Сегодня:

18 августа 2019 г.
( 5 августа ст.ст.)
воскресенье.

Преподобный Иов Ущельский.

Неделя 9-я по Пятидесятнице.
Глас 8.

Пища с растительным маслом.

Предпразднство Преображения Господня. Мч. Евсигния (362). Сщмчч. Анфира (236) и Фавия (250), пап Римских. Мч. Понтия Римлянина (ок. 257). Прав. Нонны , матери св. Григория Богослова (374). Прп. Иова Ущельского (1628). Мчч. Кантидия, Кантидиана и Сивела, в Египте (IV). Сщмч. Стефана пресвитера (1918). Мцц. Евдокии , Дарии , Дарии и Марии (1919). Сщмч. Симона, еп. Уфимского (1921). Сщмч. Иоанна диакона (1939).


Утр. - Ев. 9-е, Ин., 65 зач., XX, 19-31. Лит. - 1 Кор., 128 зач., III, 9-17. Мф., 59 зач., XIV, 22-34, и за понедельник (под зачало): 1 Кор., 159 зач., XV, 12-19. Мф., 84 зач., XXI, 18-22.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Пленум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

n007m

28 января 2011 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя впервые открылся пленум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

В составе Присутствия ― 144 человека: 54 архиерея, 59 священнослужителей (в том числе 20 священномонахов), 7 монашествующих и 25 мирян.

В первый день работы прошли четыре пленарных заседания, в ходе которых были рассмотрены проекты документов: «Общественная деятельность православных христиан», «Практика заявлений и действий иерархов, духовенства и мирян во время предвыборных кампаний. Проблема выдвижения духовенством своих кандидатур на выборах», «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви», «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви».

После развернувшихся дискуссий к этим проектам был сделан ряд поправок. Межсоборное присутствие, одобрив внесенные изменения, постановило передать документы на рассмотрение Архиерейского Собора.

Также члены Присутствия обратились к Священному Синоду с просьбой разработать документ, регламентирующий порядок преподания церковного благословения на деятельность отдельных общественных организаций.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

 


Общественная деятельность православных христиан

Проект

16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил принять в первом чтении проект документа «Общественная деятельность православных христиан», направить его на отзыв в епархии Русской Православной Церкви и опубликовать с целью проведения общественной дискуссии, по итогам которой передать документ на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия.

 

Русская Православная Церковь считает очевидным благом свободную и добровольную общественную деятельность, направленную на праведное и достойное устроение жизни, на свидетельство о своей вере делами, на помощь и служение ближнему – во исполнение заповеди Божией: Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 39) (см. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви V.2.).

Сегодня эта деятельность уже приобрела общенациональный масштаб, богатство и разнообразие ее направлений увеличивается, в ее орбиту входят все новые люди, активные и неравнодушные, в том числе церковная молодежь.

Православный христианин может участвовать в любой общественной деятельности во всем ее современном многообразии, в том числе совместной с иноверцами и атеистами, если она преследует цели, не противоречащие Священному Писанию и Преданию, и осуществляется благими и законными методами. Такие труды в соработничестве с нецерковными людьми для православного христианина есть, в том числе, прямая возможность миссии, деятельного свидетельства перед внешними о Христе Спасителе.

Многие общественные организации (братства, сестричества, благотворительные фонды и так далее) прямо заявляют себя православными. В их работе должна быть велика роль духовного наставничества и благословения пастырей. Их деятельность должна вестись в согласии со Священным Писанием и Преданием, позицией священноначалия. Вместе с тем, это не означает принудительного единомыслия во всех многообразных вопросах общественной, культурной, политической жизни. Каждый член Церкви имеет право на обнародование своего частного мнения по всему кругу жизненных вопросов, если оно не высказывается от имени всей Церкви и не противоречит святым догматам, постановлениям соборов, иным общецерковным решениям. В полной мере это относится и к православным общественным организациям.

При этом православные общественные организации и все общественно активные православные христиане призываются к тому, чтобы, бережно храня единство церковного мира, согласовывать свою публичную позицию со священноначалием, прежде всего правящим архиереем, а в необходимых случаях общецерковными структурами. В свою очередь, архиереи, равно как и клирики, призываются к тому, чтобы осуществлять попечение об общественной деятельности православных христиан с любовью и рассуждением, не навязывая свою личную точку зрения как общеобязательную, уважая свободу воли и суждения своих подопечных, допуская, по слову апостола, разномыслие по недогматическим вопросам. Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1 Кор. 11, 19).

К сожалению, в современном мире немало людей, которые объединяются в общественные организации ради определенных целей и ведут общественную деятельность такими средствами, которые Церковь не может принять – вплоть до прямой апологии греха и деятельного вовлечения людей во грех. Православный христианин не может состоять в подобных общественных объединениях и даже сотрудничать с ними. Это, однако, не означает отказа от возможности и во многих случаях необходимости публичного диалога – обличения, увещевания, разъяснения. Подобное свидетельство представляет собой важное поле общественной деятельности православных христиан.

Общественная деятельность не должна вносить в души православных христиан ненависть и уныние. Следует отметить, что главной целью христианской жизни является, по слову преподобного Серафима Саровского, стяжание в своем сердце благодати Духа Святаго: «Стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся».

 


Практика заявлений и действий иерархов,
духовенства и мирян во время предвыборных кампаний.
Проблема выдвижения духовенством своих кандидатур на выборах

Проект

16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил принять в первом чтении проект документа «Общественная деятельность православных христиан», направить его на отзыв в епархии Русской Православной Церкви и опубликовать с целью проведения общественной дискуссии, по итогам которой передать документ на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия.

 

Церковь в лице своих полномочных представителей может взаимодействовать с политическими партиями и отдельными политиками.

Однако существует ясная грань между таким сотрудничеством и политической поддержкой в ходе предвыборных кампаний и в целом в контексте политической борьбы. Иерархи, духовенство, а также миряне, являющиеся руководителями синодальных и епархиальных учреждений, в силу их добровольного согласия на следование церковной дисциплине не должны баллотироваться в органы власти и участвовать в предвыборной агитации.

Необходимо повсеместное исполнение решений Архиерейских Соборов и Священного Синода, согласно которым в данный исторический момент иерархи и священнослужители не могут выдвигать свои кандидатуры на выборах в любые органы представительной власти любых стран и любых уровней (общегосударственные, региональные, местные) *.

Недопустимо участие лиц в священном сане в предвыборной агитации и их членство в политических организациях.

Православные миряне могут полноценно участвовать в политической деятельности, выдвигаться и избираться на любые посты, создавать свои политические партии или особые группы в рамках более крупных партий. Миряне, работающие в церковных учреждениях, не могут участвовать в политической деятельности без благословения Патриарха и Священного Синода — для мирян, работающих в общецерковных учреждениях, и без благословения епархиального архиерея — для мирян, работающих в епархиальных учреждениях, а также для учащихся духовных школ.

Церковные контакты с политическими организациями или отдельными политиками должны служить благу человека и народа, помогать людям созидать мир и согласие в обществе. Выступая на общественной арене, священнослужители не имеют права заявлять о поддержке всей церковной Полнотой какого-либо государственного строя, какой-либо политической доктрины, какой-либо партии или политического лидера. Священнослужитель или мирянин могут иметь собственные политические убеждения. Однако, выражая их, следует говорить только лично от себя или от имени той или иной группы единомышленников, но не от имени Церкви. Недопустимо излагать политические взгляды с церковного амвона.

Отказ Церкви от участия в политической борьбе не следует воспринимать как ее самоустранение от происходящего в стране и мире. Церковь в необходимых случаях оставляет за собой право давать нравственную оценку политическим программам и заявлениям, особенно тогда, когда речь идет об открытой или скрытой пропаганде безбожия, нравственного релятивизма, пересмотра традиционных нравственных норм в личной, семейной или общественной жизни, о пропаганде греха, о нанесении ущерба историческим или культурным памятникам, о деградации или разрушении окружающей среды, о духовном или физическом здоровье людей, о воспитании подрастающего поколения, о заботе о бедных, больных, престарелых, одиноких и страждущих людях. В контексте избирательной кампании уместно призывать граждан к участию в голосовании, а политиков — к проведению честных выборов, к снижению накала политических страстей, к заботе о мире, солидарности и согласию в обществе.

Подтверждается актуальность позиции Церкви, подробно изложенной в V главе «Церковь и политика» Основ социальной концепции Русской Православной Церкви, приятых Юбилейным Архиерейским Собором в 2000 году.

 


* Исключения из этого правила могут делаться только по соображениям крайней церковной необходимости. В этом случае Священный Синод или Синод самоуправляемой Церкви определяет лиц для участия в выборах в органы государственной власти и в индивидуальном порядке преподает на это благословение

 


Отношение Русской Православной Церкви
к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви

Проект

16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил принять в первом чтении проект документа «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении Церкви», направить его на отзыв в епархии Русской Православной Церкви и опубликовать с целью проведения общественной дискуссии, по итогам которой передать документ на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия.

 

Как подчеркивается в Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека свобода есть одно из проявлений образа Божия в человеческой природе (II, 1). Однако неправильно употреблять эту свободу для противодействия Богу, создавшему человека (Быт. 1, 27) и Своим Промыслом управляющему миром (Деян. 17, 28). Она не должна использоваться для хулы на Бога, клеветы на Его Церковь и других людей. Подобное противление Творцу разрушают установленный Им порядок мироздания, приводят ко многим бедствиям и страданиям в жизни творения.

 

1. Понятия богохульства и клеветы в православной традиции

В церковной традиции под богохульством (греч. βλασφημία, blasphemia) понимается оскорбительное или непочтительное действие, слово или намерение в отношении Бога или святыни. О грехе богохульства упоминается в книгах Ветхого Завета. О нем многократно говорится и в Новом Завете (напр. Мк. 7, 21-23; Ин. 10, 33; Откр. 13, 1). Святой апостол Павел говорит о богохульниках как о потерпевших кораблекрушение в вере (1 Тим. 1, 19), понимая под богохульством не только оскорбление Бога или Его Святого имени, но и всякое отпадение от веры.

Будучи выражением стремления оскорбить или подвергнуть поруганию Творца, богохульство является одним из самых тяжких нравственных преступлений и по сути своей есть грех хулы на Духа Святого, по слову Христа Спасителя, не прощаемый «ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12, 32). Открытое и последовательное противостояние Создателю делает человека неспособным к покаянию, искажает богоподобное устроение человеческой личности. В тесной связи с богохульством находятся такие грехи как святотатство, кощунство и осквернение святыни.

Одна из форм богохульства — это клевета на Церковь, которая, по слову Священного Писания, есть Тело Христово и полнота наполняющего ее Духа Святого (см. Еф. 1, 23), «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15). Клевета есть грех против правды и истины, а потому также разрушительна для Богом установленного вселенского порядка мира и любви. В других случаях понятие клеветы, многократно встречающееся в текстах православной традиции, понимается как грех против ближнего (Рим. 1, 30; 2Кор.12, 20; 2Тим. 3, 3).

Необходимо отличать от клеветы ответственную критику негативных явлений в жизни земной Церкви, которые требуют исправления и преодоления с точки зрения христианского учения.

Как и всякий грех, богохульство и клевета разрушают в человеке способность любить Бога и других людей, затемняя в нем образ Божий. «Подобно тому, как тот, кто считает солнце темным, не унижает этого светила, но представляет ясное доказательство своей слепоты, и как тот, кто называет мед горьким, — не уменьшает его сладости, но обнаруживает болезнь свою, так точно и осуждающие дела Божии… Богохульство не унижает величия Божия… Кто богохульствует, тот наносит раны самому себе» (св. Иоанн Златоуст, Беседа на псалом 110).

 

2. Богохульство и клевета в обществе

За всю историю человечества появилось большое количество текстов, содержащих богохульство и клевету на Церковь. Это наследие — свидетельство о многовековой дискуссии в человеческой семье по поводу основных вопросов бытия, а также места и роли религии в обществе. С точки зрения христианской эсхатологии, как и всякий грех, богохульство и клевета будут существовать в мире до того, как наступит «новое небо» и «новая земля» (Откр. 21, 1). Стремясь ответственно осуществлять дело спасительной миссии и противостояния греху, члены Церкви Христовы должны различать причины и мотивы совершения богохульства и клеветы.

К богохульным словам и действиям нередко приводит низкий уровень религиозной культуры, отсутствие знаний о религиозной жизни, недостаток духовного опыта. Несовершенства и неправедные поступки верующих также могут стать предлогом для появления богохульных слов и действий или клеветнических обвинений на Церковь.

Особым случаем является намеренное богохульство или клевета как провокация, призванная опорочить христианское вероучение или принести вред Церкви Христовой. Общественные протесты, в том числе происходящие по причине реальных несовершенств в жизни Церкви, могут использоваться в таких случаях или как инструмент рекламной кампании, или для принятия противоречащих христианской нравственности общественно значимых решений, или для укоренения в массовом сознании антицерковных идей.

Организаторы подобных публичных действий, направленных на унижение человеческого достоинства граждан по признаку отношения к религии, изначально рассчитывают на ответную реакцию со стороны государства или верующих, сознательно провоцируя их на радикальные и неадекватные действия. С этой целью проводятся информационно-пропагандистские кампании, призванные сформировать мнение о том, что публичные антихристианские и антицерковные действия допустимы, социально приемлемы и юридически оправданы. Для этого используется несколько манипулятивных приемов.

Как правило, дискуссия о правовой допустимости в демократическом обществе оскорбления религиозных чувств верующих подменяется обсуждением возможности или невозможности наказания за «богохульство» в светском государстве. Однако объектом посягательства со стороны лиц, осуществляющих публичные богохульные действия, и, соответственно, объектом конституционной и уголовно-правовой охраны являются не религиозные убеждения, а верующие граждане, чьи религиозные чувства оскорбляются и чье человеческое достоинство унижается указанными публичными богохульными действиями. В этом смысле действия государства, направленные на пресечение публичных богохульных акций, имеют юридическое обоснование.

Нередко в ходе таких кампаний происходит навязывание суждения о том, что изобразительное искусство, художественная литература и иные формы творчества будто бы являются сферами, совершенно исключающими уголовную ответственность за унижение человеческого достоинства верующих. Однако в уголовном законодательстве различных государств, как правило, не закреплено обстоятельств, исключающих или смягчающих уголовную ответственность в этой ситуации.

Довольно часто сторонники свободы публичных богохульных акций утверждают, что будто бы лица, чье человеческое достоинство было унижено по признаку отношения к религии и чьи религиозные чувства были оскорблены какой-либо публичной акцией, имели возможность не обращать внимания на эту акцию. Однако такой подход оправдывает любые виды антиобщественного поведения, включая пропаганду национальных фобий. Согласно данной логике не следует запрещать пропаганду любых аморальных явлений, если несогласные с данной точкой зрения могут просто не знакомиться с подобной продукцией.

Как сказано в Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, надругательство над святынями не может быть оправдано ссылками на свободу творчества: «Современное законодательство обычно защищает не только жизнь и имущество людей, но и символические ценности, такие как память умерших, места захоронения, памятники истории и культуры, государственные символы. Такая защита должна распространяться на веру и святыни, которые дороги для религиозных людей» (IV. 5).

Наконец, дискуссия о правовой допустимости в демократическом обществе оскорбления религиозных чувств верующих подменяется обсуждением вопросов цензуры. Однако цензура предполагает анализ и оценку аудиовизуальных, текстовых или иных материалов до их публичного представления (выставления, тиражирования и т.д.). А в обсуждаемом круге проблем речь идет о последующей ответственности за уже совершенные деяния, направленные на оскорбление религиозных чувств верующих.

 

3. Понятия богохульства и клеветы в светском праве

3.1. Понятие богохульства в светском праве

В законодательной системе обществ, где подавляющее большинство жителей принадлежит к одной религиозной традиции и высокая ценность религии очевидна, сформировались нормы, направленные на противодействие публичному распространению богохульства. Подобное законодательство, весьма распространенное в прошлом, продолжает существовать во многих странах мира с различными политическими системами. Применение подобных норм в правовой системе заслуживает положительной оценки и всяческой поддержки. В одной из новелл Юстиниана справедливо указывается: «Если не оставляются без наказания злословия против людей, то тем более заслуживают наказания те, которые злословят Бога».

Однако в результате утверждения в ходе истории равноправия религиозных общин произошла или происходит трансформация законодательства о богохульстве. Теперь все чаще объектом правовой защиты становятся не сами религиозные представления, а права и законные интересы верующих, их достоинство и религиозные чувства. Подобная ситуация в современном праве обосновывается необходимостью обеспечения одинаковой правовой защиты представителям различных мировоззрений в условиях многорелигиозного общества, а также представлением о том, что гражданское право не может входить в дискуссии о религиозной истине, вторгаясь тем самым в сферу богословия.

Поскольку религиозная жизнь занимает важное место в частной и общественной жизни большинства людей, актуальным остается формирование законодательных норм, регулирующих выступления и действия в отношении религиозных убеждений групп верующих граждан со стороны тех, кто не разделяет верования данных групп. Так, актуальна реакция на случаи христианофобии, имеющей место в различных странах мира и проявляющейся в нетерпимости и ненависти к христианским ценностям, традициям и символам, которые большая часть населения планеты определяет как неотъемлемую часть своей личности. Христианофобия проявляется также в унижении человеческого достоинства и оскорблении религиозных чувств христиан, в возбуждении религиозной вражды к ним и их дискриминации. Оскорбление религиозных чувств и унижение человеческого достоинства такой значительной социальной общности — это реальная угроза миру.

Определенные тенденции развития национального и международного права позволяют говорить о том, что в мире формируется устойчивое понимание необходимости  защищать достоинство религиозных сообществ. Важно и далее поддерживать развитие корпуса международных обычаев и общепризнанных международных норм, а также соответствующего им национального законодательства, гарантирующего защиту от издевательств над убеждениями, коллективно разделяемыми гражданами, от оскорблений коллективных религиозных, а также национальных и расовых чувств, человеческого достоинства социальных групп.

Так, в Итоговом документе обзорной конференции по выполнению Дурбанской декларации и программы действий по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью от 24 апреля 2009 года говорится об опасности «формирования негативных стереотипов и стигматизации людей на основе их религии или убеждений». Данное положение, наряду с целым рядом других положений международных документов о правах человека, подтверждает необходимость рассматривать случаи богохульства, включая богохульные акции, как унижение человеческого достоинства (диффамацию) религиозной общины, сообщества отдельных индивидов, объединенных одной религиозной верой. Достойны поддержки законодательные меры, усиливающие защиту религиозных символов, священных имен и понятий, а также мест богопочитания, как имеющих важнейшее значение для лиц, исповедующих религиозные убеждения.

В то же самое время защита религиозных понятий верующими людьми не должна препятствовать выражению иными людьми своих убеждений, а также дискуссиям между представителями различных религиозных и нерелигиозных мировоззрений. Недопустимо, чтобы любое несогласие и критическое высказывание в отношении той или иной религии и ответственная критика деятельности религиозной организации рассматривались как «богохульство» или «диффамация религии». Под предлогом противодействия богохульству или диффамации религии не должны преследоваться люди, допускающие критику религиозных мировоззрений. Например, если в рамках богословского или мировоззренческого диалога под сомнение будет поставлен божественный характер тех или иных представлений одной из религий или незыблемость понятий нерелигиозного мировоззрения, то это не должно вести к преследованиям или призывам к правовым санкциям.

При этом совершенно необходимым становится строгое следование принципам взаимоуважения, честности и корректности в межрелигиозных и мировоззренческих диалогах. Отношение к другим убеждениям не должно выражаться языком оскорблений и унижений, соединяться с подменой понятий, фальсификациями, призывами к применению насилия и людям, исповедующим определенные взгляды. Гарантированная законодательством свобода не соглашаться с неприемлемыми для христиан идеями, нормами и действиями  и жить в соответствии с христианским вероучением важнее, чем правовая защита от критики христианских убеждений, которая, на самом деле, всегда по сути своей слаба и недейственна.

 

3.2. Понятие клеветы в светском праве

В светском праве под клеветой подразумевается распространение в устной и/или письменной форме, а также в виде изображения, сведений об одном или нескольких лицах, их действиях, в том числе высказываниях, присущих им качествах, иных сведений, которые являются заведомо ложными, а распространивший их человек осознает несоответствие или возможность несоответствия действительности сообщаемых им сведений.

Особенность состоит в том, что клеветнические сведения порочат честь и унижают человеческое достоинство указанного лица, позорят его или подрывают его репутацию, в том числе содержат ложные утверждения о нарушении этим лицом действующего законодательства или моральных принципов, или совершении социально осуждаемого поступка в производственно-хозяйственной, общественной или бытовой деятельности.

Встречаются случаи сочетания клеветы и оскорбления, когда одним или несколькими действиями распространяется одновременно клевета и оскорбление как без отягчающих обстоятельств, так и при их наличии. Клевета отличается от оскорбления тем, что последнее представляет собой выраженную в неприличной форме негативную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство.

При судебной защите от клеветы и оскорблений в современном праве используется правовое понятие деловой репутации. Имея дело с клеветническими измышлениями в адрес не отдельных лиц, но всей Церкви, следует понимать, что ее «деловая репутация», подлежащая судебной защите, по сути своей отличается от деловой репутации хозяйствующих субъектов, иного рода юридических лиц. В случае публичной клеветы на Церковь Христову правовой защите должно подлежать достоинство Церкви, как неотделимое от совокупного, коллективного достоинства всех ее членов.

 

4. Противодействие богохульству и клевете

4.1. Противодействие богохульству

Несмотря на то, что человек создан по образу и подобию Божию, вследствие грехопадения он оказался слабым перед совершением любого греха, не исключая богохульства. А потому каждому человеку требуется помощь Божия в сочетании с его собственными усилиями, чтобы беречься от богохульства и противостоять развитию этого греха в уме и сердце. Регулярное и осознанное участие в Святых Таинствах Церкви Христовой, совершение молитвы и доброделания содействует личному духовному восхождению христианина и помогает надежно ограждаться от хульных мыслей, слов и действий против Бога и от оскорбительных поступков против ближнего.

К тем православным христианам, которые оказались подвержены богохульству, Церковь обращается со словом увещания, призывая к покаянию и уврачеванию последствий соделанного. Оценка деяния и его квалификация как богохульства, а также выбор способов реакции на них внутри Православной Церкви должны находиться  в согласии с ее каноническими и нравственными нормами. Крайней мерой воздействия на членов церковной общины, постоянно и публично согрешающих богохульством, является отлучение от церковного общения, поскольку вследствие своих действий они по собственной воле перестают быть членами Святой Церкви. Данное прещение призвано исправить и наставить на путь спасения согрешивших, чтобы они  научились не богохульствовать (1 Тим. 1, 20). Решение об отлучении принимается компетентной церковной властью (Архиерейским Собором, Священным Синодом, епархиальным судом с последующим утверждением Патриархом Московским и всея Руси).

Случаи богохульства со стороны лиц, не относящихся к Церкви, требуют иного подхода. Христиане не могут быть безразличными и оставлять без ответа публичные проявления непочтения к Богу, святыням, основам христианского вероучения и церковным обрядам.

Самым приемлемым и действенным способом противодействия богохульству людей, стоящих вне Церкви, становится личный пример праведной и богобоязненной жизни самих христиан, «дабы заграждать уста противников» (1 Тим. 6, 1; 1 Пет. 3, 1-2; Рим. 2, 24).

Реакция на несознательное богохульство, которое стало проявлением свободы мысли и убеждений, может и должна носить миссионерский и катехизаторский характер. В таких случаях необходимо дать ясный и понятный для данной аудитории ответ о том, что именно с христианской точки зрения является богохульством в том или ином действии. При этом возможно выбирать между публичным ответом и личным обращением к богохульнику. Главная цель в данном случае — сознательное, без какого-либо принуждения, раскаяние.

Непродуманное, без должного рассуждения противодействие богохульным поступкам и выступлениям в публичной сфере может приводить к формированию в общественном сознании отрицательного образа Церкви как реакционного института, а богохульников как свободомыслящих и высокоморальных людей. Зачастую именно формирование такого представления является прямой целью провокаторов. Поэтому в случаях оскорбления Бога или святыни в публичном пространстве важно, чтобы уполномоченные Синодальные или епархиальные церковные органы оперативно дали квалифицированную оценку данному акту. Затем в режиме консультаций с экспертными, общественными и миссионерскими православными организациями они должны определить способы противодействия богохульству в конкретном случае, исходя из следующих возможностей:

• попытка вступить с соответствующим СМИ, журналистом, политическим, общественным или религиозным деятелем в переговоры с целью примирения и проведения честной и открытой дискуссии. Если не удается достигнуть понимания и примирения, необходимо прекратить сотрудничество с ними;

• публикация материалов, разъясняющих противоправность и социальную опасность унизившего человеческое достоинство и оскорбившего религиозные чувства верующих богохульного или иного кощунственного высказывания;

• содействие мирянам в активном реагировании на богохульные  акции с использованием информационных инструментов и иных допускаемых законом действий, таких как аргументированная критика, бойкот, пикетирование;

• благословение мирян и их организаций на гражданское противодействие богохульству как разновидности унижения человеческого достоинства верующих и оскорбления их религиозных чувств;

• обращение с жалобой на журналиста — автора богохульного или иного кощунственного материала, унизившего человеческое достоинство верующих и оскорбившего религиозные чувства, в саморегулируемые журналистские организации, в третейские организации;

• обращение в установленном законом порядке к органам государственной власти для разрешения конфликта, а также для пресечения и наказания действий, направленных на осквернение религиозных символов и на оскорбление чувств верующих, если таковые носят противозаконный характер;

• предание каноническим прещениям виновных в греховных деяниях, если они являются православными христианами. Эту крайнюю меру стоит применять в тех случаях, когда есть надежда, что она будет содействовать исправлению виновного в богохульстве (см. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви XV. 3).

 

4.2. Противодействие клевете

В случае допущения клеветы клириком в отношении клирика или мирянина, мирянином в отношении клирика или мирянина разбирательство должно осуществляться внутри православной общины в согласии с духовным опытом Православной Церкви по созиданию отношений братской любви между людьми. Сам Господь Иисус Христос наставляет Своих учеников, как следует поступать в подобных случаях (Мф. 18, 15-22). Важный инструмент примирения и справедливости внутри православной общины — основанное на каноническом праве церковное судопроизводство.

Согласно 6 Правилу архиепископа Феофила Александрийского (соотносимому с: Ап. 25, 61; I Всел. 2, 9, 10; Неокес. 9, 10; Двукр. 17: Василия Великого 69, 70, 89; Тимофея Александрийского 3, 5) до осуждения клирика жалоба против него должна быть тщательным образом расследована. Если проступок и вина за его совершение доказаны, то в таком случае клирик подлежит установленным прещениям. Если же он только был оклеветан и его невинность доказана, то он должен остаться в клире.

Статья 6 Положения о церковном суде Русской Православной Церкви определяет, что в случае подачи клириком клеветнического заявления о совершении епархиальным архиереем церковного правонарушения заявитель подвергается тому же каноническому прещению (наказанию), которое было бы применено в отношении обвиняемого лица, если бы факт совершения им церковного правонарушения был доказан (II Вселенского Собора 6 правило). Если в ходе судебного разбирательства церковный суд придет к выводу об отсутствии факта церковного правонарушения и (или) невиновности обвиняемого лица, в обязанность церковного суда входит проведение примирительной процедуры в целях урегулирования возникших между сторонами разногласий, что должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания.

Когда в СМИ, в публичных выступлениях или действиях распространяется клевета на Церковь и ее представителей, способы реагирования в таких случаях определяются уполномоченными Синодальными или епархиальными учреждениями в соработничестве с организациями православных мирян. Исходя из тяжести совершенного деяния, масштабов вызванного им общественного резонанса и с учетом порядка, определенного в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, возможно осуществление следующих действий:
попытка вступить с соответствующим  СМИ, журналистом, политическим, общественным или религиозным деятелем в переговоры с целью примирения и проведения честной и открытой дискуссии. Если не удается достигнуть понимания и примирения, необходимо прекратить сотрудничество с ними;
требование от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство Церкви и ее представителей сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации;
публикация материалов, опровергающих распространенные клеветнические сведения;
реализация верующим или православной организацией, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие их права и законные интересы, своего установленного законом права на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации;
обращение с жалобой на журналиста — автора клеветнического материала в саморегулируемые журналистские организации, в третейские организации;
подача физическим лицом в суд в рамках гражданского судопроизводства иска о защите чести и достоинства или подача православной организацией в суд в рамках гражданского судопроизводства иска о защите деловой репутации;
требование возбудить уголовное дело за клевету, оскорбление, а в случае распространения клеветнических сведений о неопределенном круге лиц по признаку отношения к православному христианству — требование возбудить уголовное дело по факту возбуждения религиозной вражды и унижения человеческого достоинства по признаку отношения к религии, либо требование вынести предупреждение о недопустимости подобных действий;
предание каноническим прещениям виновных в клеветнических деяниях, если они являются православными христианами. Эту крайнюю меру стоит применять в тех случаях, когда есть надежда, что она будет содействовать исправлению виновного в клевете.

Систематическое противостояние случаям богохульства и клеветы в публичной сфере будет содействовать накоплению и совершенствованию духовного, гражданского и правового опыта такой деятельности. Каждый успех на этом пути поможет образумить тех, кто замышляет намеренное публичное совершение богохульных и клеветнических действий в отношении Церкви и ее членов.

 


О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви

Проект

6 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил принять в первом чтении проект документа «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви», направить его на отзыв в епархии Русской Православной Церкви и опубликовать с целью проведения общественной дискуссии, по итогам которой передать документ на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия.

 

1

Призванная действовать по образу Христа Спасителя, Церковь свидетельствует о Нем и Его Царстве, осуществляя служение любви и милосердия к ближнему. Жизнь в Церкви есть непрестанное служение Богу и людям. К этому деланию призывается весь народ Божий.

Каждому члену Церкви даются особые дарования для служения всем: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4, 10). Члены тела Христова, участвуя в общем служении, выполняют и свои особые функции, сообразуясь со способностями, возможностями, навыками и опытом: «Служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех» (1 Кор. 12, 5-6). Нераздельный церковный организм участвует в жизни окружающего мира во всей полноте, однако духовенство, монашествующие и миряне могут по-разному и в разной степени осуществлять такое участие.

В практическом исполнении заповеди Христа Спасителя о любви к Богу и ближнему (Мф. 22, 37-39) заключается важнейшая задача мирян. Быть для ближнего милосердным самарянином из евангельской притчи — нравственный долг каждого православного христианина. Миряне обладают огромным потенциалом и опытом для участия в социальном служении Церкви.

Социальное служение Церкви (церковная благотворительность, церковная социальная деятельность, диакония) — это инициированная, организованная, координируемая и/или финансируемая Церковью деятельность, имеющая своей целью оказание помощи нуждающимся денежными средствами, имуществом, советом, трудом.

Дела милосердия могут совершаться мирянами как в индивидуальном порядке (частная благотворительность), так и принимать организованные формы (общественная благотворительность).

2

Уже Ветхий Завет неоднократно указывает на богоугодность благотворения (Втор. 16, 9-10), которое прямо связывается с почитанием Творца (Притч. 14, 31), избавляет от смерти (Тов. 4, 10; 12, 9) и очищает всякий грех (Тов. 12, 9; Дан. 4, 24). Милостыня ставится в один ряд с молитвой, жертвой и постом (Тов. 12, 8; Ис. 58, 6-7).

В Священном Писании Ветхого Завета говорится о помощи бедному (Иов 29, 16; Лев. 25, 35; Втор. 15, 7-11 и др.); долге накормить голодного (Тов. 1, 17; Ис. 58, 7 и др.); напоить жаждущего (Притч. 25, 21); одеть нагого (Тов. 1, 17; Ис. 58, 7); помочь больному и калеке (Иов 29, 15; 2 Мак. 8, 28); поддержать вдову и сироту (Иов 29, 12-13; 31, 16-17; Притч. 31, 8 и др.); оказать гостеприимство бездомным и странникам (2 Цар. 17, 27-29; Ис. 58, 7); позаботиться об узниках (Ис. 58, 6; 61. 1) и т. д. Благочестивым людям предписывается подавать неимущим (Лев. 19, 9-10) или предоставлять мелкие беспроцентные ссуды (Лев. 25, 35-37; Втор. 15, 7-11).

Однако понятие «ближнего», в отношении которого следовало осуществлять благие дела, ограничивалось рамками народа израильского (Втор. 15, 3, 7-11; Исх. 22, 25-27; Лев. 25, 35-37; Втор. 23, 20). Кроме того, ветхозаветные благодеяния — это скорее результат законодательного повеления, а не веления сердца. Основной аргумент этого законодательства — страх Божий (Сир. 4, 5-6; Тов. 4, 7).

В Новом Завете диакония является продолжением служения Христа, Который «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10, 45). Помощь ближнему — это деятельное и практическое выражение христианского милосердия и любви, заповеданной Спасителем: «Как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 34-35). Христианство свободно от юридического принуждения к благотворению. Любовь к ближнему — священное призвание и нравственный долг каждого христианина (Ин. 13, 34). Притчей о Страшном Суде Спаситель ясно говорит, что делающий благо ближнему делает его Богу (Мф. 25, 40).

Все члены Церкви составляют «одно тело во Христе» (Рим. 12, 5). Между ними должно существовать общение веры и любви, выражающееся в том числе во взаимной помощи и совместных социально значимых трудах. Церковь — это семья Божия в мире. В этой семье не должно быть никого, кто страдал бы от отсутствия необходимого. Вместе с тем, социальное служение Церкви не может сдерживаться или ограничиваться религиозными, национальными, государственно-политическими или социальными рамками. Церковь простирает свое человеколюбие не только на своих членов, но и на тех, кто к ней не принадлежит (Лк. 10, 30-37).

Превосходнейшую часть любви, по выражению святителя Григория Богослова, составляет любовь к бедным, жалость и сострадательность, «ибо никакое служение так не угодно Богу, как милосердное». По мнению святых Отцов, всякая благотворительность ценна тогда, когда совершается от полноты веры. «Давай, что имеешь; ибо Бог не требует сверх сил. Ты — хлеб, другой — чашу вина, иной — одежду, и таким образом общим сбором уничтожается несчастье одного» (свт. Григорий Нисский).

Благотворительная деятельность в эсхатологической перспективе оказывается предвосхищением реальности Царства Божия.

Милосердие заложено в природе Церкви, оно является неотъемлемым выражением самой ее сущности.

3

К служению милосердия призваны все христиане, и оно имеет свои неотъемлемые духовные черты. Качества, которые требуются от любого участвующего в этом служении Церкви, — кротость, долготерпение, искание не своего, а Божия, послушание старшим, самоотверженность, навык прибегать в трудностях к помощи Божией, смирение. Участвуя в служении ближним под руководством внимательного духовника, христианин может стяжать эти качества. Именно о такой душеполезности дел милосердия писал авва Дорофей, наставляя братию в том, что «более больной благотворит ему [служащему], нежели он больному».

Христианин должен видеть в каждом человеке, обращающимся в Церковь за помощью, не просто «социальную категорию», а личность, со своей историей жизни, духовным путем, то есть человека, созданного по образу Божию, памятуя, что в образе нищих приходит к нам Сам Христос.

В зависимости от возраста, профессии, жизненного опыта, состояния здоровья и прочих обстоятельств каждый мирянин способен понести разный объем нагрузки, связанной с социальной церковной работой. Исходя из этого, сложились разные организационные формы участия мирян в церковной социальной деятельности:

• Штатный сотрудник церковного социального учреждения (детского дома, приюта, богадельни, благотворительной столовой и т.д.). Для него церковная социальная работа является основным родом профессиональной деятельности. Пастырское попечение о таком сотруднике — сфера ответственности духовников церковных социальных учреждений.

• Епархиальный социальный работник.

• Социальный работник в благочинии.

• Приходской социальный работник — координатор социальной работы на приходе, состоит в штатном расписании прихода, получает заработную плату из приходского бюджета, являясь при этом активным членом той церковной общины, социальную работу которой координирует. В своей работе подчиняется настоятелю и подотчетен приходскому собранию.

• Сестра милосердия. Сестринское служение — особый вид участия мирянок в церковной диаконии, сформировавшийся еще до революции 1917 года. Примером православного сестричества милосердия может считаться дореволюционная московская Марфо-Мариинская обитель. Существующие сегодня сестричества руководствуются различными уставами. Можно сказать, что сестричества — это приходские объединения женщин, желающих в той или иной мере посвятить себя служению милосердия, руководимые духовником сестричества, обычно имеющие устав и специальный чин посвящения в сестры. Сестра милосердия может нести свое служение в свободное от основной, светской или церковной, работы время, или же находиться в штате церковного социального или медицинского учреждения. Обычно это служение носит характер регулярных, долговременных обязанностей.

• Доброволец (волонтер), член приходского сестричества или братства. Волонтером является человек, в свободное время принимающий на безвозмездной основе личное участие в социальной церковной деятельности. Для выполнения добровольческой работы от волонтера часто не требуется специальной квалификации, однако для некоторых видов церковно-социальной деятельности волонтеры проходят специальное обучение. Желательно, чтобы поле добровольческой деятельности максимально отражало личные предпочтения и способности волонтера.

• Жертвователь. Мирянин, жертвующий на социальные нужды, играет важную роль в приходском и общецерковном служении милосердия. На пожертвования создается материальная основа для обеспечения систематической приходской и общецерковной социальной деятельности. Пожертвования могут быть как крупными, так и небольшими, регулярными или разовыми.

• Член попечительского совета. Важная разновидность служения мирян — это участие в попечительских советах при социальных учреждениях (как государственных, так и негосударственных). Попечительские советы обеспечивают открытость таких учреждений для общества, привлекают к ним помощь, контролируют качество жизни подопечных, обеспечивают преемство удачного опыта.

• Сотрудник государственного социального учреждения. Поскольку в осуществлении своего социального служения Церковь имеет возможность тесно сотрудничать с государством (а государственные соцучреждения часто являются объектами церковной помощи), к делу церковного социального служения могут привлекаться сотрудники государственных социальных и медицинских учреждений (врачи, медицинские сестры, педагоги, воспитатели, обслуживающий персонал интернатов, социальные работники и т.д.), в том числе пока не являющиеся активными членами Церкви. Очень важно особое пастырское и миссионерское внимание со стороны вдохновляющих церковную социальную работу клириков к сотрудникам госучреждений, зачастую особенно нуждающихся в духовной помощи.

Для эффективного развития церковно-социальной деятельности важно участие в ней как волонтеров, так и штатных профессиональных диаконических работников.

Конкретная социальная деятельность мирян в рамках упомянутых организационных форм может быть весьма различной: помощь старикам, инвалидам, людям, страдающим тяжелыми заболеваниями, бездомным, детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, заключенным или освобождающимся из заключения, ВИЧ-инфицированным, малоимущим, погорельцам, семьям, потерявшим кормильца, страдающим и стремящимся освободиться от алкогольной или наркотической зависимости, а также людям, попавшим в иные трудные обстоятельства. Это может быть медицинская, социальная, материальная, психологическая, консультационная, духовная помощь. Фактически — это помощь всем, кто страдает и нуждается в христианской любви и поддержке делом, словом, молитвой.

4

Развитие социального служения Церкви возможно более широкое привлечение ее верных чад к этому служению на общецерковном, епархиальном и приходском уровнях.

1) На общецерковном уровне:

На общецерковном уровне координацию церковно-социальной деятельности в целом осуществляет Синодальный Отдел по церковной благотворительности и социальному служению. В целях активного привлечения к этой деятельности мирян Отделу следует активизировать следующие направления деятельности:

• разработка и координация общецерковных программ оказания помощи нуждающимся по различным направлениям социальной деятельности;

• разработка методических материалов для обучения мирян по отдельным направлениям социального служения (в зависимости от категории нуждающихся в помощи) и распространение их в епархиях;

• организация регулярных обучающих семинаров для различных категорий мирян, участвующих или желающих участвовать в социальном служении Церкви, а также практических семинаров для священнослужителей по организации социального служения;

• создание совместно с Учебным комитетом и введение в учебный план духовных школ краткого курса по организации социальной работы на приходе;

• разработка плана/методики действий в экстренных ситуациях, требующих скорого вмешательства;

• продолжение в координации с Отделом внешних церковных связей обмена опытом с зарубежными благотворительными организациями, в том числе волонтерскими начинаниями, анализ и использование опыта других христианских конфессий, в силу исторических причин в большей степени развивших социальное служение.

2) На епархиальном уровне:

На уровне епархии расширение участия мирян в церковно-социальной деятельности входит в задачу епархиальных отделов по благотворительности и социальной работе. Общее руководство деятельностью епархиальных отделов по благотворительности осуществляет правящий архиерей. Епархиальным отделам:

• необходимо обращать внимание клириков епархии на важность привлечения мирян к практическим делам милосердия, объяснять высокое значение благотворительности как особого духовного поприща православного мирянина;

• следует проводить епархиальные обучающие семинары для клириков по организации социальной работы, а также курсы подготовки церковных социальных работников;

• важно оказывать всемерное содействие в распространении в епархиях методических и информационных материалов, подготовленных специализированными церковными организациями и предназначенных для приобщения и обучения мирян различным видам диаконической работы;

• полезно создавать в епархиях объединения мирян — специалистов в той или иной области: врачей, учителей, психологов и т.д. К организации церковной социальной работы следует более широко привлекать жен священнослужителей; использовать имеющийся опыт создания женами священнослужителей общественных организаций;

• надлежит содействовать освещению в средствах массовой информации церковной социальной деятельности, осуществляемой на территории епархии, с целью вовлечения в нее мирян; по возможности организовывать социальную рекламу церковных начинаний;

• надлежит содействовать укреплению материальной базы приходских, монастырских и епархиальных социальных программам мирян за счет церковных и привлеченных внешних средств;

• следует ввести поощрения для мирян, ведущих активную социальную работу, и клириков, вдохновляющих и окормляющих социальные церковные инициативы.

3) На приходском уровне:

Дела милосердия на приходе свидетельствуют о том, что он является живой общиной. Диакония есть средство укрепления приходской общины и объединения людей вокруг храма в служении Богу и ближним. В задачу священника  входит, как правило, общая организация, координация, контроль за выполнением мирянами церковно-социальной работы, а также их духовное окормление. Непосредственное администрирование и выполнение этой работы может быть возложено на мирян. Социальная работа на приходе может начаться с развития взаимопомощи между прихожанами, постепенно охватывая все более широкие круги нуждающихся в помощи людей. Для вовлечения мирян в церковно-социальную деятельность на приходе:

• важно разъяснять во время проповеди спасительный смысл дел милосердия, а также оповещать прихожан о конкретных нуждающихся и социальных начинаниях прихода;

• необходимо из среды прихожан избрать ответственного за социальное служение прихода, озаботившись о прохождении им соответствующего обучения;

• социальная работа на приходе должна начинаться с заботы о малоимущих, одиноких и престарелых прихожанах;

• приходская социальная деятельность может включать в себя заботу об инвалидах, сиротах, беспризорных и иных обездоленных людях;

• важно призывать мирян, особенно тех из них, кто по занятости не в состоянии принимать личного участия в реализации приходских и общецерковных социальных проектов, участвовать в социальной работе посильными денежными пожертвованиями, пусть и небольшими, обеспечивая при этом прозрачность использования целевых денежных средств;

• нужно развивать практику предоставления приходских помещений для собраний групп взаимопомощи, групп милосердия, добровольцев;

• необходимо по возможности освещать в средствах массовой информации социальную деятельность мирян на приходе; рекомендуется использовать для этих целей Интернет, размещать на приходских сайтах информацию о социальных проектах мирян и о нуждающихся в помощи прихожанах;

• священнослужителям надлежит иметь особое попечение о тех прихожанах, которые участвуют в делах милосердия, уделяя пристальное внимание профилактике «синдрома выгорания», посильности взятых мирянином на себя обязанностей, отслеживанию духовных трудностей этого служения, совместной молитве и молитве друг за друга;

• наряду со взрослыми и молодежью, следует привлекать к делам милосердия детей и подростков, предоставлять им возможность посильного участия в практических приходских социальных инициативах;

• приход должен знать о существующих в его окрестностях государственных социальных и медицинских учреждениях, сотрудников которых необходимо привлекать к церковной социальной деятельности; важно учитывать, что светские специалисты, профессионально занятые в областях, попадающих в сферу приходской социальной работы, могут и должны стать помощниками и соработниками Церкви в деле реализации ее социальных проектов.

4) В монастыре:

В монастыре, осуществляющем тот или иной вид церковно-социальной деятельности и привлекающем к ней мирян, эта деятельность сообразуется с особенностями монастырской жизни.