Сегодня:

25 мая 2018 г.
( 12 мая ст.ст.)
пятница.

Святитель Ермоген, патриарх Московский.

Седмица 7-я по Пасхе.
Глас 6.

Разрешается рыба.

Отдание праздника Вознесения Господня. Свт. Епифания , еп. Кипрского (403). Свт. Германа , патриарха Константинопольского (740). Прославление сщмч. Ермогена , патриарха Московского и всея России, чудотворца (1913). Свтт. Савина, архиеп. Кипрского (V) и прочих свтт. Кипрских. Свт. Полувия, еп. Ринокирского (V). Мч. Иоанна Валаха (1662) (Рум.). Прп. Дионисия Радонежского (1633). Второе обретение мощей прав. Симеона Верхотурского (1992). Сщмч. Петра, пресвитера (1937). Мц. Евдокии (после 1937).


Цитата дня

Мир, как детей, обма­ны­ва­ет нас, настоящие ценности выменивает на погремушки.

Протоиерей Иоанн Гончаров.

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Сегодня происходит расчеловечение человека

20.10.2010 00:00

Беседа с митрополитом Черногорским и Приморским Амфилохием

 

На клиросе

Митрополит Черногорский и Примор­ский, Зетско-Брдский и Скендерий­ский Амфилохий, прибывший в Россию на тор­жества, посвященные 15-летию Между­народного фонда единства право­славных народов, ответил на вопросы заместителя главного редактора портала «Право­славие и мир» Марии Сеньчуковой.

 

— Владыка, Вы только что приехали из Сербии, братской для нас страны. Скажите несколько слов о сегодняшней жизни Сербской Церкви.

— Как и в России после коммунизма, у нас, слава Богу, возобновляется духовная жизнь. Территория бывшей Югославии: Сербия, Черногория, Македония (здесь, правда, есть определенные юрисдикционные трудности), Босния и Герцеговина, Хорватия — является канонической территорией Сербской Церкви.

У нас и до этого, в 80-х годах, началось большое духовное движение и большой духовный подъем под влиянием трудов ныне прославленного святого преподобного Иустина (Поповича) и святого Николая (Велимировича).

 

— Мы в России его очень почитаем.

— Да, владыка Николай между двумя войнами много сделал для русских. Ну а теперь его роль растет все больше и больше.

Возобновляются новые епархии. Например, в Черногории была только Черногорская и Приморская митрополия. А теперь у нас возобновлена епархия Будимльская, есть новые епархии в Боснии и Герцеговине.

Теперь у нас стало больше образованных священников. Наши семинарии, слава Богу, работают хорошо. У Сербской Церкви есть три богословских факультета: один в Белграде, другой в Фоче (Босния), а третий — в Америке.

Возобновлены многие монастыри, приходская жизнь. Кроме того, печатается много книг, появляются новые церковные журналы. Есть несколько православных радиостанций. К сожалению, пока нет своего телеканала, но попытки его открыть уже предпринимаются, есть надежда, что они увенчаются успехом в близком будущем.

Во всем этом есть заслуга нашего Патриарха — блаженной памяти Павла. Он был человеком очень глубокой духовной жизни. И, конечно, его личность сыграла очень важную роль сначала для Косово и Метохии, где он был епископом 34 года, а потом и в качестве Патриарха.

Нужно выполнить еще очень большую работу в области живой церковной миссии, сотрудничества с другими Православными Церквами — все это было бы для нас очень полезно.

Вот в мае состоялось прославление старца Симеона Дайбабского. Старец Симеон учился в Киевской духовной академии. Сначала он учился, потом жил как пустынник — чудом Божиим он открыл древний пещерный монастырь в Подгорице. Он упокоился в 1940-х годах. И теперь к нему приходят поклониться многие люди, совершаются чудеса.

Тогда же был прославлен наш знаменитый богослов, преподобный Иустин Попович, духовный отец и писатель. Он написал 12 томов житий святых. Его «Догматика», «Толкование Священного Писания» — это 30 больших томов. Все это публикуется.

На нас благотворное влияние оказывает преподобный Иустин через его богословие, его книги, а также святой владыка Николай, тоже прославленный несколько лет тому назад.

Как и у вас в России, идет прославление новомучеников. Во время Второй мировой войны у нас многие епископы, священники и миряне пострадали за Христа. Да и после войны — например, епископ Варнава (Настич), который провел много лет в тюрьме и упокоился в 1964 году. Кажется, его отравили. Поэтому мы почитаем его как исповедника, священномученика. Он был не правящим, а викарным архиереем, но мог сказать глубокое, веское слово, которое, как и его жизнь и его страдания, свидетельствовало о Христе.

Новомученики — это сила Божия. Так всегда было. Так же обстоит дело и в России. Как сказал древний писатель Тертуллиан: «Кровь мучеников — это семя Церкви».

 

— Раз зашла речь о мученичестве — как Вы считаете, насколько современный мир агрессивен по отношению к Церкви Христовой?

— Во все времена были свои искушения. С одной стороны совершается дело Божие, сам Господь совершает Свое дело на земле; а с другой стороны совершается зло, сатанинская сила совершает свое сатанинское дело. Так всегда было.

Зло меняет внешнюю оболочку, а внутри остается тем же. Как мы знаем, славянские православные народы особенно пострадали от безбожия в ХХ столетии. Была надежда, что после этого будет восстановление всех областей жизни, но, к сожалению, сегодня можно наблюдать брак между семенем коммунизма, потомком этого безбожного духа, нравственной пустотой, которая является его последствием, и, с другой стороны, семенем гедонистической западной цивилизации. Этот «брак» ужаснее, чем коммунизм и гитлеризм. Сегодня происходит расчеловечение человека, потому что этот новый дух развращает глубины человеческой жизни и человеческой и Божественной нравственности. И это гораздо ужаснее, чем то, что было раньше.

А с другой стороны, ничто не меняется, и Господь сегодня присутствует, и Церковь свидетельствует — как всегда.

 

— Всего несколько дней назад в Белграде состоялся гей-парад. В Москве тоже регулярно активисты этого образа жизни требуют соблюдения их «права» на проведение подобных мероприятий. Что Вы можете сказать по этому поводу?

— Что ж, вот он — плод этого нового духа современной евро-американской культуры. Это уничтожение христианской нравственности. Для этого духа все равно, все одинаково: зло и добро, любовь и ненависть, Бог и дьявол — все для него имеет равные права. Это дух содомский, сатанинский, развращающий человека, саму созданную Богом природу человеческую.

Шафаревич, анализируя внутренние истоки социализма в своей книге «Социализм как историческое явление», приходит к выводу, что в корне его — стремление к уничтожению. Я думаю, что сегодня через явления такого вида, как гей-парад, проявляется какая-то жажда самоубийства, стремление к саморазрушению человека, к смерти. Потому что здесь уничтожается любовь, самая святая сфера человеческого бытия, закон которой — рождать, давать новую жизнь. Здесь она становится, как у нас говорят, яловой, бесплодной — она не рождает, а уничтожает.

Помните, как символичен конец Содома и Гоморры? На этом месте находится Мертвое море. Это — плод такого образа жизни.

 

— Кроме мира секулярного, безбожного, на Церковь наступает мир фанатичный. Расскажите, какова сейчас ситуация в Косово? Насколько тяжел там религиозный конфликт?

— Сейчас там больше ощущается конфликт национальный. Но в его глубинах лежит религиозное столкновение, так как большинство косовских албанцев происходит от бывших христиан. В большинстве своем это были православные сербы. Но изменение веры изменило и национальное самосознание. И такая жестокая ненависть, которую можно наблюдать в Косово, связана как раз в том, что этот народ хочет уничтожить свою память, свои корни, которые до сих пор где-то в глубинах присутствуют.

У нас есть такая поговорка: «Кто вырвал око твое? Брат. Потому и язва такая глубокая». Когда братья ненавидят друг друга — это самая ужасная ненависть, ненависть, порождающая безумие. Так вот и случилось, к сожалению, в Косово.

Конечно, косовские албанцы ничего бы не могли сделать без поддержки Соединенных Штатов и пакта НАТО. США имеют свои геополитические интересы: через Косово прокладывается дорога на Украину, Россию и через Сибирь на Восток. Косово всегда было геополитически важной точкой: через него проходили такие дороги с Востока на Запад и с Запада на Восток. Символично, что сегодня, как и в XIV столетии, именно тут, в Косово, решается судьба мира.

Тяжело, что в Косово уничтожены многие храмы. Сотни тысяч людей изгнаны и лишены возможности вернуться. Особенно это касается больших городов, например, Приштины. В Приштине было почти сто тысяч сербов — сейчас их осталось всего 60-70 человек, а город вырос в три раза, туда приезжают из Албании, из деревень.

Вот уже 10 лет идет оккупация. Албанцам помогают американцы и европейцы, а сербский народ находится на новом распятии.

Кстати, у нас до Рождества должна выйти книга — «Новое косовское распятие». И уже раньше вышли две книги на тему косовской трагедии: «Крест Христов и новый косовский завет» и «Косово — глава царя Лазаря».

 

— Владыка, сегодня люди теряют веру и уходят из Церкви. Почему?

— Причина — в омирвщлении жизни, которое становится все глубже и глубже. Все это является последствием того же безбожия, того же разорения нравственности. Торжествует идеология «плотоядной жажды», по меткому выражению Достоевского, когда ценность приобретает тело — плоть, и только тело, земля и только земля. Другого мира нет, этот мир существует для человека, и нужно использовать эту короткую жизнь.

Опыт Церкви подсказывает нам, что наш огромный христианский долг — сохранить свою душу, что и будет подлинным свидетельством о Христе.

В конце концов, в словах Христа не так много оптимизма: «Когда придет Сын Человеческий, найдет ли веру на земле? Но не бойся, малое стадо». Помните, в книге Бытия, фараон видел сон: семь коров тучных и семь тощих, и тощие пожрали тучных. Так и в нашей жизни и в нашей вере. Наши тощие коровы пожирают тучных…

И все-таки, Господь не говорит, что веры не будет, Он спрашивает: найдет ли? Он знал, что говорил. Значит, чья-то вера останется.

 

— Но часто мы сами отталкиваем людей от Церкви. Что можно сказать человеку, который не нашел среди христиан любви, хотя именно по взаимной любви нас должны узнавать как учеников Христовых?

— Что ему можно сказать? Можно лишь помолиться Богу, чтобы он не соблазнился нашими слабостями. Чтобы ему открылось, что мы — не мера глубины церковной жизни. Церковь глубже нас, сегодняшних христиан. Человек должен смотреть на Христа и его святых. Всегда есть подлинные христиане и среди наших современников. Как писал Нил Сорский? «Я никто, я только бедный грешный человек. Не берите с меня пример, читайте и учитесь у святых отцов. Я в болоте нахожусь».

Христианину очень важно понимать, что мерой Церкви является не он. Пребывают Христос и святые — подлинные носители церковной жизни. Так всегда было и есть.

 

— Владыка, что самое главное в жизни христианина?

— Во-первых, надо все больше и больше утверждаться в вере. По слову апостола Павла, все, что вне веры — грех. Вне пути веры человек идет беспутьем греха. Вера — это стержень нашей жизни.

И с другой стороны, вера должна стать частью нашей повседневной жизни. Она должна осуществляться и в нас, и вокруг нас.

Вера развивается через смирение, через дух покаяния, через сознание своего недостоинства — что бы мы ни сделали, надо смиряться. Самое опасное для христианина — самонадеянность. А в нас часто бывает очень силен этот дух фарисейства, а духа смирения нет.

И самое главное — вера в милость Божью. «Милость Твоя поженет мя во вси дни живота моего», — Господи, как это глубоко! Это самое важное.

 

«Православие и мир»