Сегодня:

22 ноября 2017 г.
( 9 ноября ст.ст.)
среда.

Нектарий Эгинский.

Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Мчч. Онисифора и Порфирия (ок. 284-305). Прп. Матроны (ок. 492). Прп. Феоктисты (881). Мч. Александра Солунского (IV). Мч. Антония (V). Прп. Иоанна Колова (V). Прпп. Евстолии (610) и Сосипатры (ок. 625). Прп. Онисифора Печерского (1148). Свт. Нектария , митр. Пентапольского, Эгинского чудотворца (1920). Сщмчч. Парфения, еп. Ананьевского, Константина, Димитрия, Нестора, Феодора, Константина, Виктора, Илии, Павла пресвитеров, Иосифа диакона и прмч. Алексия (1937). Иконы Божией Матери, именуемой "Скоропослушница" (X).


Утр. - Лк., 4 зач., I, 39-49, 56. Лит. - 2 Сол., 275 зач., II, 1-12. Лк., 69 зач., XII, 48-59. Богородицы: Флп., 240 зач., II, 5-11. Лк., 54 зач., X, 38-42; XI, 27-28.

Цитата дня

Кого мир обманул? Кто к нему привязался.

А кого Бог спас? Кто на Него полагался.

Архим. Кирилл (Павлов).

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Сегодня происходит расчеловечение человека

20.10.2010 00:00

Беседа с митрополитом Черногорским и Приморским Амфилохием

 

На клиросе

Митрополит Черногорский и Примор­ский, Зетско-Брдский и Скендерий­ский Амфилохий, прибывший в Россию на тор­жества, посвященные 15-летию Между­народного фонда единства право­славных народов, ответил на вопросы заместителя главного редактора портала «Право­славие и мир» Марии Сеньчуковой.

 

— Владыка, Вы только что приехали из Сербии, братской для нас страны. Скажите несколько слов о сегодняшней жизни Сербской Церкви.

— Как и в России после коммунизма, у нас, слава Богу, возобновляется духовная жизнь. Территория бывшей Югославии: Сербия, Черногория, Македония (здесь, правда, есть определенные юрисдикционные трудности), Босния и Герцеговина, Хорватия — является канонической территорией Сербской Церкви.

У нас и до этого, в 80-х годах, началось большое духовное движение и большой духовный подъем под влиянием трудов ныне прославленного святого преподобного Иустина (Поповича) и святого Николая (Велимировича).

 

— Мы в России его очень почитаем.

— Да, владыка Николай между двумя войнами много сделал для русских. Ну а теперь его роль растет все больше и больше.

Возобновляются новые епархии. Например, в Черногории была только Черногорская и Приморская митрополия. А теперь у нас возобновлена епархия Будимльская, есть новые епархии в Боснии и Герцеговине.

Теперь у нас стало больше образованных священников. Наши семинарии, слава Богу, работают хорошо. У Сербской Церкви есть три богословских факультета: один в Белграде, другой в Фоче (Босния), а третий — в Америке.

Возобновлены многие монастыри, приходская жизнь. Кроме того, печатается много книг, появляются новые церковные журналы. Есть несколько православных радиостанций. К сожалению, пока нет своего телеканала, но попытки его открыть уже предпринимаются, есть надежда, что они увенчаются успехом в близком будущем.

Во всем этом есть заслуга нашего Патриарха — блаженной памяти Павла. Он был человеком очень глубокой духовной жизни. И, конечно, его личность сыграла очень важную роль сначала для Косово и Метохии, где он был епископом 34 года, а потом и в качестве Патриарха.

Нужно выполнить еще очень большую работу в области живой церковной миссии, сотрудничества с другими Православными Церквами — все это было бы для нас очень полезно.

Вот в мае состоялось прославление старца Симеона Дайбабского. Старец Симеон учился в Киевской духовной академии. Сначала он учился, потом жил как пустынник — чудом Божиим он открыл древний пещерный монастырь в Подгорице. Он упокоился в 1940-х годах. И теперь к нему приходят поклониться многие люди, совершаются чудеса.

Тогда же был прославлен наш знаменитый богослов, преподобный Иустин Попович, духовный отец и писатель. Он написал 12 томов житий святых. Его «Догматика», «Толкование Священного Писания» — это 30 больших томов. Все это публикуется.

На нас благотворное влияние оказывает преподобный Иустин через его богословие, его книги, а также святой владыка Николай, тоже прославленный несколько лет тому назад.

Как и у вас в России, идет прославление новомучеников. Во время Второй мировой войны у нас многие епископы, священники и миряне пострадали за Христа. Да и после войны — например, епископ Варнава (Настич), который провел много лет в тюрьме и упокоился в 1964 году. Кажется, его отравили. Поэтому мы почитаем его как исповедника, священномученика. Он был не правящим, а викарным архиереем, но мог сказать глубокое, веское слово, которое, как и его жизнь и его страдания, свидетельствовало о Христе.

Новомученики — это сила Божия. Так всегда было. Так же обстоит дело и в России. Как сказал древний писатель Тертуллиан: «Кровь мучеников — это семя Церкви».

 

— Раз зашла речь о мученичестве — как Вы считаете, насколько современный мир агрессивен по отношению к Церкви Христовой?

— Во все времена были свои искушения. С одной стороны совершается дело Божие, сам Господь совершает Свое дело на земле; а с другой стороны совершается зло, сатанинская сила совершает свое сатанинское дело. Так всегда было.

Зло меняет внешнюю оболочку, а внутри остается тем же. Как мы знаем, славянские православные народы особенно пострадали от безбожия в ХХ столетии. Была надежда, что после этого будет восстановление всех областей жизни, но, к сожалению, сегодня можно наблюдать брак между семенем коммунизма, потомком этого безбожного духа, нравственной пустотой, которая является его последствием, и, с другой стороны, семенем гедонистической западной цивилизации. Этот «брак» ужаснее, чем коммунизм и гитлеризм. Сегодня происходит расчеловечение человека, потому что этот новый дух развращает глубины человеческой жизни и человеческой и Божественной нравственности. И это гораздо ужаснее, чем то, что было раньше.

А с другой стороны, ничто не меняется, и Господь сегодня присутствует, и Церковь свидетельствует — как всегда.

 

— Всего несколько дней назад в Белграде состоялся гей-парад. В Москве тоже регулярно активисты этого образа жизни требуют соблюдения их «права» на проведение подобных мероприятий. Что Вы можете сказать по этому поводу?

— Что ж, вот он — плод этого нового духа современной евро-американской культуры. Это уничтожение христианской нравственности. Для этого духа все равно, все одинаково: зло и добро, любовь и ненависть, Бог и дьявол — все для него имеет равные права. Это дух содомский, сатанинский, развращающий человека, саму созданную Богом природу человеческую.

Шафаревич, анализируя внутренние истоки социализма в своей книге «Социализм как историческое явление», приходит к выводу, что в корне его — стремление к уничтожению. Я думаю, что сегодня через явления такого вида, как гей-парад, проявляется какая-то жажда самоубийства, стремление к саморазрушению человека, к смерти. Потому что здесь уничтожается любовь, самая святая сфера человеческого бытия, закон которой — рождать, давать новую жизнь. Здесь она становится, как у нас говорят, яловой, бесплодной — она не рождает, а уничтожает.

Помните, как символичен конец Содома и Гоморры? На этом месте находится Мертвое море. Это — плод такого образа жизни.

 

— Кроме мира секулярного, безбожного, на Церковь наступает мир фанатичный. Расскажите, какова сейчас ситуация в Косово? Насколько тяжел там религиозный конфликт?

— Сейчас там больше ощущается конфликт национальный. Но в его глубинах лежит религиозное столкновение, так как большинство косовских албанцев происходит от бывших христиан. В большинстве своем это были православные сербы. Но изменение веры изменило и национальное самосознание. И такая жестокая ненависть, которую можно наблюдать в Косово, связана как раз в том, что этот народ хочет уничтожить свою память, свои корни, которые до сих пор где-то в глубинах присутствуют.

У нас есть такая поговорка: «Кто вырвал око твое? Брат. Потому и язва такая глубокая». Когда братья ненавидят друг друга — это самая ужасная ненависть, ненависть, порождающая безумие. Так вот и случилось, к сожалению, в Косово.

Конечно, косовские албанцы ничего бы не могли сделать без поддержки Соединенных Штатов и пакта НАТО. США имеют свои геополитические интересы: через Косово прокладывается дорога на Украину, Россию и через Сибирь на Восток. Косово всегда было геополитически важной точкой: через него проходили такие дороги с Востока на Запад и с Запада на Восток. Символично, что сегодня, как и в XIV столетии, именно тут, в Косово, решается судьба мира.

Тяжело, что в Косово уничтожены многие храмы. Сотни тысяч людей изгнаны и лишены возможности вернуться. Особенно это касается больших городов, например, Приштины. В Приштине было почти сто тысяч сербов — сейчас их осталось всего 60-70 человек, а город вырос в три раза, туда приезжают из Албании, из деревень.

Вот уже 10 лет идет оккупация. Албанцам помогают американцы и европейцы, а сербский народ находится на новом распятии.

Кстати, у нас до Рождества должна выйти книга — «Новое косовское распятие». И уже раньше вышли две книги на тему косовской трагедии: «Крест Христов и новый косовский завет» и «Косово — глава царя Лазаря».

 

— Владыка, сегодня люди теряют веру и уходят из Церкви. Почему?

— Причина — в омирвщлении жизни, которое становится все глубже и глубже. Все это является последствием того же безбожия, того же разорения нравственности. Торжествует идеология «плотоядной жажды», по меткому выражению Достоевского, когда ценность приобретает тело — плоть, и только тело, земля и только земля. Другого мира нет, этот мир существует для человека, и нужно использовать эту короткую жизнь.

Опыт Церкви подсказывает нам, что наш огромный христианский долг — сохранить свою душу, что и будет подлинным свидетельством о Христе.

В конце концов, в словах Христа не так много оптимизма: «Когда придет Сын Человеческий, найдет ли веру на земле? Но не бойся, малое стадо». Помните, в книге Бытия, фараон видел сон: семь коров тучных и семь тощих, и тощие пожрали тучных. Так и в нашей жизни и в нашей вере. Наши тощие коровы пожирают тучных…

И все-таки, Господь не говорит, что веры не будет, Он спрашивает: найдет ли? Он знал, что говорил. Значит, чья-то вера останется.

 

— Но часто мы сами отталкиваем людей от Церкви. Что можно сказать человеку, который не нашел среди христиан любви, хотя именно по взаимной любви нас должны узнавать как учеников Христовых?

— Что ему можно сказать? Можно лишь помолиться Богу, чтобы он не соблазнился нашими слабостями. Чтобы ему открылось, что мы — не мера глубины церковной жизни. Церковь глубже нас, сегодняшних христиан. Человек должен смотреть на Христа и его святых. Всегда есть подлинные христиане и среди наших современников. Как писал Нил Сорский? «Я никто, я только бедный грешный человек. Не берите с меня пример, читайте и учитесь у святых отцов. Я в болоте нахожусь».

Христианину очень важно понимать, что мерой Церкви является не он. Пребывают Христос и святые — подлинные носители церковной жизни. Так всегда было и есть.

 

— Владыка, что самое главное в жизни христианина?

— Во-первых, надо все больше и больше утверждаться в вере. По слову апостола Павла, все, что вне веры — грех. Вне пути веры человек идет беспутьем греха. Вера — это стержень нашей жизни.

И с другой стороны, вера должна стать частью нашей повседневной жизни. Она должна осуществляться и в нас, и вокруг нас.

Вера развивается через смирение, через дух покаяния, через сознание своего недостоинства — что бы мы ни сделали, надо смиряться. Самое опасное для христианина — самонадеянность. А в нас часто бывает очень силен этот дух фарисейства, а духа смирения нет.

И самое главное — вера в милость Божью. «Милость Твоя поженет мя во вси дни живота моего», — Господи, как это глубоко! Это самое важное.

 

«Православие и мир»