко греху, сердца наши нечисты, жизнь порочна, но мы можем и должны идти тернистым путём в Царство Божие. Ведь даже великие грешники становились святыми. В наше время ничего в этом плане не изменилось. Да, иными стали условия жизни, зло умножилось, но благодать-то та же осталась! Умножается в мире зло — умножается и благодать.

Записала Варвара АКИМОВА,
газета «Православный Санкт-Петербург»